Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

Концепция

Дискуссия

Дух законов

Наш анонс

Свобода и культура

Новые практики и институты

Личный опыт

Идеи и понятия

Горизонты понимания

Nota bene

№ 31 (4) 2004

Борьба с религиозным экстремизмом как шанс возрождения российской демократии

Абдулла Истамулов, центр стратегических исследований и развития гражданского общества на Северном Кавказе — «СК*Стратегия»

Всеобщая взволнованность стремлением Президента РФ укрепить свои властные полномочия в связи с трагедией в Беслане, к сожалению, уводит внимание общества от сути вопроса, которая заключается в том, что у России пока нет общенациональной стратегии противодействия религиозному экстремизму. Можно по-разному относиться в этой связи, например, к от­мене выборов губернаторов, однако не стоит забывать, что основа для этого решения была заложена еще в 1996 году, когда «независимые СМИ» и бизнес-сообщество переизбра­ли Бориса Ельцина на второй срок, несмотря на его некомпетентность и крайнюю непопулярность. Поэтому сегодня представители бизнеса могут сколько угодно демонстриро­вать соответствие западным корпоративным стандартам, а СМИ ностальгировать о былой свободе. Во-первых, уже в 1996 году можно было оценить степень интеграции бывших офицеров спецслужб в бизнес-структуры и структуры ис­полнительной и законодательной власти. Во-вторых, дан­ная тема до 1999 года не являлась предметом широкой дис­куссии и мало кого интересовала. И,в-третьих, ни бизнес, ни демократическое крыло исполнительной власти ельцин­ского периода явно не стремились к созданию влиятельной демократической партии, опирающейся не на интеллектуа­лов и правозащитников, а пользующейся реальным предста­вительством в Думе и популярностью среди населения.

То есть я хочу тем самым сказать, что если бы бизнес в то время финансировал не только политические проекты ель­цинской администрации, а уделял больше внимания организациям гражданского общества и поддерживал их, то Хо­дорковский не сидел бы в тюрьме, а население не требова­ло «экспроприации экспроприаторов». Так же как не было бы необходимости и в создании «управляемой демокра­тии». Терроризм по-российски — это кровавые конфликты, уходящие корнями в нашу историю, прежде всего в исто­рию нашей бюрократии, и главная задача сегодня состоит в осознании того, что его угроза действительно затрагивает каждого из нас, включая и бизнесменов, и журналистов, и демократов.

Содержанием антитеррористической кампании на Север­ном Кавказе, с точки зрения Центра «СК-Стратегия», долж­ны стать в первую очередь решение социально-экономических проблем, программы по трудоустройству молодежи и активизация институтов традиционного ис­лама. То есть те задачи, которые вписывают­ся в провозглашенный Президентом РФ курс на появление у бизнес-сообщества со­циальной ответственности. И учитывая, что именно социальный аспект борьбы с терроризмом позволяет ему формировать в этих условиях соответствующий имидж.

Задачей же гражданского общества и его представителей в данном контексте являет­ся, на мой взгляд, предложение конкретных антитеррористических программ социаль­ного и общественно-политического характе­ра и сотрудничество с теми специалистами по РR-технологиям, которые ломают голову над социально ответственным имиджем сво­их клиентов. К примеру, продуманная про­грамма помощи в образовании и трудоуст­ройстве молодежи из социально неблагопо­лучных семей Северного Кавказа стопро­центно может помочь предотвращению терактов. Если не забывать о том, что моло­дежь из социально неблагополучных семей Дагестана или Ингушетии подвергается ин­тенсивной идеологической обработке со стороны экстремистов и значительный процент этих молодых людей пополняет мест­ные джамааты со всеми вытекающими отсю­да последствиями. Бизнес же вполне спосо­бен, неся незначительные затраты, вырвать молодежь из этой среды, используя в том числе и рекламу в СМИ для презентации или продвижения своих товаров и услуг.

Что касается социально-политических про­грамм, то если программа образования и трудоустройства будет сопровождаться при этом просветительской деятельностью с использованием ресурсов местных муфтия­тов по распространению знаний о вреде ваххабизма, то и в этом случае эффект бу­дет очевидным. При должном контроле за осуществлением программ и широком географическом охвате можно и в данном слу­чае добиться реальных успехов в борьбе с терроризмом, по крайней мере, ограничить кадровые ресурсы экстремистов и свести на нет их пропаганду. Приведенные приме­ры — лишь малая толика из того, что можно было бы сделать.

Теперь что касается ресурсов и способнос­тей самого гражданского общества. Даже при нынешней неразвитости его инфраструктуры и отсутствии стабильных источников фи­нансирования внутри России его роль в ак­тивизации борьбы с терроризмом для меня также вполне очевидна. Именно потому, что финансирование и поддержка западных фондов и международных организаций ори­ентирована сегодня в основном на становле­ние неправительственных организаций, борьба с терроризмом может стать той дви­жущей силой, которая способна мобилизо­вать наши гражданские инициативы для решения главной проблемы страны. К счастью, в России уже существуют организации, кото­рые вполне могли бы дать толчок этому про­цессу. Санкт-Петербургский центр «Страте­гия», располагающий уникальными методи­ками и большим опытом в сфере гражданско­го образования, к примеру, мог бы стать инициатором просветительских программ. Форумом для диалога и координации работы с бизнес-сообществом и региональными эли­тами вполне могла бы стать Московская шко­ла политических исследований. Этот список можно продолжить.

Таким образом, суть стоящей перед нами проблемы я бы сформулировал так. По­скольку специалисты по управлению имид­жем и репутацией российских компаний заинтересованы сегодня в освещении по­зитивного имиджа своих клиентов и не занимаются разработкой и внедрением на­званных программ по борьбе с террориз­мом, постольку инициатива в этой области должна исходить от демократических лиде­ров и гражданских организаций. Именно они, опираясь на контакты в деловом сооб­ществе, могут убедить представителей биз­неса в необходимости финансирования дан­ных программ и их полном соответствии идеям социальной ответственности. Испол­нителями данных программ должны стать наиболее эффективные организации граж­данского общества. Только в результате это­го можно возродить демократическое дви­жение как конструктивную силу, располага­ющую широкой народной поддержкой и за­нятой решением наиболее острых проблем страны.

Шерин Несхат. Все демоны — бегите. 1995Шерин Несхат. Молитва о чуде. 1995