Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

Вызовы и угрозы

Кризис

История и современность

Точка зрения

Гражданское общество

Региональный семинар

Город и горожане

Региональная и муниципальная жизнь

Зарубежный опыт

Горизонты понимания

Наш анонс

Nota bene

№ 1 (61) 2013

№ 3-4 (53) 2010

Перспективы глобальной экономики

Росс Уолкер, главный экономист Королевского банка Шотландии

Как будет выглядеть глобальная экономика в ближайшее время? Наступает ли ее оздоровление или все снова пойдет прахом? В этом плане необходимо не столько рассматривать конкретные показатели, сколько возможные сценарии развития ситуации.

Экономическая статистика, как в отношении развитых, так и в отношении развивающихся стран, фиксирует признаки роста. Промышленное производство, объем торговли, прочие экономические показатели выходят на докризисный уровень. Развивающийся мир был отодвинут кризисом назад, но он уже фактически восстановился. Что же касается развитых стран, США и Европейского союза, то их уровень производства поднимается, но пока он ниже пика 2007 года. То есть совершенно очевидно неравномерное восстановление. Западные экономики будут расти слабее, чем обычно, в среднем на 2%, развивающиеся — на 6–7%. В Китае намечается рост ВВП до 10%, это максимальный показатель, Индия тоже не сильно отстает — 8%. В России неплохой рост ВВП — 4%, но он зависит, конечно же, от цен и спроса на нефть.

Так или иначе, рост, пусть достаточно умеренный, но идет. Важнейшая проблема — это его устойчивость. Продолжит ли ВВП расти быстрее в странах БРИК, по сравнению с западными экономиками, учитывая, что этот рост в большой степени зависит от экспорта в испытывающие трудности страны Запада, а местное потребление не такое большое? В глобальной экономике существует неравновесие, и возникает проблема: как сбалансировать глобальные потребности таким образом, чтобы Китай демонстрировал рост не потому, что экспортирует свои товары, а американцы занимали деньги в Китае, чтобы купить его же товары. Очевидно, что такая экономика будет неустойчивой.

Глобализация привела в действие факторы неравновесия, потому что капитал свободно циркулирует по всему миру, люди и страны занимают крупные суммы денег на длительные сроки. Сложилась очень странная ситуация. Если прежде богатые экономики ссужали деньги развивающимся экономикам, сейчас все наоборот. Относительно бедные страны дают деньги самым богатым странам.

В США беспрецедентный дефицит бюджета, 500 млрд долларов, в мире никогда не было ничего подобного. Америка занимает деньги по всему миру, особенно в Азии, у развивающихся государств, поддерживая таким образом внутренний рынок потребления. Чтобы понять эту ситуацию, нужно вспомнить конец 1990-х годов — валютный кризис в азиатской экономике и, конечно же, российский дефолт 1998 года. Развивающиеся страны были привязаны тогда к американскому доллару, что создало колоссальную проблему: доллар усиливался, экономики тянулись за долларом, их экспорт становился слабее, а долговые обязательства все более жесткими. Чтобы защититься, эти страны наращивали свои резервы в иностранной валюте. Такая политика была верной, но она зашла слишком далеко, и теперь возник валютный дисбаланс, который угрожает развитию уже глобального рынка.

Шотландский экономист Адам Смит в свое время указывал, что единственная причина производства каких-либо услуг или товаров, это желание или необходимость ими воспользоваться. Если нет потребления, то зачем же что-то производить? Смит писал об этом еще в XVIII веке, когда говорил о меркантилизме. Европейские монархи накапливали драгоценные металлы, таким образом оценивая меру своего богатства и успеха. Но это неверный способ оценки. Для чего, например, мы экспортируем что-либо? Для того чтобы к нам пришла иностранная валюта и мы могли приобрести то, что не производили. Если при этом возникает торговый профицит, он становится элементом дисбаланса. Китайская экономическая модель с ее индустриализацией и наращиванием объемов производства ориентирована на экспорт, но, чтобы продать, нужен покупатель, а у американских и европейских потребителей денег стало меньше. Поэтому самая крупная проблема глобальной экономики — существенный объем долгов в западных экономиках. Так, долги казначейства Великобритании колоссальны, они больше половины национального ВВП. Это произошло главным образом за счет покупки жилья в кредит. Поэтому однажды мы действительно можем увидеть повторение финансового кризиса 2008 года, который, как известно, начался с коллапса рынка недвижимости. Правительству пришлось вмешаться, чтобы поддержать экономику с помощью налоговых льгот, что привело к дефициту государственного бюджета. Риск просто был переложен на другие плечи — из финансового сектора в государственный, и возник так называемый суверенный долг. Похожая картина наблюдается в большинстве западных стран. В США люди одалживали деньги на жилье, на заведомо неокупаемые проекты и инвестиции. Сократились налоговые поступления, расходы увеличились в связи с повышенными выплатами пособий по безработице и т.д. И конечно, эта задолженность будет сохраняться, препятствуя серьезному оздоровлению западной экономики.

Страны блока БРИК имеют гораздо меньший уровень задолженности. Совершенно очевидно, что это хороший знак. Большая часть китайского долга принадлежит не финансовым корпорациям, а предприятиям и бизнесу, которые заимствовали деньги на инвестиции в производство. Такие займы, безусловно, будут способствовать экономическому росту и финансовому выздоровлению. Но в России не столь благоприятное положение. Здесь большую часть долга несет на себе государство, что для экономики страны, которая столь чувствительна к ценам на нефть, весьма рискованно.

Я не эксперт по России, но здесь экономический рост не настолько ощутим, как в других странах. Инвесторы нервничают, когда задумываются о том, инвестировать ли в Россию. Сумеют ли они получить деньги, которые заработают? Россия воспринимается сегодня как коррумпированная экономика, с высокими политическими рисками. Те, кто все-таки приходит в Россию, откровенно рассказывают, сколько всевозможных взяток приходится давать, чтобы успешно работать.

Что же касается стран еврозоны, то здесь одна из главных проблем — это Греция и Португалия. Речь о беде, в которую могут попасть в этой связи немецкие и французские банки, кредитовавшие Грецию, если страна окажется в состоянии дефолта. Рано или поздно он произойдет, потому что деньги закончатся, и Греция не сможет даже обслуживать свой долг. Поэтому в отношении Греции высоки ставки страхования от дефолта, так называемого показателя CDS.

Главный вопрос для зоны евро — останется ли евро резервной валютой, которая по-прежнему будет соперничать с американским долларом? Экономика средиземноморских стран на самом деле не может сравниваться с экономикой Германии. Соответственно все финансовые операции, которые ведутся между этими регионами, также создают определенные проблемы. Думаю, что в зоне евро останется лет через 10 меньше стран, чем сейчас.

Другой ключевой показатель, за которым надо следить, как мне представляется, так называемые плохие долги или невозвратные займы. Есть специальные резервы, которые банки откладывают, чтобы потом списывать невозвратные долги. Хорошие новости в том, что Великобритания и США, по сведениям Международного валютного фонда, основной объем плохих долгов списали за счет этих резервов.

Итак, мы столкнулись с глубокой глобальной рецессией. Финансовая ситуация чрезвычайно опасная. Она похожа на ту, которую мы наблюдали в 2008 году до кризиса, постигшего американский инвестиционный банк «Lehman Brothers». Строго говоря, это был даже не банк, в силу отсутствия вкладчиков, то есть людей, которые держали бы там свои деньги. Эта компания одалживала деньги целым финансовым институтам и своим крахом, по сути, свалила всю финансовую систему таким образом, что даже один, не самый крупный, финансовый институт в США повлек небывалый кризис.

Печатая деньги, национальные центральные банки пока не допустили коллапса. В США это называется «количественное облегчение», то есть запускается печатный станок и деньги накачиваются в экономику. Но, конечно, рецессия сама по себе не прекратится. Банки снова прибегнут к рефинансированию. Станут более жесткими условия кредитов, будет меньше свободных денег для инвестиций, создания рабочих мест, роста корпораций, и стоимость финансирования различных программ вырастет. Ужесточение условий предоставления кредитов коснется не только США или Великобритании, но всего глобального рынка. Это грозит особо тяжелыми последствиями для многих развивающихся стран, потому что их экономики более подвержены риску.

Очень низкие показатели процентных ставок привели в конце 1990-х во всем мире к тому, что ресурсы были неправильно распределены и образовались невозвратные займы. Спекулятивный рост цен на недвижимость еще больше способствовал избыточным инвестициям в недвижимость, которые не были оправданы никакими основами экономической науки. Стабильность большинства западных экономик казалась незыблемой, и политики упустили другие экономические индикаторы, в частности инфляцию многих активов, в том числе недвижимости. В ближайшие годы нам придется вернуться к основам экономической теории и думать о настоящих инвестициях: в инфраструктуру, в образование, а не просто накачивать деньги в строительство.

Думаю, что худшего сценария кризиса нам удалось избежать и те меры, которые были предприняты, оказались все-таки достаточно эффективными. В большинстве западных стран инфляция на достаточно низком уровне. Снижение процентных ставок — это тоже мера, которой следует придерживаться для оздоровления экономики. Мне кажется, проблема бюджетного дефицита достаточно эффективно решается, поэтому издержки, которые были понесены в финансовой сфере, в значительной степени преодолены, хотя большинство экономик сейчас имеют большие задолженности.

Мой анализ перспектив глобальной экономики не самый, конечно, оптимистический. Но надо отделять преимущества глобализации от глобального кризиса. Вспомним период после Второй мировой войны, когда только закладывались основы будущих азиатских гигантов, таких как Гонконг или Корея. По уровню развития, образованию, инфраструктуре, ВВП эти страны были сопоставимы с африканскими государствами. Спустя 50 лет они стали богаче, чем многие европейские государства, не обладая при этом какими-либо значительными природными ресурсами. Как это оказалось возможным? Эти страны пошли по пути, который мы называем глобализацией: они открыты для торговли, инвестиций не только капиталов, но и людей. Поэтому, в конечном счете, я думаю, что глобализация эффективна и имеет больше плюсов, чем минусов. Но понятно, что она должна измениться.

Рейчел Уайтрид. Дом. 1993