Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

Семинар

Тема номера

ХХI век: вызовы и угрозы

Концепция

Дискуссия

Наш анонс

Свобода и культура

Новые практики и институты

Личный опыт

Идеи и понятия

Горизонты понимания

Nota bene

№ 30 (3) 2004

Вадим Медведев: Возможностью делать добро — надо обязательно воспользоваться

Зоя Ерошок, обозреватель «Новой газеты»

Вадим Медведев:

Возможностью делать добро надо обязательно воспользоваться

Вадим учился в Красноярске на юриста, когда нача­лась перестройка. И при Горбачеве, когда все менялось — наше отношение к миру и отношение мира к нам, он решил специализироваться в области международного права. А потом — опять же благодаря Горбачеву! — когда появилась возможность проявить инициативу, Вадим и его товарищи создали совместное предприятие с югославами. Это была фир­ма «Компас». И занималась она организаци­ей перевозок.

А страна встала. Не было соглашения, в частности, с украинской железной доро­гой. Поэтому пришлось заниматься согла­шениями, восстанавливать разрушенные связи. И конечно, интересно было рабо­тать с иностранцами. Так он проработал больше трех лет. По его словам, это был бесценный опыт. Ибо в какой-то момент Вадим понял, что он не юрист, и поступил на что та идея, которую мы предлагали нашим факультет экономики, сказав себе: я — управленец.

«Я считаю, что самое важное в бизнесе это идея, — говорит Вадим. — Если ты готов рисковать, если ты можешь предложить идею, то это и есть основа бизнеса. Бизнес может быть более эффективным или менее, это уже второй вопрос, это уже вопрос ресурсов и т.д. Но я помню, как мы построили свой первый дом — не имея ни гроша в кармане. Почему нам это удалось? Потому что та идея, которую мы предлагали нашим партнерам, показалась обоснованной. Если просто хочешь заработать деньги, то от од­ного желания они не появятся. Ты должен задумать что-то полезное. Деньги появятся потом — в результате удовлетворения чьей­-то потребности. Но вокруг идеи еще нужна команда. Команда единомышленников. Корпоративная поддержка — это очень важ­но. Особенно в сложные моменты. Потому что в бизнесе, когда ты один, быстро выхолащиваешься. Эмоционально. Психологи­чески. Поэтому нужно, чтобы кто-то был рядом. И чтобы этот кто-то мог помочь те­бе в общем деле».

Короче, после перевозок Вадим и его това­рищи увлеклись строительным бизнесом. И это тоже было «что-то захватывающее». Потому что строили они в Красноярске не­типовые дома. Новая архитектура, новая планировка. А все новое — это всегда интересно.

Строительным бизнесом Вадим занимался тоже три года. А потом был производствен­но-издательский бизнес. И он тоже оказал­ся интересным. Это был производственно­- издательский комбинат «Офсет». Газеты, журналы, книги... К заслугам своей коман­ды Вадим относит то, что они сохранили предприятие, учитывая, что наступил 91-й год, когда все рушилось. «На комбинате «Офсет» я занимался, в частности, выпус­ком газет. В творчество не влезал. Старался создавать журналистам условия для работы. Чтобы газеты были интересные».

А затем, уже при губернаторе Александре Лебеде, когда все красноярские газеты бы­ли настроены к нему оппозиционно, после очередного конфликта, Людмила Васильев­на Селиванова, зам. губернатора, неожи­данно предложила Вадиму поработать в администрации края.

Решение это далось Вадиму тяжело. Конеч­но, опять же интересно было попробовать себя на совершенно новом поприще. Оппозиция — дело полезное, но в разумных пре­делах. Часто оппозиционеры не замечают, как становятся профессиональными разру­шителями. Это уже клише. Вадиму же хотелось избегать клише в своей жизни.

Короче говоря, Вадим согласился. Поначалу новая работа показалась ему полным кошмаром. Ни рабочего стола, ни стула. Должности — никакой. У власти с местной элитой — жесткий конфликт. Преемственности в работе нет. Люди в администрации меняются чуть ли не каждый день. Кто прав, кто виноват — понять невозможно. Интриговать Вадим не умел и учиться этому не собирался, а вот опасность заслужить «почетный статус жертвы» была реальной. Статус жертвы по определению не лишен привлекательности. Он вызывает порой со­чувствие, наделяет отличием, и целые стра­ны, как заметил один умный человек, нежатся в «сумраке психологических скидок, преподносимых как сознание жертвы». Результат этого — заведомое снижение ожиданий, когда жалкое преимущество воспринимается или провозглашается в виде дости­жения. Вот этого, несмотря на свою моло­дость, а возможно именно благодаря ей, Вадим допустить не мог. Поэтому, не припи­сывая себе почетный статус жертвы, стал вникать, разбираться, разгребать завалы, включать мозги.

«Мне поручили заниматься работой с се­верными территориями, — рассказывает Вадим. — До 70 процентов краевого бюдже­та в ту пору были налоги с Севера. А отношения с северными территориями никто не мог назвать хорошими. Я как раз и начал с того, что стал налаживать эти отношения, выстраивать связи. И доказывать руковод­ству, что без этого трудно даже представить себе нормальную обстановку. Нужно ска­зать, что отношения Юга и Севера в крае были разорваны еще до Лебедя. И вот я за­нялся их восстановлением. Это была не выстраивать связи. И доказывать руковод­ству, что без этого трудно даже представить себе нормальную обстановку. Нужно ска­зать, что отношения Юга и Севера в крае были разорваны еще до Лебедя. И вот я за­нялся их восстановлением. Это была не только экономика: Юг на Север — продукты питания, Север — налоги за услуги и това­ры. Отношения Севера и Юга — это еще и люди. Так что приходилось много раз и по­долгу терпеливо разговаривать с каждой из сторон. И уговаривать всех и каждого ради дела смирить гордыню. В какой-то момент обе стороны стали сближаться. Не сразу, но ось Север — Юг заработала. И краю это идет на пользу. Помню, когда я только начи­нал работу с территориями, то убеждал всех — и себя тоже! — что Бог был очень ми­лостив к нашему краю, наградил его такой природой, такими ресурсами, и мы тоже должны относиться к своему краю по-бо­жески, милостиво. Как ни странно, этот ар­гумент действовал».

С Лебедем работать было непросто. Но Вадим говорит о нем исключительно в уважительном тоне. И не потому, что о мертвых­ или хорошо, или никак. — «При всей своей жесткости — мое ощущение — он был доб­рый. И переживал за край. И думал о проблемах России. Кавказ — это была его тема. Его боль. Он жил этой болью. Хасавюртское соглашение носил с собой всегда. Ле­бедь действительно хотел остановить вой­ну. И мучился: все ли он сделал, что мог? Я глубоко переживал гибель Александра Ива­новича. Мне пришлось организовывать его похороны в Москве. Потом долго не мог прийти в себя. Была пустота. Не хотелось ничего делать, ни о чем думать. Все-таки он был сильной личностью, и мы делали какое-то общее дело. И вот — обрыв... Где-то с лета до зимы я жил как-то автоматически. А потом — выборы, потом появился Хлопонин. Я не собирался примыкать ни к ка­кой группе. Видел, как бегут люди и встраи­ваются в шеренги. Я не стал никуда встраи­ваться. Просто работал. Потому что спасаться мог тогда только работой. А потом меня позвал в свою команду Хлопонин. Для меня это было странно. Я ведь сам не на­прашивался, не высовывался. Но работать с Александром Геннадиевичем Хлопони­ мне нравится. Он действует осознан­но, терпеливо, осторожно. Без скандалов. Как его зам, я отвечаю за имущество в крае. Это сложный участок. Здесь мало быть профессионалом. Надо еще чтобы общество тебе доверяло. Поэтому я стараюсь, прежде всего, уважать права людей. И отстаивать интересы территорий. Порой мне прихо­дится доказывать: излишняя собственность государству только мешает. Поэтому если мне удается доказать справедливость сво­ей точки зрения, мы открыто переводим собственность в частный сектор. Мне вооб­ще кажется: если действовать продуманно, открыто и честно, можно научиться изме­нять жизнь к лучшему».

Итак, Вадим считает: работать надо осоз­нанно. Если нас что-то и губит, то это имен­но бессознательность. Но и жить надо осоз­нанно. По заповедям.

«У нас в Енисейском районе есть монас­тырь. Место паломничества. Однажды в тя­желую минуту, я приехал туда к отцу Саве­лию. Мы долго с ним говорили. И потом я решился и спросил его: почему люди при­ходят именно к нему? Почему выделяют из всех только его? Он сказал: «Я — простой человек. И ничем особым не отличаюсь. Но когда у меня была возможность сделать ко­му-то добро, я делал. И сейчас — делаю. Вы­деляет человека только доброта».

У тридцатитрехлетнего Вадима Медведева впереди целая жизнь. Но есть уже опыт. И не только в работе, но и в «осуществлении себя». Он знает: «любой возможностью де­лать добро надо обязательно воспользоваться».