Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

Вызовы и угрозы

Кризис

История и современность

Точка зрения

Гражданское общество

Региональный семинар

Город и горожане

Региональная и муниципальная жизнь

Зарубежный опыт

Горизонты понимания

Наш анонс

Nota bene

№ 1 (61) 2013

№ 3-4 (53) 2010

Демократия и гражданское общество

Жорж Гончарофф, основатель НКО «ADELS»

Я хотел бы разделить свое выступление на три части. Во-первых, коротко сказать о концепции, лежащей в основе демократии участия во Франции, опираясь на исторический опыт страны. Во-вторых, как эта концепция реализуется сегодня. И в третьей части остановлюсь на проблеме низового уровня демократии, основываясь на моем журналистском прошлом. А журналист, как известно, должен все видеть собственными глазами, чтобы разобраться и понять, какие существуют противоречия между словами политиков и делами, то есть практикой, которая складывается на местах.

Концепция демократии участия уходит своими корнями в историю рабочего движения. Как изменить общество: сверху или снизу? Французские социалисты яростно спорили по этому вопросу еще в конце XIX века. Следует ли сначала завоевать власть, и тогда система изменится? Или нужны иные принципы? Большинство французских социалистов выступало за самоорганизацию трудящихся в рамках существующего государства в формах кооперативов, касс взаимопомощи и т.д., то есть действий в соответствии с идеей «муниципального социализма». Уже в середине 1930-х годов в коммунах у нас действительно создавались островки социализма.

Таким образом, в основе концепции была идея государства. Как только мы придем к власти, демократия начнет широким фронтом развиваться и государство изменится. И наоборот, выражаясь словами Мао Цзэдуна: «Государство изменится, если мы вырастим тысячу демократических цветов». На том, какие «цветы» им были выращены во время культурной революции, я останавливаться не буду.

Так как же эта проблема демократии решается сегодня, когда заходит речь о социальной мобилизации? Ясно, что низовая демократия основана на вовлечении в управление демократически мыслящего гражданина. Мы делаем ставку на человека, который хочет принимать участие в местной жизни, чтобы понимать, как идут дела в его квартале или районе, и участвовать в диалоге с властью. Существует ли достаточное количество таких граждан? Французские социологи задают этот вопрос в основном жителям коммун численностью 30–40 тысяч человек и в ходе анализа полученных данных исключают, естественно, тех, кто «против», поскольку известно, что граждане всегда мобилизуются скорее «против», чем «за» что-либо. И когда 3–4% «за», для нас это уже успех. Разумеется, нас интересует также вопрос, что это за люди, какие социальные слои они представляют. Исследования показывают, что, как правило, это представители среднего класса, так называемая новая буржуазия. А также пожилые люди, которые, выходя на пенсию, хотят продолжать активный образ жизни.

Французские социалисты назвали этот феномен «утопией народного самоуправления». Чтобы ответить на вопрос, почему, перейду к третьему пункту своего выступления.

Представительная демократия во Франции переживает в настоящее время глубокий кризис. Увеличивается количество избирателей, которые не ходят на выборы, — это очень опасный симптом. Возможно, это усталость от демократических процедур, хотя обычно это объясняют тем, что политические партии потеряли уважение населения. Это касается как левых, так и правых партий.

Значит, речь идет о том, чтобы у людей возникло желание заниматься политикой, учитывая, что такое желание не нечто врожденное у человека и зависит от воспитания гражданской позиции. Во Франции традиционно эту роль играет школа. Еще в XIX веке в уставе школы было записано, что она должна воспитывать граждан республики. Но современная школа, на мой взгляд, не уделяет этому достаточного внимания. А существующая система так называемого народного обучения (различные курсы, ассоциации и проч., которые есть и в городской, и в сельской местности) буксует оттого что люди, стремящиеся организовать свою работу таким образом, чтобы человек осознал свою ответственность и занял активную гражданскую позицию, часто не находят понимания и поддержки депутатов. К слову, я не сказал бы, что все депутаты являются у нас убежденными сторонниками демократии. Скажем, мэр может занимать свой пост и при этом вести себя как автократ. Только некоторые муниципалитеты пытаются установить связь с гражданами, прислушиваться к их мнению. Обычно, когда мэра (или депутата) выбирают и он получает определенные полномочия, то он исполняет свои обязанности, используя современные виды коммуникации для манипулирования общественным мнением. Я не считаю это демократией.

И еще одна проблема местной демократии — технические работники. Речь идет о муниципальных служащих. Возможно, это еще более сложный вопрос, чем с депутатами. Во Франции существует целый класс, который мы называем технократией; это специалисты, получившие образование в престижных учебных заведениях. Этим людям сложно понять, что обычный гражданин может иметь свое мнение в отношении тех проблем, которые они должны решать. Например, управляющий какой-нибудь муниципальной коммунальной службы считает, что люди, которые не знают сути проблем обустройства города, не должны присутствовать при их обсуждении. Хотя очевидно, что жители муниципального образования должны принимать участие в принятии решений, которые их касаются.

В процессе деконцентрации публичного управления, особенно после принятия соответствующего закона в 1992 году, у нас возникли децентрализованные институты власти — выборные советы разных уровней административно-территориальных образований. Эта форма местной демократии приближает оказание услуг к потребителям, стимулирует гражданское участие и подразумевает четыре важных компонента. Я не буду вдаваться в детали. Это сравнительно недавний опыт, скажу лишь, что главы муниципалитетов, в которых более 8 тысяч жителей, обязаны создавать общественные советы.

Итак, первый компонент — создание информационного пространства. Информация должна идти в двух направлениях: сверху вниз, чтобы граждане знали, как организована и работает власть; и снизу вверх — от общественных организаций и отдельных граждан в виде жалоб или вопросов, которые их волнуют. Информация, идущая вниз, особенно важна с точки зрения воспитания гражданской активности населения, поскольку показывает, как власть реагирует на запросы граждан.

Второй компонент — учет общественного мнения. Представители власти должны опираться на мнение граждан в отношении того или иного проекта. Возьмем, например, градостроительный план. Его нельзя принимать без предварительного обсуждения с населением. Нередко бывает так, что тот или иной проект одобрен, а граждане о нем ничего толком не знают.

Третий компонент — согласование с гражданами решений, касающихся обустройства территории. Для этого могут быть организованы смешанные муниципальные комиссии и другие структуры, в которых специалисты, депутаты и граждане работают вместе, создавая досье, на основе которого принимается решение, отражающее мнение всех заинтересованных сторон.

И последний компонент — так называемое делегирование властных полномочий на этапе принятия решений. На заседаниях муниципального совета могут, помимо депутатов, присутствовать и граждане, но только депутаты имеют право выносить окончательное решение, например, по поводу бюджета на обустройство городского квартала, поскольку они наделены такими полномочиями избирателями. Это основная задача низовой демократии. Но если, предположим, глава муниципалитета видит, что граждане начинают во время заседания совета слишком бурно реагировать, он может распорядиться удалить их из зала.

Такова вкратце роль выборных представителей народа и наша демократия. Демократия хороша, но до определенного уровня.