Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

Вызовы и угрозы

Кризис

История и современность

Точка зрения

Гражданское общество

Региональный семинар

Город и горожане

Региональная и муниципальная жизнь

Зарубежный опыт

Горизонты понимания

Наш анонс

Nota bene

№ 1 (61) 2013

№ 3-4 (53) 2010

Европейское правосудие: единство в многообразии

Эммануэль Барб, заместитель руководителя Генерального секретариата по европейским вопросам при премьер-министре Франции
Европа сегодня — это географическая зона, где проживают 460 млн жителей, на площади 4 млн квадратных километров; здесь говорят на 23 языках и пользуются тремя алфавитами. Что же представляет собой эта зона с точки зрения уголовного права? Если в Евросоюзе существует свободное перемещение капиталов, людей, товаров, то, естественно, что таким же образом могут перемещаться и преступники, незаконно нажитые капиталы и товары. И чем больше становится свободы для перемещения, тем больше вероятность случаев, когда в разных странах возникают конфликтные ситуации. Поэтому необходимы правила, чтобы разрешать подобные ситуации между отдельными странами Европы. Юридическое сопровождение стоит дорого и его цена добавляется к стоимости товара.

Но есть еще люди, которые принадлежат к разным странам: они заключают браки, у них появляются дети, они разводятся, получают наследство, приобретают недвижимость и т.д. Все эти проблемы надо решать в правовом поле единой Европы, учитывая, что европейское сообщество — это не федеративное государство, между странами существуют виртуальные границы. У каждой из них своя история, культурные традиции, система правосудия. И бывает так, что французские, английские или немецкие юристы не понимают друг друга, потому что они по-разному анализируют одну и ту же проблему. А если гражданин не доверяет системе правосудия своей страны, то еще меньше он будет доверять правосудию другой страны. Судьи же и адвокаты в свою очередь уверены, что их система правосудия самая лучшая. Это настоящая проблема, которую необходимо было решать, когда границы исчезли.

Сегодня рыночные отношения в объединенной Европе регулируются совместно разработанными нормами. Товар, который законно произведен в одной стране ЕС, может быть экспортирован и продан в другой стране на законных основаниях. Этому предшествовало создание общеевропейского законодательства. И в области правосудия должен действовать тот же принцип, то есть, если решение судьи выносится на законных основаниях в одной стране, оно должно быть признано и исполнено в другой стране. Именно для этого необходима интеграция национальных уголовно-процессуальных систем и гармонизация общеевропейской уголовно-правовой сферы. Это очень тяжелая задача, потому что процедуры, которые применяются в национальном правосудии, как я уже сказал, имеют глубокие культурно-исторические и эмоциональные корни.

Тем не менее после сближения в материальном праве мы создали органы, которые я бы назвал интегрированными органами сотрудничества между правосудием разных стран. Например, юридический язык сложнее, чем обычный язык, потому что отдельные юридические концепции существуют в одной стране и не существуют в другой. Это одна трудность. Второе — это организация систем правосудия. Они тоже разные в разных странах. В частности, во Франции можно прослушивать телефонные разговоры, а в других странах это невозможно. Поэтому по инициативе стран — членов ЕС была создана функция судей, которые находятся в других странах и помогают судьям своей страны проводить расследования и работу в другой стране. Например, есть представитель Франции в России. Я работал на этой должности в Италии. Это действительно эффективный инструмент координации национальных систем правосудия. Однако маленьким странам накладно содержать специальных судей в других государствах. Чтобы решить эту проблему в масштабах Европы мы создали две сети юридических агентств — в уголовной области и в гражданской, а также интернет-сайты, на которых люди могут найти нужную им информацию. Но самое важное — это появление в Гааге организации «Еврожюст», в которой представлена каждая страна и работа которой состоит в сотрудничестве и координации при проведении сложных расследований в различных странах. Это большой успех для Европы, потому что каждый год эта организация рассматривает тысячи уголовных дел, помогает разобраться в хитросплетении уголовно-процессуальных практик в каждой стране. В гражданской процессуальной области такая организация пока не создана.

Таким образом, мы решаем задачу по адаптированию государственного аппарата стран — членов ЕС к правовому сотрудничеству в масштабах Европы, включая переговоры с компетентными инстанциями. Во Франции это прежде всего министерство юстиции, где есть отделы, в которых работают судьи, занятые делами большой сложности. Чтобы их рассматривать, необходимо знать законодательство тех стран, которых касаются эти дела, и иметь подготовленные кадры, так как национальные законы постоянно меняются. Я работаю в службе при премьер-министре, которая взаимодействует со всеми министерствами страны и дает указания нашему посольству в Брюсселе, а также координирует указания, которые дают министерства нашим посольствам в разных странах. И вторая, очень важная функция этой службы, — обучение сотрудников различных министерств — внутренних дел, по делам иммиграции и других, занимающихся анализом совместимости соответствующих законов различных стран. По мере необходимости мы рассматриваем возможность внесения изменений во французское законодательство.

В Брюсселе у нас есть еще одна организация, куда входят 3–4 судьи, которые являются переговорщиками. Они также решают вопросы интеграции французского законодательства в общеевропейское правовое поле.

Важная сфера деятельности нашей структуры при премьер-министре Франции — контроль за сроками переноса директив ЕС в законодательство страны и их реализацией. Высшая правовая инстанция ЕС — Европейский суд в Люксембурге ведет наблюдение за своевременным и правильным транспонированием общеевропейских актов в национальные правовые системы. Этот суд может, например, вынести решение о наложении штрафа на страну, не выполнившую своих обязательств в этой области. Франция, в частности, заплатила уже 200 тысяч евро за несвоевременное транспонирование одного предписания. Штрафные санкции стимулируют ускорение этой работы и повышение качества транспонирования общеевропейских директив.

Хочу отметить, что эта работа не ставит цель полной замены национального законодательства общеевропейским — это невозможно. Однако стремиться к повышению уровня гармонизации и сближения законодательств стран — членов Сообщества можно и нужно. Это сделано, например, в некоторых секторах, где действуют единые европейские стандарты и правила: в области патентного права, экологической безопасности, в промышленности, сельском хозяйстве, образовании. Однако в системе правового европейского строительства институт национального правосудия должен оставаться самостоятельным. Девиз «Единство в многообразии», как никакой другой, отражает философию и практику жизни на общеевропейском пространстве.

Если в Евросоюзе существует свободное перемещение капиталов, людей, товаров, то, естественно, что таким же образом могут перемещаться и преступники, незаконно нажитые капиталы и товары. И чем больше становится свободы для перемещения, тем больше вероятность случаев, когда в разных странах возникают конфликтные ситуации. Поэтому необходимы правила, чтобы разрешать подобные ситуации между отдельными странами Европы. Юридическое сопровождение стоит дорого и его цена добавляется к стоимости товара.

Но есть еще люди, которые принадлежат к разным странам: они заключают браки, у них появляются дети, они разводятся, получают наследство, приобретают недвижимость и т.д. Все эти проблемы надо решать в правовом поле единой Европы, учитывая, что европейское сообщество — это не федеративное государство, между странами существуют виртуальные границы. У каждой из них своя история, культурные традиции, система правосудия. И бывает так, что французские, английские или немецкие юристы не понимают друг друга, потому что они по-разному анализируют одну и ту же проблему. А если гражданин не доверяет системе правосудия своей страны, то еще меньше он будет доверять правосудию другой страны. Судьи же и адвокаты в свою очередь уверены, что их система правосудия самая лучшая. Это настоящая проблема, которую необходимо было решать, когда границы исчезли.

Сегодня рыночные отношения в объединенной Европе регулируются совместно разработанными нормами. Товар, который законно произведен в одной стране ЕС, может быть экспортирован и продан в другой стране на законных основаниях. Этому предшествовало создание общеевропейского законодательства. И в области правосудия должен действовать тот же принцип, то есть, если решение судьи выносится на законных основаниях в одной стране, оно должно быть признано и исполнено в другой стране. Именно для этого необходима интеграция национальных уголовно-процессуальных систем и гармонизация общеевропейской уголовно-правовой сферы. Это очень тяжелая задача, потому что процедуры, которые применяются в национальном правосудии, как я уже сказал, имеют глубокие культурно-исторические и эмоциональные корни.

Тем не менее после сближения в материальном праве мы создали органы, которые я бы назвал интегрированными органами сотрудничества между правосудием разных стран. Например, юридический язык сложнее, чем обычный язык, потому что отдельные юридические концепции существуют в одной стране и не существуют в другой. Это одна трудность. Второе — это организация систем правосудия. Они тоже разные в разных странах. В частности, во Франции можно прослушивать телефонные разговоры, а в других странах это невозможно. Поэтому по инициативе стран — членов ЕС была создана функция судей, которые находятся в других странах и помогают судьям своей страны проводить расследования и работу в другой стране. Например, есть представитель Франции в России. Я работал на этой должности в Италии. Это действительно эффективный инструмент координации национальных систем правосудия. Однако маленьким странам накладно содержать специальных судей в других государствах. Чтобы решить эту проблему в масштабах Европы мы создали две сети юридических агентств — в уголовной области и в гражданской, а также интернет-сайты, на которых люди могут найти нужную им информацию. Но самое важное — это появление в Гааге организации «Еврожюст», в которой представлена каждая страна и работа которой состоит в сотрудничестве и координации при проведении сложных расследований в различных странах. Это большой успех для Европы, потому что каждый год эта организация рассматривает тысячи уголовных дел, помогает разобраться в хитросплетении уголовно-процессуальных практик в каждой стране. В гражданской процессуальной области такая организация пока не создана.

Таким образом, мы решаем задачу по адаптированию государственного аппарата стран — членов ЕС к правовому сотрудничеству в масштабах Европы, включая переговоры с компетентными инстанциями. Во Франции это прежде всего министерство юстиции, где есть отделы, в которых работают судьи, занятые делами большой сложности. Чтобы их рассматривать, необходимо знать законодательство тех стран, которых касаются эти дела, и иметь подготовленные кадры, так как национальные законы постоянно меняются. Я работаю в службе при премьер-министре, которая взаимодействует со всеми министерствами страны и дает указания нашему посольству в Брюсселе, а также координирует указания, которые дают министерства нашим посольствам в разных странах. И вторая, очень важная функция этой службы, — обучение сотрудников различных министерств — внутренних дел, по делам иммиграции и других, занимающихся анализом совместимости соответствующих законов различных стран. По мере необходимости мы рассматриваем возможность внесения изменений во французское законодательство.

В Брюсселе у нас есть еще одна организация, куда входят 3–4 судьи, которые являются переговорщиками. Они также решают вопросы интеграции французского законодательства в общеевропейское правовое поле.

Важная сфера деятельности нашей структуры при премьер-министре Франции — контроль за сроками переноса директив ЕС в законодательство страны и их реализацией. Высшая правовая инстанция ЕС — Европейский суд в Люксембурге ведет наблюдение за своевременным и правильным транспонированием общеевропейских актов в национальные правовые системы. Этот суд может, например, вынести решение о наложении штрафа на страну, не выполнившую своих обязательств в этой области. Франция, в частности, заплатила уже 200 тысяч евро за несвоевременное транспонирование одного предписания. Штрафные санкции стимулируют ускорение этой работы и повышение качества транспонирования общеевропейских директив.

Хочу отметить, что эта работа не ставит цель полной замены национального законодательства общеевропейским — это невозможно. Однако стремиться к повышению уровня гармонизации и сближения законодательств стран — членов Сообщества можно и нужно. Это сделано, например, в некоторых секторах, где действуют единые европейские стандарты и правила: в области патентного права, экологической безопасности, в промышленности, сельском хозяйстве, образовании. Однако в системе правового европейского строительства институт национального правосудия должен оставаться самостоятельным. Девиз «Единство в многообразии», как никакой другой, отражает философию и практику жизни на общеевропейском пространстве.