Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Тема номера

Семинар

ХХI век: вызовы и угрозы

Концепция

Дискуссия

Свобода и культура

Новые практики и институты

Личный опыт

Идеи и понятия

Из зарубежных изданий

Другая страна

Nota bene

№ 21 (2) 2002

К читателю

Ю.П. Сенокосов, главный редактор журнала «Общая тетрадь»

Девиз Московской школы политических ис­следований: Гражданскому обществу — гражданское просвещение! Почему мы вы­брали этот девиз? Потому что в России (в отличие, например, от Франции или Анг­лии) из-за существовавшего в стране на протяжении столетий крепостного права так и не состоялось Просвещение.

И добавлю при этом, что исторически на европейском кон­тиненте развитие демократии и становление гражданского общества сдерживалось, по меньшей мере, двумя обстоятельствами. С одной стороны, чрезмерной централизацией власти (в царской России), а с другой — раздробленностью территории на мелкие княжества-государства, как это было характерно в эпоху Нового времени для Германии, Италии, Испании и других стран. Что, на мой взгляд, и является ос­новной причиной того, почему все эти страны так долго шли к современным демократическим преобразованиям и пониманию своей общей европейской судьбы.

И еще один аспект этой темы. Как известно, в XX веке большевики в России и нацисты в Германии явно стреми­лись начать мировую историю сначала. Хотя совершенно очевидно, что в историю, если утрачены ее смыслы, мож­но войти, только открывая для себя то, что было завещано в истоках и связано с двумя историческими событиями: смертью Христа и смертью Сократа.

Что завещано? И почему их смерть продолжает сохранять свое символическое значение?

В случае Христа был завещан идеал любви — в виде добро­вольного, однажды и навсегда искупления всех человечес­ких грехов. И поэтому мы не должны повторять Его путь крестной муки, а понять это историческое событие в тер­минах морали — и в соответствии с этим строить свою гражданскую жизнь. Как сказал один мудрый человек, аго­ния Христа длится вечно, и мы обязаны не спать в это вре­мя. А Лев Толстой как-то заметил, что если бессмысленна смерть, то бессмысленной становится и наша жизнь.

Что фактически и произошло в России после 1917 года, когда советские люди отказались от евангельского смысла распятия Христа и стали истреблять друг друга. Ибо — «не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех». (Матф. 24,39).

Смерть же Сократа является для нас символической в том смысле, что бросает свет на понимание демократии. Учитывая, что у него была возможность с помощью друзей избежать смерти, но он от этого отказался, так как считал, что свободный человек не имеет права предавать идею сво­боды, которая была для него, согласно Платону, непосредственно связана с понятием демократии.

Отвлекаясь от того, какие последствия смерть Христа и Со­крата имела для европейской истории и культуры, скажу лишь, что современная демократия появилась благодаря республике, как политической форме правления, и практи­куется на Западе в виде гражданского общества. Что пред­полагает, конечно, наличие у человека некой развитой спо­собности практиковать сложность публичной жизни в ус­ловиях свободы. Поскольку это единственное условие, позволяющее ему как гражданину самому узнать, что он думает, чего он хочет и к чему стремится в качестве правоспо­собной личности.

Следовательно, и нам важно учиться думать самостоятель­но, чтобы претворить тем самым когда-то сказанное и заве­щанное в живую реальность гражданского общества.