Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Тема номера

Семинар

ХХI век: вызовы и угрозы

Концепция

Дискуссия

Свобода и культура

Новые практики и институты

Личный опыт

Идеи и понятия

Из зарубежных изданий

Другая страна

Nota bene

№ 21 (2) 2002

Этюды о власти

Юрий Гиренко, кандидат исторических наук

На рубеже минувшего и текущего годов российская интеллектуальная жизнь ознаменовалась «журнальным бумом». Раз­ной периодичности общественно-поли­тические и другие издания продолжают появляться, как грибы после дождя. Вот лишь три примера.

Зимой вышел первый номер ежеквартального журнала «Колокол». Естественно, в Лондоне, как во времена Герце­на. И, как при Герцене, он публикует и эмигрантов, и корреспондентов из России. Правда, российские авторы, при всей критичности к существующим политическим реалиям и власти, своих имен не скрывают.

Журнал полемически заостренный, стремящийся быть злободневно-публицистическим, на грани скандальности, имеет ясную политическую окраску — либеральную и оппозиционную.

Впрочем, «скандалистам» отдали отдельную рубрику — «Иной ракурс». Для первого раза в ней напечатали Виктора Суворо­ва, уличающего в мародерстве маршала Жукова, и Дмитрия Быкова, выступающего с апологетикой «Эдички» Лимонова (в довесок к быковскому очерку опубликовано короткое пись­мо Марии Розановой — также о Лимонове). В остальном «Колокол» стилистически совершенно респектабелен.

Как полагается русскому «умному» журналу, «Колокол» пуб­ликует и стихи, и прозу, и мемуары, и эссе. Но в основном он сосредоточен на общественных проблемах — хотя не только на политике. Собственно, политического анализа в привыч­ном понимании там вовсе нет. Есть статьи-размышления — о федерации, о национальной идеологии, об итогах десятиле­тия реформ, о перспективах демократии в России...

Одновременно с «Колоколом» В Москве стартовал ежеме­сячный журнал с не менее громким историческим названи­ем — «Отечественные записки». Как и лондонские коллеги, москвичи скромны и оговариваются, что на лавры великих предшественников не претендуют. Ни Герценом, ни Белин­ским себя никто из них не мнит.

«Отечественные записки» выглядят строже и суше, чем «Колокол». Журнал заявлен как интеллектуальный и на­полнен материалами скорее научными, чем публицистиче­скими. «Записки» не пытаются следовать традициям «неис­тового Виссариона» и становиться трибуной какого-либо течения. Скорее их принцип — «sine irae et studio».

Принцип построения — тематический. Номер на девяносто процентов посвящен одной главной проблеме, которую «ОЗ» пытается раскрыть максимально полно. В первом номере это — власть и религия. В основном рассматривается Русская православная церковь во взаимоотношениях с российским государством — в историческом и со­временном аспектах. Авторы исследу­ют генезис, развитие и «анатомию» РПЦ, эволюцию ее социальной докт­рины и политической идеологии, пра­вовые, экономические и организаци­онные аспекты...

На мой взгляд, именно такое — миро­воззренческое в традиционном смыс­ле этого слова и одновременно ана­литическое издание — необходимо сегодня России, и я думаю, оно будет с пониманием и благосклонно вос­принято мыслящей частью общества. Не только столица и зарубежье, но и региональные центры тоже не остают­ся в стороне от журнального поветрия. Так, в Екатеринбурге начал выходить научно-практический альманах «Дис­курс-Пи». Название объясняется в пре­дисловии главного редактора: «Слово «дискурс» — своеобразный пароль но­вой культурной эпохи... Ну а «Пи» — это символ жизни нового поколения». В общем, без Пелевина не обошлось. Центральная тема первого номера — «Власть дискурса и дискурс власти». Уральские политологи, философы и культурологи изучают власть и с технологических, и с философских, и с куль­турно-антропологических позиций. Их интересует образ власти в России, ее эволюция, язык, типы поведения. Стилистика «Ди-Пи» (именно такую аббревиатуру предлагают сами создате­ли альманаха) — нечто среднее между «Колоколом» и «Отечественными записками». Строгая анали­тика по существу выдержана в острой «постмодернист­ской» манере, то есть: с уси­ленно неортодоксальными подходами, с терминологичес­кими «наворотами», с элемен­тами эпатажа. И, конечно, с весьма нелицеприятным отно­шением к объекту исследования. Ну, например: «Дискурс россий­ской власти: ложь, надменность, безответственность...».

Разные издания в разных стилях и с разными целями объединяет одно — неподдельный интерес к проблеме власти. Власть в этих журналах разоблачают и изучают, анализируют и осмысливают. Она яв­но становится одним из основных объектов внимания, и, я думаю, не случайно.

Власть в России всегда была особым феноменом. Она не сводилась и не сводится ни к системе институтов, ни к системе отношений, ни к способам управления. В 90-х годах минувшего века она, как и вся страна, пережила очередное революционное перерож­дение. Ее природа изменилась — а со­циальная роль осталась решающей.

Отсюда — необходимость переосмыс­ления, и необходимость уже, несо­мненно, осознанная. Характерно, что в новейших опытах о власти ана­литика преобладает над метафизи­кой. Взгляд на власть становится ме­нее эмоциональным и более рацио­нальным. В глазах современного российского интеллектуала она уже не «чудище обло» и не священный сосуд Грааля, а социально-политический феномен, действительно заслужива­ющий серьезного изучения.