Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Тема номера

Семинар

ХХI век: вызовы и угрозы

Концепция

Дискуссия

Свобода и культура

Новые практики и институты

Личный опыт

Идеи и понятия

Из зарубежных изданий

Другая страна

Nota bene

№ 21 (2) 2002

Александр Белгороков: "Деньги — это не то, что в кошельке, а то, что в голове"

Александр Белгороков

Мои родители журналисты. И мне на роду было написано продолжать эту семейную традицию.

В школе я учился «неприлично хорошо». Потом окончил факультет жур­налистики Ростовского университета. Но собственно журналистикой за­нимался недолго. Увлек бизнес. Время было такое: 91-й год. Тогда только ленивый этим не занимался. Вот и я попробовал, и получилось. Более то­го: появились первые «дурные деньги». В том смысле, что большие. А мне всего — 22 года. Купил в Нальчике телеканал. Кажется, это был первый частный телеканал в республике. Понимание, что СМИ — бизнес, пришло позднее. А вначале телеканал был для меня ско­рее красивой игрушкой. Или красивым самообманом.

Но очень скоро мне пришлось убедиться, что СМИ — это бизнес, и очень серьезный. Вот уже десять лет я прихожу на работу в восемь утра и ухожу — в десять-одиннадцать вечера. И останавливаться нельзя. Бизнес — это не та вещь, которая пребывает неизменной. Это или прогресс, или регресс. Сегодня у меня самое успешное агентство в Кабардино-Балка­рии. Но мы распространяем свою «продукцию» и на всем Юге России, заявляем о себе и в других регионах.

Где-то в глубине души я очень жалею, что не остался журналистом. Я медийный, но администратор. То есть, прежде всего, менеджер.

Можно по-разному относиться к этой профессии: журналист. Если сейчас провести социологический опрос, то, конечно, большинство населения ничего хорошего о журналистах не скажет. Я и сам понимаю, что наша пресса — вовсе не невинная девушка с горящими гла­зами. Но время идет, а я по-прежнему как-то очень романтически воспринимаю эту профес­сию. Хотя и сознаю, что в журналистике так же, как везде — интриги, дрязги, конкуренты... И все же... Глубинная сущность профессии «журналист» — очень красивая. И честно гово­ря, когда у меня есть время переживать, я переживаю, что ушел из этой профессии.

Я человек — абсолютно не светский. С 1991 года вся моя жизнь: с работы на работу. Исключение — Школа. Школа, кроме всех других радостей, это вкрапление меня в определенную светскость. В совершенно несвойственное мне времяпрепровождение. Это возможность вдумчиво разговаривать с интересными людьми.

В политике для меня важны идеи, а не личности. Поэтому любимых политических лиде­ров у меня нет.

О себе могу сказать, что махровый правый. И интересует меня все, что правее центра.

Говорят: счастлив тот, кто живет в эпоху перемен. Или: счастлив, кто живет в согласии со временем.

А я предпочел бы, чтобы время шло несколько отдельно от меня. Мне кажется, самое главное: наполнять свое собственное время чем-то важным и радостным.

У меня есть замечательные друзья. Слава Богу, не в бизнесе. Видимся мы не очень часто, но я знаю — это замечательные друзья. Ведь люди дружат потому, что для этого есть некая духовная потребность, а встречаются потому, что есть повод.

Я — не типичный кавказец. В традициях кавказского мужчины, кабардинца в особеннос­ти: построить себе роскошный дом, купить шикарную машину и т.д. А У меня нет своего до­ма, есть просто обычная квартира. Зато у меня четырехэтажный офис в центре Нальчика. На ремонт этого офиса я затратил огромную сумму денег, которую мог бы потратить на ка­кие-то личные блага.

Короче, мое отношение к деньгам: деньги — это не то, что в кошельке, а то, что в голове.

Записала Зоя Ерошок; обозреватель «Новой газеты»