Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Тема номера

Семинар

ХХI век: вызовы и угрозы

Концепция

Дискуссия

Свобода и культура

Новые практики и институты

Личный опыт

Идеи и понятия

Из зарубежных изданий

Другая страна

Nota bene

№ 21 (2) 2002

Европейский союз

Энн Дэйтон, преподаватель Оксфордского университета, член совета Королевского института международных отношений; обладательница премии Жана Монне — главной награды Европейского союза

Европейский союз — это, по-видимо­му, самая зна­чительная региональ­ная организация в мире. И притом необычная, ни на какую другую международ­ную организацию не похожая. Говорят, Мадлен Олб­райт однажды сказала, что для понимания Евросоюза надо быть либо гением, ли­бо... французом. В этом есть нечто кафкианское.

В основании ЕС лежит Рим­ский договор 1957 года, ко­торый неоднократно по­правляли и изменяли. Цель, которой он сегодня служит, четко не определена. Разве что указана перспектива об­разования «все более тесно­го союза». Налицо объеди­нение 15 государств, очень разных по размерам, следу­ющих разным националь­ным политическим тради­циям, говорящих на разных языках.

Что между ними общего? Прежде всего, доброволь­ность объединения. Всту­пать в Союз никого не при­нуждают, и на прием в него каждой новой страны долж­ны давать согласие все госу­дарства-члены. Все они согласились связать себя об­щим набором правил и законов, в соответствии с которыми выносит свои опреде­ления, обязательные для исполнения всеми членами ЕС, Европейский суд. Так что, создав Союз, государст­ва теперь сами вынуждены меняться сообразно его тре­бованиям. Евросоюз коренным образом отличается от НАТО, хотя многие государ­ства входят в обе организации. Изначальной миссией НАТО была оборона. Цели и задачи НАТО, в отличие от ЕС, не затрагивают по­вседневной жизни стран­-членов. Наличие глубоких различий между НАТО и Ев­росоюзом может вызывать удивление, но они действи­тельно существуют, и две эти организации очень ма­ло связаны между собой.

Европейский союз всегда уделял большое внимание своим международным свя­зям. Его торговый оборот с внешним миром втрое боль­ше американского, и на его долю приходится больше половины всей предостав­ляемой в мире гуманитар­ной помощи. Свои предста­вительства он имеет повсюду в мире, в том числе, ко­нечно, в Москве.

В своей политике безопасно­сти ЕС полагается в основном на дипломатию, достижение согласия и так назы­ваемую мягкую силу. Это мо­жет быть причиной его мед­лительности, а зачастую и нерешительности. Заботит­ся он, прежде всего, о собст­венной безопасности. Но располагает и набором инст­рументов для «поставок» бе­зопасности «на экспорт». Есть надежда, что в обозри­мом будущем он сможет включить в их число воору­женную силу. Это будет очень важным шагом в жиз­ни ЕС. Начав с политических, дипломатических и эко­номических мер обеспече­ния безопасности, Евросоюз медленно продвигается к обретению потенциала, необ­ходимого для создания и ук­репления небольших вооруженных сил. Во времена хо­лодной войны об обзаведе­нии собственными вооруженными силами не могло быть и речи — оборона бы­ла делом правительств или, для некоторых стран, де­лом НАТО. Сейчас создаются условия, которые поз­волят Евросоюзу разверты­вать войска численностью до 60 тысяч, отношения ко­торых с силами НАТО остаются нерешенной пробле­мой.

С региональной и более ши­рокой международной ро­лью ЕС тесно связан стоя­щий в повестке дня вопрос о его расширении. Сейчас в Евросоюз входят 15 госу­дарств. Их число может воз­расти до 25 и более. Изна­чально Римский договор ус­тановил, что заявление о приеме может быть подано любой европейской стра­ной. Переговоры о вступле­нии идут с 1998 года с «люк­сембургской» (Польша, Вен­грия, Чехия, Эстония, Сло­вения, Кипр) и с 1999-го с «хельсинкской» (Латвия, Литва, Словакия, Румыния, Болгария, Мальта) шестерка­ми. Много лет уже рассмат­ривается заявление Турции. Расширение — процесс мед­ленный. Англия дожидалась присоединения к ЕС 12 лет, ее заявления о приеме отклоняли дважды. Почти так же долго шли дела с Испанией и Португалией. Странам Вос­точной и Центральной Евро­пы тоже потребуется много времени. Их экономические и политические структуры нуждаются в серьезных пре­образованиях, чтобы соответствовать требованиям, которые предъявляются к членам ЕС. Тем более, что за время рассмотрения заявок, сами требования претерпевают изменения.

Предстоящие два года будут для кандидатов трудными. Им надо будет принять на себя обязательства, определяемые огромным и постоянно растущим набором правил и законов, составляющим сейчас текст в 80 000 словСтраны-кандидаты должны создать у себя условия, отвечающие стандартам демократии и рыночной экономики. Это предполагает огромную и нелегкую работу. Переговоры, идущие в Брюсселе и в самих странах-кандидатах, находятся сейчас на полпути между началом и окончанием, но есть надежда, что в большинстве случаев успешно завершатся к концу этого года.

Непростое время наступает и для нынешних членов ЕС. Финансовые и административные издержки расширения велики. Страны-кандидаты принадлежат к числу относительно бедных. Присоединение 10 государств увеличит население ЕС на 20 процентов, но его экономика возрастет лишь на 4 процента. В долговременной перспективе, однако, появится рынок в 500 миллионов покупателей — гораздо больше американского.

Между тем, общественное мнение в странах Евросоюза не очень-то расположено в пользу расширения. Переговоры о расширении ЕС зависят от политической обстановки в самих странах-кандидатах. Если их граждане скажут «нет» — как дважды сказали норвежцы — в Союз они не вступят, и весь процесс расширения остановится.

Внешняя и внутренняя бе­зопасность ЕС неотделимы друг от друга. Евросоюз не сможет вести эффективную внешнюю политику, если не улучшит процедуры приня­тия решений. В декабре прошлого года Евросоюз со­звал конвент для обсужде­ния своего будущего. Под руководством бывшего пре­зидента Франции В. Жис­кар д'Эстена 100 представи­телей правительств и парла­ментов государств ЕС и стран-кандидатов будут в течение года размышлять и дискутировать, и затем представят пакет предложений о необходимых преобразованиях.

В 1990_е годы реформировать ЕС не удалось. В результате процедуры его деятельности оказались переусложненными. Всякий, кто попытается разобрать­ся в работе его брюссель­ских учреждений, на собственной шкуре узнает, как там все запутано. Относи­тельно того, чем занимает­ся и как действует Евросо­юз, общественность пребы­вает либо в неведении, ли­бо в безразличии. А после расширения управлять де­лами ЕС станет еще слож­нее. Где вы видели, чтобы комитет в составе 25 чело­век мог что-либо решить быстро и по-деловому?

Предстоит период внутрен­них сражений в ЕС. Напри­мер, между крупными государствами, желающими ос­тавить как можно больше полномочий за собой, и малыми, предпочитающими, чтобы национальные пол­номочия все больше деле­гировались Евросоюзу, на который они полагаются, как на сильного защитника своих интересов. Соответ­ственно, грядут и стычки между сторонниками меж­правительственных согласований и федералистами —приверженцами единона­чалия Евросоюза, его превращения в подобие госу­дарства.

Некоторые европейские руководители, так или иначе, уже поделились своими представлениями о будущем Евросоюза. Президент Ши­рак призывает создавать Объединенную Европу государств. Премьер-министр Блэр заявил, что он не желает появления европейского сверх государства.

Надо надеяться, что до кон­ца текущего года все 15 чле­нов ЕС ратифицируют заключенный в Ницце Дого­вор, очень существенный для формирования институ­тов расширенного Евросо­юза. Вместе с тем группа стран-кандидатов будет при­глашена вступить в ЕС — ве­роятно, на декабрьском за­седании Европейского сове­та в Копенгагене. Затем, год спустя, будут приняты ка­кие-то решения сообразно выводам конвента. Его работа предполагает, что все страны «выкладывают кар­ты на стол», И в этом заключается определенный риск. Но какая же игра в карты не сопряжена с риском? Должна будет состояться еще одна большая межпра­вительственная конферен­ция. Она изменит приня­тые в ЕС правила и предло­жит новый основополагаю­щий договор.

Будет продвигаться вперед и формирование европейской политики безопасности и обороны — но медленно. От­ношения между НАТО и ЕС в этой области не определе­ны, но ЕС связан обязатель­ством работать в этом на­правлении.

Нельзя не упомянуть, что и НАТО собирается расши­ряться. Так что в Европе на­мечается двойное расшире­ние. Семь стран-кандидатов на вступление в ЕС имеют в виду войти и в НАТО. В обоих случаях расширение не мыслится как процесс, закрытый для тех, кто в нем непосредственно не участвует. Характерный пример — привлечение к со­трудничеству с НАТО Рос­сии и предложение образо­вать с ее участием группу двадцати.

В начальные годы своего существования ЕС, строго говоря, не был Европой. С распространением Евросо­юза на все большие прост­ранства европейской тер­ритории он становится се­рьезной региональной дер­жавой. Это укрепляет на­дежду на образование все более обширной зоны, где будут господствовать право и относительный мир. Это очень честолюбивый замысел, осуществление которо­го сопряжено с трудностя­ми. Перед Евросоюзом сто­ит задача обеспечить Евро­пе условия безопасного развития в глобализирую­щемся мире. Есть все осно­вания надеяться, что он со временем сможет решить эту задачу. Но пока впереди у него — трудное время.

Клаудио Пармиджиани.  Лестница воспоминаний. 1976.