Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К 25-летию Школы

Семинар

Тема номера

К 25-летию Школы

Гражданское общество

Точка зрения

К 25-летию Школы

Номер № 73 (3-4) 2017

Приветствия


22–23 ноября 2017 г. в Берлине состоялся III международный форум «В поисках утраченного универсализма» под патронатом Совета Европы, посвященный 25-летию Московской школы гражданского просвещения. Конференц-зал Фонда Конрада Аденауэра собрал гостей из 22 государств Европы, Азии и Cеверной Африки.

Участников форума приветствовали президент Фонда Конрада Аденауэра Ханс-Герт Пёттеринг, основатель Школы гражданского просвещения Лена Немировская, генеральный секретарь Совета Европы Торбьёрн Ягланд, федеральный президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. Зачитавший послание последнего чрезвычайный и полномочный посол Германии в России Рюдигер фон Фрич подчеркнул от себя: «Убеждения — это не то, что дает вам гарантии победы».

Рефреном приветствий, докладов и дискуссии форума стало акцентирование личной позиции человека, понимания ценностей, на которых создавался Евросоюз, — индивидуальных и гражданских прав и свобод — в ситуации роста популистских и авторитарных тенденций в мире. Соучредитель Московской школы гражданского просвещения Лена Немировская подчеркнула: «У каждого из нас столько свободы, сколько каждый из нас может заплатить за нее лично, не перекладывая на другого».

Ханс-Герт Пёттеринг, президент Фонда имени Конрада Аденауэра

Дамы и господа, Конрад Аденауэр сказал: «Демократия — это больше, чем парламентская форма правления, это мировоззрение, это взгляд на мир, это право на достоинство и неотчуждаемые права во всех сферах жизни».

Мы понимаем, что ценности нуждаются в защите. Демократия требует постоянного внимания. Наша приверженность принципам и нашим ценностям объединяет Фонд Аденауэра с вами, нашими партнерами и друзьями, которых я имею честь сегодня приветствовать здесь, в Берлине.

Позвольте также поздравить Московскую школу, дорогая Лена, по случаю 25-й годовщины ее основания. Ваша замечательная Школа в этом году отмечает этот юный и одновременно значимый юбилей.

Московская школа наряду с Фондом и со всеми организациями, представленными здесь, ценит вклад молодых людей в развитие своих обществ и активную позицию в демократическом созидании. Мы, немцы, как и многие народы, вновь и вновь убеждаемся в необходимости этой работы. Мы знаем об угрозах для Германии, в частности, такой организации, как «Альтернатива для Германии», — крайне правой партии, которая посредством популизма и демагогии получила представительство в бундестаге и использует в своих целях средства и инструменты, включая ложную информацию. Мы знаем, что для защиты и отстаивания принципов демократии мы обязаны стоять на страже наших ценностей.

Подобные проблемы, к сожалению, есть не только в Германии. Мы видим, как в разных странах мира поднимают головы крайне правые и даже фашиствующие партии. Мы видим это в некоторых государствах — членах Совета Европы. И это, безусловно, должно повышать уровень нашей информированности и бдительности. Мы понимаем, что люди, считающие себя европейцами, должны в первую очередь исходить из неприятия изоляционизма, превосходства одного народа или культуры над другими. Этому учит история. К счастью, после двух мировых войн в Европе были и есть люди, обладавшие прогрессивным мышлением и стоящие сегодня на защите этих ценностей. Однако мы видим также, что наши ценности все чаще оспариваются, предпринимаются попытки их нивелировать.

Московская школа — это, безусловно, великолепный партнер, институт, который в сложнейших условиях в своей стране и в мире продолжает нести эти ценности гордо и стойко.

Дорогая Лена, мы знаем, с какими проблемами и трудностями вам приходится встречаться. Мы тем более счастливы приветствовать вас здесь, в Фонде Аденауэра. Позвольте тепло приветствовать вас в нашей Академии. Так же как я приветствую здесь Норвежский институт международных исследований, представителей Фонда имени Роберта Боша, представителей Финляндии и Королевства Нидерландов в Совете Европы. Благодарю вас за вклад в сотрудничество с Россией.

Мы, европейцы, безусловно, разделяем общие ценности. В этой связи позвольте сказать, что в бытность председателем Европейского парламента в 2007 году мне вместе с председателем Европейской комиссии господином Жозе Мануэлем Баррозу довелось подписать Хартию об основных правах и свободах ЕС. В Хартии мы с великим тщанием, как нам кажется, сформулировали права, которые должны быть неотчуждаемы и применимы ко всем людям, живущим не только в Евросоюзе, но и на всей планете.

Добро пожаловать!

Елена Немировская, основатель Московской школы гражданского просвещения

Спасибо вам, всем собравшимся здесь, в зале Фонда Конрада Аденауэра в Берлине.

Спасибо всем фондам и организациям, которые сделали эту встречу возможной.

Мне традиционно хотелось бы в самом начале нашей встречи ответить на вопрос, почему мы здесь.

Потому что мы те, кто превыше всего ценил и ценит свободу. Свободы у каждого из нас столько, насколько каждый лично способен быть ответственным за эту свободу.

Мы те, кто предпочитает демократию вместо гнетущей тяжести номенклатурно-бюрократической власти. Мы верим, что только свобода позволяет осуществлять перемены и реформы, не прибегая к насилию и тотальному контролю над жизнью человека.

Мы здесь еще и потому, что в этом году нам исполнилось 25 лет. Создавая Школу 25 лет назад, мы переживали время свободного парения и еще не знали, что, познав свободу, невозможно с ней расстаться. Но уже тогда стало понятно, что свобода требует от нас цивилизованной грамотности, то есть понимания, что такое гражданственность. Поэтому наш девиз: «Мы разные, но все мы — граждане!»

Банально, но идеи демократии представляются более желанными, когда за них приходится бороться, чем когда они становятся нормой жизни. Вчерашние защитники демократии часто не знают, куда идти дальше, а большинство людей обнаружило, что в жизни произошло мало перемен к лучшему.

Эти связанные с демократией проблемы характерны не только для посткоммунистических стран.

Интерес к демократии ослабевает. И мы здесь потому, что понимаем: деполитизация демократических обществ и пропагандистская политизация в авторитарных режимах достигли опасной черты. Однако я убеждена: именно поэтому так важно сегодня активизировать гражданское гуманитарное пространство.

Мы здесь потому, что понимаем: сегодняшний кризис носит глобальный характер. Это политический и экономический кризис, кризис форм и институтов принятия решений, кризис доверия, кризис демократии. Однако это не значит, что кризису нельзя противостоять, занимая гражданскую нравственную позицию, которая выражается в чувстве ответственности и долга гражданина перед обществом.

Мы воспитывались на положительных образах героев советской литературы, а жили во времени «затянувшегося одичания» и поэтому оказались инфантильными. Гражданская ответственность позволяет преодолевать состояние инфантильности, поощряемой государством. Именно благодаря гражданственности, то есть осознанию своих прав и обязанностей, к нам возвращаются результаты нашей деятельности, потому что мы действуем в публичном пространстве и перестаем быть подданными.

Именно гражданственность помогает нам понять, что свобода неразрывно связана с личной ответственностью, критическим мышлением, стремлением к справедливости и здравому смыслу. Гражданственность — это создание такого мира, который созидается каждым из нас. И мы постоянно воссоздаем этот мир и себя в своем жизненном пространстве через нашу активность и участие.

Задача Школы гражданского просвещения — помогать нашим согражданам выйти из состояния фрустрации; распознавать новые запросы и искать пути их разрешения.

Мы здесь, в центре Европы, потому что верим: активная гражданская жизнь — это способ бытия, открывающий человеку возможность его личной реализации в чем-то не менее важном, чем профессия. А именно позволяющая практиковать сложность современной жизни в условиях демократии.

Именно в этом я вижу смысл и призвание наших школ — в просвещении, гражданском образовании и воспитании гражданина — свободной и ответственной личности.

Приветственное слово президента ФРГ Франк-Вальтера Штайнмайера

 

С большим удовольствием и радостью я снова приветствую в Берлине Елену Немировскую и Школу гражданского просвещения и поздравляю с 25-летием Школы. Тот утраченный универсализм, который вы продолжаете искать на ваших конференциях в Школе, оказался непростым и, конечно, сталкивается с препятствиями. Соблазн отстраниться от международных дел и вступить в конфронтацию, отгородиться от мира и погрузиться в частные интересы возрос с того момента, когда я встречал вас в Берлине два года назад. Многие из вас живут и работают в условиях, которые становятся все более и более сложными. Однако универсализм остается важной целью и руководящим принципом нашего мышления и нашей практической работы. Чрезвычайно необходим свежий взгляд на ситуацию в наших странах и на общие тенденции в эпоху глобальных перемен.

Некоторые наши предположения о процессах трансформации и о неизбежности сближения после падения железного занавеса оказались слишком оптимистичными. Исключительно важно, чтобы мы сохраняли способность критически переосмысливать свои предположения, приспосабливаться к новым условиям и лучше понимать современные события. Вопросы и критика, конечно, важны, однако нельзя позволить, чтобы сомнения взяли верх. Нам необходимо учитывать реальный характер человеческой природы, когда мы размышляем о политическом будущем нашей планеты, о чаяниях и опасениях людей.

Но нет оснований поддаваться отчаянию. Будущее менее определенно, чем, возможно, многие из нас полагали два десятилетия назад. Но я глубоко убежден, что наше будущее не предопределено окончательно и в наших силах сделать его лучше.

Такие встречи, как ваша, дают возможность задуматься о настоящем вместе с лучшими умами и опытом из первых рук, для того чтобы лучше понимать происходящее. Такие мероприятия дают возможность укрепить нашу уверенность в том, что никто из нас не одинок в нашем стремлении дать всему лучшему, что есть в человеке, возможность внести свой вклад в создание более мирного и более гуманного мира.

Как всегда, желаю вам здоровой порции оптимизма и стойкости!

Рюдигер фон Фрич, посол Германии в России

 

Позвольте мне лично добавить. Я работал на государственной дипломатической службе более 30 лет, начиная с социалистической Польши 70-х. И должен сказать, последние месяцы чем-то напоминают мне ситуацию, которую я тогда наблюдал. Я вовсе не хочу указать на какую-то отдельную страну, во многом это касается и моей страны тоже. И не хотел бы проводить какие-либо параллели, но думаю, есть обстоятельства, подрывающие способность должным образом анализировать наше нынешнее положение. То, чему мы действительно являемся свидетелями, это предпочтение конфронтации сотрудничеству, национализма — примирению. Мы наблюдаем, как многие подлинные ценности подвергаются ревизии, а те, кто пытается выстоять, высмеиваются, или жизнь их становится очень сложной.

И кто нас вдохновляет? Те советские люди, которые выстаивали, не имея никакой надежды, зная, что убеждения не дают гарантии на успех. В конце концов таких стало много и они победили. И это дает нам сегодня, когда мы видим таких людей, надежду.

Спасибо, Лена и Юрий, за все, что вы делаете и что вы делали. И я желаю вам всего наилучшего!

Генеральный секретарь Совета Европы Торбьёрн Ягланд

 

Дорогие друзья, я очень сожалею, что не могу лично присутствовать на форуме, хотя вопросы, которые вы обсуждаете, очень важны. Сегодняшняя европейская демократическая модель испытывает все большее напряжение. Те сложности, с которыми она сталкивается, — это политический экстремизм, популизм, основанный на ненависти дискурс и деградация демократических институтов. Мы должны выстоять перед этими вызовами и обсуждать, как мы будем им противостоять. Именно поэтому мероприятия, подобные вашим, столь важны.

Школа гражданского просвещения с самого начала была очень инициативна в продвижении демократических ценностей. Она способствовала созданию российского государства на основе гражданского участия и верховенства права. Эти темы сегодня так же актуальны, как в 1992 году. Гражданское просвещение остается ключом для продвижения этих целей. Я хотел бы выразить свое восхищение Леной Немировской, ее командой и всем, чего они вместе добились за эти годы.

Московская школа стала первым в своей стране сообществом подобного рода. Ее успех заразителен, она вдохновила целую сеть таких сообществ, которые  возникли как в бывшем Советском Союзе, так и в странах Восточной и Центральной Европы, Южного Кавказа, и дальше — за пределами Европы, на южном побережье Средиземного моря.

Тревожно, что сегодня Московская школа работает в очень сложной ситуации: на ее работу серьезное влияние оказал закон об иностранных агентах. Уверяю вас в моей постоянной поддержке. Точно так же, как моя предшественница, госпожа Лалюмьер, помогала продвигать этот институт, мы продолжаем стоять плечо к плечу с вами. Совет Европы сделает все, чтобы воссоздать условия, в которых Школа сможет нормально работать, и не допустить таких угроз в других странах.

Европе необходима более крепкая демократия и более здоровая политическая культура. Это предполагает более совершенные политические институты, появление ответственных лидеров, подотчетных гражданам. Культура гражданского просвещения создает условия для этого. И я знаю, что Московская школа останется очень важным партнером Совета Европы. Желаю вам успеха!

Джек Ханнинг, генеральный секретарь Ассоциации школ политических исследований Совета Европы

Доброе утро всем присутствующим! Начну с поздравления всех с Днем благодарения. Американцы празднуют этот день начиная с 1621 года — как день сбора первого урожая. Основали эту традицию в Америке первые переселенцы, которых потом стали называть «отцы-пилигримы», подвергавшиеся религиозным гонениям в Англии.

Мы же празднуем сегодня 25-ю годовщину основания Московской школы. Ее основатели Лена и Юра также столкнулись с преследованиями. Они теперь тоже пилигримы или, правильнее сказать, кочевники, потому что вынуждены перемещаться из одного места в другое, делая ту работу, которую при нормальных обстоятельствах они должны были бы делать в России.

И хотел бы, поскольку сегодня, как я сказал, праздник Дня благодарения, попросить вас вспомнить директора Азербайджанской школы Ильгара Мамедова, который был приговорен к семи годам тюремного заключения вопреки решению Европейского суда, постановившего в мае 2014 года, что власти в Азербайджане нарушили ряд основных положений в области прав человека при аресте и вынесении приговора Мамедову.

Но не будем сегодня о грустном, я присоединяю свой голос к другим, которые вчера отдавали должное Лене и Юре и их замечательной команде, с кем еще пять лет назад мы могли праздновать 20-летие Школы в Голицыно.

Меня поражает, насколько все это похоже на семью и насколько это было прекрасно. Люди приезжают в Школу с разным опытом, различными мнениями и могут выражать их в спокойной, располагающей к общению обстановке. Лучше сказать — демократически могут выражать свое мнение, и в этом состоит дух Школы, который пестуют Лена и Юрий. Происходит это благодаря им и всем, кто много лет делился своими опытом и знаниями с поколениями выпускников Школы. Хочу также поблагодарить многих спонсоров, которые поддерживали и поддерживают Московскую школу.

Мы в Ассоциации школ Совета Европы, который я здесь сегодня представляю, делаем все, что можем, чтобы помочь Московской школе, которая была первой, учрежденной при покровительстве Совета Европы. И мы проторили дорогу для всех, кто пошел по этому пути в Европе и за ее пределами.

Учреждение Московской школы в 1992 году было результатом понимания и дружбы между двумя несколько легкомысленными дамами — Леной Немировской и тогдашним секретарем Совета Европы Катрин Лалюмьер. Катрин остается президентом нашей ассоциации и связана со Школой. Она продолжает этот проект и считает его близким своему сердцу. К сожалению, она не смогла приехать к нам из-за совершенно непредвиденных обстоятельств. Поэтому она просила зачитать свое послание форуму. С вашего разрешения я сейчас это сделаю.

«Дорогая Лена, дорогой Юрий, дорогие друзья! В этом году вы встречаетесь снова в Берлине благодаря щедрости Фонда Аденауэра, Фонда Боша, Норвежского института международных исследований, правительств Финляндии и Нидерландов. Хотела бы я быть с вами в этот момент, но, к сожалению, принятые в последний момент обязательства заставили меня остаться в Париже. Я очень сожалею об этом, потому что больше чем когда-либо хотела бы услышать о политической ситуации в вашей стране и поговорить о том, что происходит в моей стране. Франция в настоящий момент переживает изменения, которые могут быть и важными, и плодотворными, если не столкнутся с большим сопротивлением.

Сегодня, когда я смотрю на многих представителей стран Совета Европы, включая те страны, которые являются самой основой, сердцевиной Евросоюза, я чувствую беспокойство. Те ценности, которые лежат в основе европейского проекта и которые были приняты 28 членами ЕС, когда они вступали в организацию, все больше и больше ставятся под сомнение лидерами, которые имеют очень странное представление о правах человека и верховенстве права. Я осознаю, какой путь мы проделали не только в Восточной, но и в Западной Европе с момента падения Берлинской стены. Однако теперь, вопреки всем нашим надеждам, движение повернуло вспять.

Наши школы сегодня более чем когда-либо отвечают подлинным потребностям прогресса. Несмотря на скудость ресурсов, которые выделяются на деятельность этих школ, они пытаются справиться с трудностями. 25 лет назад Лене пришла в голову замечательная идея. И я очень счастлива, что Совет Европы тогда поддержал и продолжает поддерживать эту инициативу для того, чтобы противостоять популизму, авторитаризму, ксенофобии, расизму и другим явлениям. Лучшая защита от регресса — просвещение. Да здравствует Школа, да здравствуют все центры силы и знания!

Катрин Лалюмьер. Париж, 17 ноября 2017 г.»

Продолжение выступления Джека Ханнинга

Простите, пожалуйста, вам придется потерпеть меня еще немного, потому что я хотел бы добавить одно-два замечания. Мне очень повезло, я работал с Катрин Лалюмьер в ту пору, когда она была генеральным секретарем Совета Европы. И так вышло, что 9 ноября 1989 года я был с ней в Осло, когда мир узнал о падении Берлинской стены. Г-жа Лалюмьер немедленно выпустила заявление, в котором приветствовала это событие. Но также она подчеркнула, что следующий этап распада тоталитарной системы непременно предполагает изменение образа мысли и системы ценностей, ментальности и склада ума.

Я также был с Катрин в Москве (Лена упомянула об этом), когда с помощью двух друзей Школы мы отправились на ужин домой к Лене и Юре. Именно в тот вечер на знаменитой кухне Лены возникла идея Московской школы политических исследований. Тогда еще трудно было понять, как она может выглядеть, но обсуждался вариант помощи Совета Европы.

Я хочу поблагодарить Ханса Фуррера, который и продвигал этот проект с большим энтузиазмом, выступая в должности директора политического департамента Совета Европы. Я часто вижусь с ним, и он все время спрашивает, как у вас дела, и постоянно шлет вам приветы и добрые пожелания.

Я не стану вам рассказывать историю Московской школы или тех школ, которые родились потом. Но интересно отметить, что Московская школа послужила катализатором для создания других школ не только потому, что она стала примером и моделью, как мы уже говорили, но также потому, что у нее всегда была традиция принимать выпускников не только из России, но также из соседних государств, которые в свое время входили в состав Советского Союза. Поэтому вряд ли вы удивитесь, что второй Школой политических исследований стала грузинская школа, которая была создана в Тбилиси выпускником Московской школы Армазом Ахвледиани, который присутствует в этом зале сегодня. Создание второй школы спустя семь или восемь лет после Московской было очень важным, поскольку закрепило опыт московской модели и позволило другим школам следовать этому примеру.

Основатель болгарской школы, покойный Дими Паница, сам приехал посмотреть, каким образом работает Московская школа. Не могу не упомянуть и сербскую Школу, но здесь присутствует Соня Лихт, она более компетентна.

Я хотел бы на минуту сосредоточить внимание на 10-й годовщине Московской школы. Зачитаю цитату из одного поздравительного письма: «Все, кто участвовал в программах Школы, приобретают не только знания, но и новых и надежных друзей. Школа сегодня — это просветительский объединяющий центр, где отстаиваются ценности демократии и общественного служения, воспитывается уважение к закону». Знаете, кто подписал письмо? Владимир Путин. Я цитирую его письмо, потому что оно иллюстрирует как раз то, о чем говорит Катрин в своем послании: происходит движение вспять, а не вперед — к прогрессу.

Если ситуацию рассматривать в контексте отношений Совета Европы с такими странами, как Россия, Турция и Азербайджан, или в контексте Евросоюза с такими странами, как Венгрия, у нас есть основания опасаться за ценности, которые лежат в основании этих органов.

Не стану развивать тему отказа России и Турции от части платежей в Совет Европы. Не буду рассказывать и о том, как работала азербайджанская машина отмывания денег в попытках улучшить свой имидж. Все это было опубликовано несколько недель назад.

В заключение я хотел бы привлечь ваше внимание к беспокоящим событиям не только в этих странах, но также и в устоявшихся, как мы считаем, демократиях, включая мою собственную страну — Великобританию. Наше правительство все чаще обращается к Европейскому суду, который истолковывает соответствующие принципы Европейской конвенции, вписывая их в контекст времени. Например, если бы мы следовали естественному ходу времени, то смертная казнь не была бы, вероятно, отменена до сих пор. Еще в 1950 году она была разрешена, но двумя протоколами Европейской конвенции была отменена. В России, как известно, постановления Европейского суда иногда отменяются Конституционным судом РФ, который с 2015 года стал основываться на верховенстве Конституции РФ над международным правом и решениями ЕСПЧ в нарушение Европейской конвенции. После завершения процедуры брекзита в британском парламенте, полагаю, верховенство ЕСПЧ будет вновь внесено в повестку дня. Следует также напомнить о Швейцарии, где также встает вопрос о примате Европейского суда. Наконец, Дания — страна, ратифицировавшая Европейскую конвенцию, считает своим приоритетом реформирование системы европейского правосудия, что воспринимается по меньшей мере как ревизия конвенции. На мой взгляд, это явно противоречит датскому духу терпимости и гармонии с европейским законодательством о правах человека.

В связи с Европейской конвенцией стоит напомнить о событиях в Европе в 30-е годы XX века, которые явственно демонстрируют, что национальные системы не в состоянии справляться с проблемами, встающими перед национальными государствами. Очевидно, что именно авторитарные националистические популистские правительства в гораздо большей степени заинтересованы в подавлении оппозиции и инакомыслящих, нежели в защите прав человека.

Когда вчера я слушал обсуждения в этом зале, я думал одновременно о плохих и благотворных явлениях, которые происходят. И вспомнил сочинение Чарльза Диккенса о временах революционной Франции. В известном смысле его повесть вполне описывает дух Европы: «Это было самое прекрасное время, это было самое злосчастное время — век мудрости, век безумия, дни веры, дни безверия, пора света, пора тьмы, весна надежды, стужа отчаяния... («Повесть о двух городах». — Прим. ред.)».

Наше время света, наше время надежды вернется благодаря свету разума. Эта небольшая цитата из Диккенса, на мой взгляд, наводит мостик к тому, что делает Московская школа. Спасибо.

Альваро Хиль-Роблес, комиссар по правам человека Совета Европы (1999–2006)

Уважаемые друзья, дорогая Лена! 25 лет назад началась история Школы. Для многих из нас это был уникальный опыт. Мне выпала честь участвовать в семинарах Школы практически с самого ее рождения. Это были непростые времена. Потому что те проблемы, которые Россия унаследовала от своего прошлого, были гигантскими. Усилия, которые надо было приложить, чтобы общество из сообщества подданных стало гражданским, казались тщетными. Но Школа начала работать последовательно и неутомимо. Так появились первые выпускники, ответственные граждане, которые, вернувшись домой, продолжали продвигать ценности демократии, верховенства права, уважения человека и ценность главного блага — свободы.

Школа позвала в Россию интеллектуалов, ученых и политиков со всего мира. Мы помним Голицыно, где порой чуть не умирали от жары в огромном остекленном зале. Школа с самого рождения была и продолжает оставаться пространством свободы, отстаивания своих идей, веры в благотворность демократических процессов. Нет лучшего способа постараться снять пелену с глаз тех, кто прожил столько лет под гнетом единственно разрешенной правды.

Но Школа не ограничивалась только тем, чтобы нести гражданскую грамотность внутри самой России. Работа Школы шла много шире во всех новых государствах, бывших союзных республиках, которые создавали у себя школы, подобные той, чей юбилей мы сегодня празднуем. Невероятные усилия Лены и Юры при поддержке Совета Европы сделали возможным построить целую сеть школ в разных странах.

Но, как мы говорим в Испании, сапожник всегда без сапог. Иначе нельзя объяснить тот факт, что в стране, где родилась Школа, ей присвоили оскорбляющее ее достоинство определение иностранного агента именно за научение демократии, верховенству права и ценностям, под которыми они сами же и подписывались. Очень грустно признавать, что после стольких лет свободы не все люди до сих пор способны уважать и исповедовать ценности свободы, демократии, уважения мнения другого и свободы мысли. Авторитаризм, нетерпимость, национализм — ипостаси зла, с которыми демократия сталкивается во всем мире в наши не самые простые времена, которые становятся еще труднее в условиях роста национализма и власти тех, кто между добром и злом выбирают второе.

Но, несмотря на сложные времена, Школа и ценности, которые она отстаивает, пример, который она подает, невозможно уничтожить. Семена брошены в землю, и они взойдут, дайте срок. Труд и усилия не пропадут даром. И я верю, что этот день наступит. Я всегда говорю Лене и Юре и всем друзьям в Школе, что их работа не пройдет даром. И я еще раз благодарю за все, что они сделали.

Джон Ллойд, редактор The Financial Times

 

Прежде чем сказать несколько слов о Школе, позвольте мне зачитать приветственное слово господина Кристофера Паттена, почетного председателя и президента Оксфордского университета, давнего друга и сторонника Школы. Крис Паттен благодарит за возможность обратиться с приветственным словом к Московской школе и выражает сожаление, что не может быть с нами сегодня здесь.

«Позвольте выразить слова душевного восхищения Московской школой за вклад в развитие демократии. При этом демократия и гражданственность не ограничиваются процедурами. Это, безусловно, деятельность в области социальной солидарности и сплоченности, а также в известном смысле щедрость духа. Деятельность Школы на протяжении прошедших 25 лет не утратила актуальности. Я полагаю, что стойкость, мужество и приверженность этим принципам сохранятся еще на долгие годы, на следующие 25 лет существования вашей ассоциации».

Уже 25 лет я дружу и восхищаюсь Школой. Еще дольше я дружу с Леной и восхищаюсь ею. Как уже говорила Лена и многие другие, либеральный демократический мир сегодня находится в опасности. Угрозы, которые направлены против него, в разных странах зачастую имеют схожую природу. Многие в этом зале и лица, не присутствующие здесь, стали частью Школы во многом благодаря магнетизму личностей Юры и Лены. Однако помимо личного фактора нас объединяет приверженность ценностям, которые Школа бережет и распространяет уже на протяжении четверти века. Я говорю о свободе слова, совести, собраний и, конечно, о верховенстве права. Московская школа посредством семинаров, конференций, издаваемых ею книг на протяжении этих 25 лет в рамках сотрудничества с десятками организаций в Европе, в Северной Америке и иных частях света говорила и продолжает говорить об актуальности этих ценностей, проявляя в то же время озабоченность в связи с их очевидной ревизией и искажениями.

Мы собрались здесь по праздничному поводу, чтобы сказать о замечательном успехе вашей институции. Каждый из нас должен взращивать в себе и отстаивать веру в свободу. Благодарю вас.

Рене Нюберг, чрезвычайный и полномочный посол Финляндии в России (2000–2004)

 

Уважаемые дамы и господа, друзья Школы! Совершенно символично, что 25-летие Школы мы отмечаем в Фонде Аденауэра. В Германии были различные политические партии — от самого левого до самого правого спектра. Поэтому не случайно в самом начале существования федеральной республики были созданы финансируемые парламентом фонды, что позволяло уравновешивать политическую структуру общества. Это то, что мы уважаем и что приветствуем в современной Германии.

Кстати, обратите внимание, на противоположной стороне улицы, где мы сейчас находимся, архитектурный ансамбль посольств пяти скандинавских стран, которые приняли историческое решение, что больше нигде они так не будут соседствовать на общем участке. Я прослужил пять лет в Берлине и очень рад, что вернулся сюда.

Господин Ханнинг, вечером в Копенгагене я выступлю с посланием на сессии датского парламента, где будет отмечаться 100-летие независимости Финляндии. И обязательно скажу о поражении на муниципальных выборах в Финляндии правых партий — это к тому, что опасения деструктивного влияния правых в Европе оправданны, но не фатальны.

Я знаю Лену и Юру 20 лет. Я стал послом в Москве в конце 2000 года. Но я бывал и в Грозном в 1995 году в качестве посла ЕС, когда российская армия все еще обстреливала город. Два года я был одним из посредников в карабахском конфликте. Поэтому я наблюдал Кавказ. И это дало мне возможность посмотреть на Россию с юга. И, поверьте, Россия оттуда выглядит совсем по-иному. Точно так же по-другому Россия выглядит, если вы посмотрите на нее с востока.

Мне очень повезло, что я смог жить в России и застать те годы, когда у вас были свободные СМИ. Никогда не забуду телешоу «Куклы» с сатирическими копиями политиков. Мы, кстати, транслировали их с субтитрами на финском языке. Но также я видел самое начало удушения этих средств массовой информации, а сейчас этот процесс в полном разгаре. Закончился один период, приходит авторитарная система.

Есть нечто очень важное в работе школ, подобных Московской. К слову говоря, нынешнее название, которое было буквально навязано по причине, в которой я сейчас не буду разбираться, лучше прежнего. Школа гражданского просвещения — это лучшее название. Все дело в слове «просвещение». На меня всегда производило огромное впечатление, что это не просто московская какая-то затея: участники школьных сессий не только из Москвы, а со всей России. Я ездил по России. В советские времена, по сути, не было такого места, где бы я ни побывал, будучи молодым дипломатом, хотя далеко не везде можно было свободно путешествовать. А ведь посол не должен только сидеть в кабинете.

Московская школа действительно является учреждением, где происходит гражданское просвещение. Мы очень признательны Совету Европы, без его содействия Школа не имела бы такого якоря. Есть скромная поддержка со стороны моей страны, Швеции, довольно ощутимая поддержка Норвегии. Мне очень приятно поздравить Школу и школы и особо поблагодарить Лену и Юру за их подвижничество.

Большое спасибо!

Соня Лихт, президент Белградского фонда политической культуры

 

Доброе утро! Позвольте сразу выразить радость от того, что я здесь, с вами в этом зале праздную 25-летие Московской школы гражданского просвещения. А также поблагодарить Лену и Юру, исходя из личных чувств благодарности за то, как они изменили мою жизнь, за то, что в преддверии нового тысячелетия моя жизнь приняла новый оборот. Я всю сознательную жизнь участвовала в деятельности гражданских организаций, но именно после первых посещений семинаров в Голицыно, после опыта общения со Школой и понимания того, как она существует и работает, именно это привело меня к мысли о том, чем мне заниматься в оставшиеся годы, будучи близкой Школе и следуя личному примеру Елены Немировской.

Эта страница в моей биографии привела к созданию в 2003 году Сербской школы. В следующем году мы будем праздновать наше 15-летие.

Тот образец, который мы всегда видели и видим в Московской школе, позволил нам по-новому взглянуть на саму концепцию образования в сфере гражданственности. Пришло понимание, что гражданское образование должно быть гораздо более широким. Если мы действительно хотим видеть в обществе разных людей, ответственных за принятие решений, если стремимся к многообразию, к развитию и эволюции институтов, значит, мы на правильном пути, следуя концепции гражданского образования и просвещения для тех, кто готов учиться и делиться полученным опытом.

Скептицизм был, и его немало остается, многие не верили, что мы сумеем усадить политиков за стол переговоров на Балканах, не верили, что сможем способствовать диалогу в духе сотрудничества.

Хорошая новость состоит в том, что скептики оказались не правы. По сути, мы сами были удивлены тому, что многие лица, занимавшие достаточно высокое положение в балканском обществе, включая парламенты и различные правительственные ведомства и партии, сели за один стол. Я полагаю, что эта готовность к диалогу происходила и из любознательности, так как люди не знали, чего им ожидать, когда они садились за один стол, вместо того чтобы враждовать. Нам это удалось.

Я не хочу сказать, что мы повлияли на ход истории или изменили саму ткань нашего общества, это было бы слишком самонадеянно. Однако определенный вклад в его развитие, на мой взгляд, мы внесли. И на примере нашей Школы, учитывая приближающуюся 15-ю годовщину ее существования, мы решили, что в новом году на ее семинарах будут участвовать прежде всего выпускники. Мы хотим понять, как воспринимаются и преломляются события в жизни наших коллег, наших выпускников. Первые дни нашего праздничного семинара будут посвящены культуре памяти в нашем европейском регионе. Мы будем говорить о прошлом, об уроках, извлеченных из истории XX века.

Ратко Младич вчера был приговорен к пожизненному сроку, что, естественно, вызвало самые разные реакции*. В Сербии были даже демонстрации в поддержку генерала. У нас, к сожалению, в регионе есть и сегодня группы, которые отождествляют себя с военными преступниками, что лишь подчеркивает необходимость и важность гражданского образования и таких организаций, как наша.

Завершая свое выступление, я не могу не назвать еще одно имя, которое не столь известно, как имя уже упоминавшегося Ильгара Мамедова из Азербайджана, но со схожей судьбой. Я имею в виду Османа Кавалу, основателя турецкой Школы, который не так давно вступил в нашу сеть. Он также находится в тюрьме*. Это один из интеллектуалов, людей, которые несут свет культуры в турецкое общество. Человек, с которым я познакомилась в начале 90-х, когда речь шла о создании Гражданской ассамблеи в Хельсинки. Осман Кавала всегда был твердым человеком в своих убеждениях и в своей готовности строить демократию в Турции. В настоящее время он ждет суда. И мы должны говорить о нем и пытаться что-то сделать для него.

Как гражданский активист уже в течение полувека, я пришла к выводу, что образование в сфере гражданственности обладает ключевым значением для развития демократического общества. Но этого недостаточно. Мы должны вести дискуссии и действовать. Союзничество и коалиции также существенны. Без коалиций, следующих путем гражданского участия, без понимания того, что мир вокруг больше неких узких интересов, без этого европейский проект будет в опасности.

Юрий Сенокосов, главный редактор журнала «Общая тетрадь» (Вестник Школы гражданского просвещения)

 

Дорогие друзья, я не поэт, но сегодня нельзя без поэзии…

Пролетело лето. Проползла и осень.

Бабочкой снежинкой кружится зима.

Ну а мне сегодня захотелось очень,

Чтоб была на свете ты совсем одна.

Знаю, это глупо. Знаю — неразумно.

И вообще дичайший эгоизм.

Только Ленка, милая, разве можно жить, не чувствуя,

Что такое жизнь…

Я думаю, вы догадались, кому посвящены и к кому обращены эти мои поэтические фразы?..

А теперь вопрос: с чего начинается и благодаря чему существует наша Школа?

Конечно, благодаря встречам и общению, так как встречи и общение и есть жизнь. И сущность человека, а точнее человеческое в человеке, проявляется именно в общении, которое по определению не может быть принудительным. Так ведь?..

Потому что общение предполагает свободу. А иначе не было бы дружбы, доверия, любви — этих уникальных ценностей в нашей жизни. Запретить их невозможно, как и свободу. Они есть и будут, потому что сущность человека, повторю еще раз, в общении, которое начинается — и я думаю, вы с этим согласитесь, — с поиска слова для передачи искреннего чувства.

То есть любой даже неосознанный поиск нужного слова уже можно рассматривать как своего рода приглашение к общению с Другим. Тем более сегодня, в эпоху глобального кризиса, когда существует явный запрос на доверие и истину, которая, по выражению философа и одного из идейных основателей Школы Мераба Мамардашвили, ни на чем не держится, но зато держит все остальное.

И в этой же связи напомню еще об одном понятии немецкого философа Карла Ясперса — «осевое время». А именно о появлении между VIII и II веками до н. э. греческих философов, индивидуально и личностно датируемых мировых религий в Индии и на Ближнем Востоке и моральных учений в Китае. Этот период Ясперс назвал Axenzeit, подразумевая, что отсюда берет начало общая история человечества.

Почему я об этом напоминаю? Потому что существует так называемый феномен конгениальности, на который и указывает понятие осевого времени. Конгениальный — значит, сходный по духу, образу мыслей. Это было время глубокой и напряженной рефлексии, осмысления и выбора пути, когда на смену мифологическому мировоззрению пришло рациональное философское мировоззрение. И сейчас мы переживаем, несомненно, нечто похожее, когда восстанавливается, подобно прорастающему зерну, преемственность с такими историческими вехами Axenzeit, как Возрождение, Реформация, барокко, Просвещение.

Чтобы не быть голословным, сошлюсь на представленный в конце 2017 года доклад Римского клуба. Он называется Come on! («Давай же!») С подзаголовком «Капитализм, близорукость, население и разрушение планеты». Его главные авторы Эрнст фон Вайцзеккер (Германия) и Андерс Вийкман (Швеция).

В аннотации к докладу, посвященному 50-летию Римского клуба, в частности, говорится, что современные тенденции развития мира неудовлетворительны. Предостережения Римского клуба, изложенные в свое время в книге «Пределы роста», по-прежнему актуальны. Похоже, мы находимся в философском кризисе. Папа Франциск выразил эту мысль со всей определенностью: наш общий дом — в смертельной опасности. Посредством анализа этого философского кризиса в книге сделан вывод о необходимости «нового просвещения»... И дальше.

Для достижения поставленной цели следует преодолеть разобщенность, отказаться от изоляционистской модели в пользу более систематического подхода, который потребует в том числе и переосмысления принципов организации науки и образования. Однако действовать нужно уже теперь, чтобы вернуться на путь устойчивого развития.

Разумеется, мы (то есть Школа) не договаривались с Римским клубом о программе нашего форума «От веры в спасение к доверию», конгениального, на мой взгляд, названному докладу. Отличие между клубом и форумом я вижу лишь в том, что в докладе говорится о «новом просвещении», а мы продолжаем заниматься гражданским просвещением.

Поэтому постараюсь дальше ответить на вопрос: почему так важно в условиях глобального кризиса именно гражданское просвещение и что такое гражданин.

По словам Папы Франциска, «наш общий дом» (а в нем живет сегодня более 7,5 млрд человек) «в смертельной опасности».

Вопрос: насколько готовы и готовы ли вообще живущие в этом доме, включая и нас, спасти его? О создании какой инфраструктуры в этом случае может идти речь? Что важнее в таком необычном общем доме — фундамент, стены, крыша?..

В СССР за несколько десятилетий до того, как он распался, я хорошо помню, появились две метафоры, которыми описывалась похожая ситуация. После прихода к власти Брежнева было сказано: все мы в одной лодке и, чтобы она плыла, не надо ее раскачивать. И советские люди, как известно, не раскачивали.

А вторая метафора такая. Научно-технический прогресс сравнивали с велосипедом. И призывали, не переставая, крутить педали, чтобы не свалиться. Однако, увы, ничто не спасло страну развитого социализма от распада. А такой дом, как планета Земля, в котором в 1900 году было 1,6 млрд жителей, а сегодня уже более 7 млрд? Когда вместе с ростом населения растет и воздействие человека на природную среду и людей друг на друга.

Сложность и глубина проблем, вызванных глобализацией, столь же очевидны, как и то, что для их решения требуется сотрудничество государств на международном уровне. И, безусловно, нужна вера в принципы верховенства права, демократического управления, открытого рынка. Об этих принципах, считаем мы в Школе, не стоит забывать хотя бы потому, что их родина — Европа, которая и наша общая родина, где были сформулированы в XVIII веке идеи, положившие начало современному процессу глобализации. Я имею в виду Адама Смита и его знаменитую фразу из «Богатства народов» о «невидимой руке рынка», теорию разделения властей Джона Локка и Шарля Луи Монтескье, а также Иммануила Канта, заявившего в своем трактате «Что такое просвещение?»: «публика сама себя просветит, если только предоставить ей свободу».

Сегодня можно уверенно сказать, что эти идеи подобно маяку освещали путь экономического, политического и гражданского развития европейского общества, преодолевавшего свое духовное несовершеннолетие, причиной которого, по словам Канта, был не недостаток ума, а недостаток решимости и мужества самостоятельно пользоваться им. Чтобы понять не то, что делает из человека природа, а как человек делает себя сам.

Таким образом, целью просвещения является не столько распространение знания, сколько развитие человеческого разума.

Вопрос: почему же тогда этот просвещенный разум оказался столь недальновидным, и современный мир превратился в заложника угрожающих глобальных проблем?

Потому что девиз Просвещения Sapere aude! — имей мужество пользоваться собственным умом — явно заключает в себе парадокс, о котором стоит задуматься. И если задуматься, то окажется, что когда мы думаем, мы думаем не собственным умом, ибо это некая невидимая собственность, которой мы обладаем. И значит, эта «собственность» (то есть ум) дана нам, как выражался Мераб Мамардашвили, в дар, и он есть у всех. Но не все это понимают, «зарывая талант в землю». А если человек не зарывает, о нем можно сказать, что он обладает безусловным талантом личности, которая, собственно, поэтому и выделяется в качестве особого феномена в этике и культуре, поскольку человек ищет некую ценность за пределами очевидного. Справедливость, истину, честь, благо, свободу, которые не передаются непосредственно от одного человека к другому, а требуют понимания — личного сознательного усилия и мужества пользоваться собственным умом.

То есть учиться жить в глобальном мире — или, как сказала Лена, практиковать сложность современной жизни в условиях демократии — не просто. Для этого тоже нужна некая инфраструктура. Назову ее условно инфраструктурой идеального, так как создается она только с помощью ума, без технологий.

Вспомним о душе и теле, тайне их соединения, которое существует в каждом из нас и проявляется де-факто, а объяснить этот особый факт невозможно. Невозможно воссоздать технологически рациональную модель этого соединения, хотя оно и есть своеобразный образец рациональности, содержащий в себе причину самого себя. И проявляется это, повторяю, в каждом человеке, в каждом из нас на уровне здравого смысла. А если этот здравый смысл начинает вытесняться цинизмом или нигилизмом?

Философы по этому поводу говорят, что природа мысли не является проблемой позитивной науки, которая всегда стремится к достижению конкретных результатов. И подчеркивают: реализация мысли и ее функционирование связаны с концентрацией особого интеллектуального усилия, уходящего в глубины и тайну человеческого Я.

И таких тайн для понимания, а не для решения много. Но все они так или иначе сходятся в соединении души и тела. И поскольку их много, появились разные философии: философия математики, философия жизни, философия свободы, философия истории, философия политики и т.д. Хотя на самом деле философия одна — любовь к мудрости. А самыми известными ее творцами были Платон, Декарт, Кант. А если ближе к нашему времени, в XX веке, — в том числе и Мераб Мамардашвили, которого я упоминал.

Для Мамардашвили философия была способом приобщения к вечному настоящему, которое он определял как место, где мы соврéменны со всеми людьми. То есть первый философский шаг, с которого он начинал, — полное доверие к жизни. И при этом часто повторял, что сделать его невероятно трудно, противопоставляя себя миру, предъявляя ему претензии. Однако если найдена точка опоры, которая всегда связана с мудростью (со знанием незнаемого), то все встает на свое место. Человек обретает свободу. И более того, именно в этой ситуации у него появляется шанс встретить Другого.

Таким образом, можно учиться и стать историками философии, учителями, политиками, даже поэтами. Но нельзя научить человека быть философом, поэтом, политиком, учителем.

В этом я вижу смысл существования нашей Школы гражданского просвещения — рождении понимающих, а не слепо следующих за лидером-вождем. Возвращение к здравому смыслу невозможно без философии.