Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Берлинский форум

Тема номера

Вызовы и угрозы

Общество и СМИ

Гражданское общество

Точка зрения

Горизонты понимания

Наш анонс

Nota bene

Номер № 76 (1-2) 2019

Вызов для всех нас

Тома Гомар, директор Французского института международных отношений

Наш аналитический центр занимается экспертизой для людей, принимающих решения.

Мы предоставляем результаты наших исследований не только опытным элитам, но и начинающим политикам. Поэтому начну с парадокса, с которым столкнулись аналитические центры в последнее время. А именно — с высоким уровнем скептицизма со стороны
политиков в отношении наших экспертных оценок.

Это означает одно из двух: либо мы плохо справляемся со своей работой и должны над этим задуматься, либо происходят какие-то перемены в отношениях между экспертами и политиками. Я полагаю, что дело именно в этом.

Сейчас уже сам факт нашего внимания к некоторым проблемам вызывает критику со стороны различных социальных сетей, политических ведомств, групп интересов и т.д. Это вызов для всех нас. Как защитить экспертизу, основанную не на личном мнении или предпочтении, а на фактах, данных, информации?

Вторая проблема, с которой мы сталкиваемся, — манипуляции с информацией. Этим весьма серьезно занялись многие страны, включая вмешательство в выборы. В этом мы также видим проблему для аналитических центров, потому что порой сами становимся мишенью атак и должны анализировать происходящее, корректировать нашу работу.

Несмотря на то что мы сталкиваемся с такими трудностями, я полагаю, что анализ, основанный на фактах и ценностях, сегодня особенно важен для дебатов на самых разных уровнях. На местном и национальном (так как мы продолжаем жить в мире национальных государств) и, конечно, на общеевропейском — поскольку мы понимаем, какую роль играют надгосударственные структуры Европейского союза.

Тезисно назову особенности, важные для анализа и понимания современного мирового контекста и геополитических особенностей, которые влияют на общую ситуацию в мире. 

Начну с трех основных.

Первая. Сегодня мы живем в мире, в котором в целом меньше бедности и больше неравенства. Благодаря глобализации удалось вытащить из нищеты более миллиарда человек, что замечательно. Но при этом беспрецедентно возросло неравенство. Примерно 1% жителей планеты обладает примерно 43% мировых богатств. Неравенство — проблема, которая сегодня представляется неразрешимой.

Вторая. Мы наблюдаем мир, который ограничен с точки зрения материальных ресурсов, но практически не ограничен в плане доступа к сведениям, в том числе индивидуального пользования. Говорят, что информация сейчас — как энергетические ресурсы, но мне кажется, это неудачное сравнение, поскольку запасы энергоносителей истощаются, а вот информация действительно безгранична. И это серьезный вызов для Европы, которая занимает достаточно дискомфортное место между Соединенными Штатами с их мощными интернет-платформами и растущими IT-технологиями Китая.

Третья — конфликт между действительно впечатляющими возможностями, которыми обладают технологии, и теми возможностями, которые они предоставляют для глобального контроля населения. В Китае это становится все более очевидным, учитывая внедрение комплексной IT-системы общественной безопасности, построенной на тотальной сети слежения и распознавания лиц, где связь между технологиями и стремлением к мониторингу, надзору, сбору персональных данных приобретает все большее значение. Мы видим эту тенденцию всюду в мире.

Следующие тезисы относится к геополитическим факторам.

Четвертая реальность касается треугольника США — Китай — Россия. Эти три страны, три державы, входящие в Совет Безопасности ООН, в разной мере ослабляют всемирную систему многосторонних отношений. Конечно, случай Соединенных Штатов особенный. США являются союзником европейских государств по НАТО, там есть давняя традиция разделения властей и активное гражданское общество, но мы видим, как администрация президента Трампа противодействует сегодня достижению международных соглашений, например по климату, иранской ядерной программе и т.д. Поэтому ее уже нельзя воспринимать как воплощение либеральных свобод, но всего лишь как государство, стремящееся стать первой из сверхдержав.

На примере Китая мы видим политику достижения паназиатской гегемонии. Что касается России, то здесь тоже достаточно негативных примеров: присоединение Крыма, дестабилизация в Донбассе, использование права вето против резолюций, нацеленных на разрешение сирийского кризиса.

Пятая зона напряжения — ситуация на Ближнем Востоке. Здесь я бы хотел вернуться на 40 лет назад, в 1979 год, ставший очень важной вехой для данного региона. Именно в 1979 году образовалась Исламская Республика Иран, и, по сути, началось соперничество между Саудовской Аравией и Ираном за гегемонию в мусульманском мире. Тогда же все увидели коллективную неспособность мира разрешить палестинский кризис; тот же 1979 год породил радикальный джихадизм; тогда же началось вторжение советских войск в Афганистан. Нынешняя проблема состоит в том, что через несколько лет после «арабской весны» во всех арабских государствах, пожалуй за исключением Туниса, мы видим неутихающее противостояние. И сирийский конфликт все еще далек от разрешения.

Шестая реальность связана с неопределенностью ситуации в самой Европе. До недавнего времени Европа воспринималась как островок стабильности. Сегодня стабильность становится все более хрупкой, а будущее неопределенным. Достаточно упомянуть брексит и рост популизма.

Кстати, скажу несколько слов о корнях нынешнего популизма. Я полагаю, что проблема во многих европейских странах состоит в отсутствии реакции на референдумы 2005 года и на события 2007–2008 годов, когда последовательно были отвергнуты сначала Европейская конституция, а потом первоначальная версия Лиссабонского договора. На мой взгляд, европейские политические круги попросту не обратили должного внимания на события 12-летней давности с точки зрения учета общественного мнения.

Седьмая — вызов терроризма, в том числе европейского, «доморощенного» терроризма, когда мы говорим об организациях и людях, которые выросли и получили образование в европейских странах.

И наконец, восьмая проблема — это массовая иммиграция, которая, к сожалению, воспринимается не как инклюзивная, а как эксклюзивная сфера. И миграционная политика все больше делегируется третьим странам — Турции или Ливану. Для Европы огромной проблемой остается создание работающей формулы взаимоотношений с африканскими и ближневосточными странами.

Что можно предпринять?

Во-первых, следует поощрять политические дискуссии на всех уровнях — местном, региональном и национальном — на основе фактов, а не спекуляций. В мире достаточно много интеллектуальных центров, которые этим занимаются. Но одно дело, когда подобные вопросы обсуждаются в рамках экспертного сообщества, и совсем другое — распространение политического диалога на все уровни общества.

В связи с этим возникает вопрос: что ожидает либеральный миропорядок в ближайшие годы? Какую систему мы увидим? Сегодня в Европе мы должны постоянно думать об этом, помогая политикам и правительствам понимать последствия структурных изменений, а также расшатывания существующей политической системы. Роль интеллектуальных центров состоит в том, чтобы не повторять ошибки прошлого.

Нам не следует быть пессимистами, надо сосредотачиваться на положительных изменениях, на той трансформации, которая может помочь в преодолении названных проблем. Не случайно девизом нашего форума является замечательная фраза: все мы разные, но все мы граждане. Мы действительно не можем отказаться ни от одного, ни от другого. Мы не можем отказаться от различий между нами, мы принимаем это как единственное условие нашего существования, и одновременно не можем и не вправе отказаться от гражданства и гражданственности.

Макс Бекман. Прикованный цепью. 1944