Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Берлинский форум

Тема номера

Вызовы и угрозы

Общество и СМИ

Гражданское общество

Точка зрения

Горизонты понимания

Наш анонс

Nota bene

Номер № 76 (1-2) 2019

Очень важно искать общий язык

Денис Волков, социолог, руководитель отдела прикладных социологических исследований Левада-Центра

Остановлюсь на проблемах российского гражданского общества, о качествах, которые его характеризуют, его масштабах.

Сегодня уже звучали слова о защите прав, солидарности, гражданской активности. Если оценивать ее в этом плане, то по крайней мере половина населения России участвует в различных сетях коллективных действий. Например, Роберт Патнэм в изданной Школой книге «Чтобы демократия сработала» включает в гражданское общество и дворовые футбольные команды, и хоровые кружки, и другие объединения по интересам. Если использовать этот подход, то в России гражданское общество — это около половины населения…

При другом критериальном подходе — например, помощь другим, жертвование денег и вещей — количество россиян, вовлеченных в гражданскую активность, исчисляется третью взрослого населения страны.

Наконец, когда речь идет о защите прав в различных сферах, о постоянной работе в этом направлении, то можно насчитать не больше 10% граждан, кто хоть как-то вовлечен в такую деятельность.

При этом защиту прав большинство наших граждан понимают как устранение нарушений социальных прав, когда государство недодает чего-то, что должно обеспечить. Политические права на последнем месте.  Однако на вопрос, чувствуют ли они себя защищенными от произвола властей, считают ли, что власть подотчетна обществу, 80% респондентов отвечают отрицательно. Получается, что на языке политических прав многие граждане свои проблемы не формулируют. Хотя в то же время в фокус-группах многие респонденты считают, что их конституционные права часто нарушаются.

Регулярно на протяжении 10 лет мы замеряем разные аспекты гражданской активности, но лучше изучили качественные изменения в
этой сфере, потому что количественных сдвигов не так много. Качественные показатели очень важны: используя современные способы коммуникации, мобилизации ресурсов, приобретая опыт, неравнодушные люди достигают потрясающих результатов. Например, это касается организации работы хосписов, палиативной помощи больным. 

Несколько лет назад на радиостанции «Свобода» я обсуждал с Валентиной Мельниковой, председателем Союза комитетов солдатских матерей России, острые проблемы российской армии, призыва. Недавно, когда я ее спросил, можно ли сравнить сегодняшнюю ситуацию с тем, что было 15–20 лет назад, она ответила: «Ну, это небо и земля!» Важно, на каком временном отрезке отслеживаются происходящие изменения. В длительной перспективе многое можно изменить упорной работой.

Недавно обозначилась очень интересная реальность, которую мы обсуждали в кулуарах, — «новая искренность чиновников». В СМИ стало попадать все больше хамских высказываний чиновников, депутатов на тему «Мы вам ничего не должны». Кое-кто за это поплатился местом. Граждане всегда чиновников не считали благодетелями. Но в какой-то момент их наглость начинает понастоящему раздражать. Я сравнил бы эту ситуацию с событиями 2011 года, когда людей вдруг стали раздражать фальсификации на выборах. До этого были, например, на выборах в 2009 году в Мосгордуму фальсификации, но это мало кого волновало. А потом вдруг люди начинают считать неприемлемым поведение чиновничества, властей.

Почему это происходит? Потому что объединяющий общество крымский эффект прошел, и мы словно вернулись на пять лет назад. Ведь за это время проблемы взаимоотношения общества и власти решены не были, просто мы о них забыли на какое-то время.

И здесь Россия вписывается в общий тренд нарастания популизма. Во многом это следствие глобализации мировой экономики, синхронизации экономических процессов в разных странах. Экономический кризис в большей или меньшей степени коснулся всех. Уровень жизни падает, и люди начинают все чаще обвинять власти в неспособности вести дела.

При этом протесты приобретают новые оттенки. В гражданском обществе накоплен определенный опыт работы. Появились сети взаимной поддержки среди единомышленников в крупных городах. Это тот опыт, который социологи и журналисты, может быть, раньше не замечали и пропустили, например, изменения в молодежной среде. А в 2017 году после весенних протестов Алексея Навального начали смотреть и увидели, что Интернет обогнал телевидение. Кризис обнажает те изменения, которые происходят подспудно.

Что из этого следует? На мой взгляд, важно проявлять эмпатию, солидарность. Когда накапливается социальное напряжение, люди от этого устают. Поэтому важны не только совместные действия, не только обмен опытом, но и эмоциями. И при этом нужно искать союзников и находить общий язык. Только общаясь, можно услышать и понять друг друга.

Жоан Миро. Эскиз для голландского интерьера II. 1928