Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Берлинский форум

Тема номера

Вызовы и угрозы

Общество и СМИ

Гражданское общество

Точка зрения

Горизонты понимания

Наш анонс

Nota bene

Номер № 76 (1-2) 2019

Если в вашей работе есть правда, добродетель и красота

Леон Конрад, преподаватель риторики, Лондон

Готовясь к своему выступлению, я написал доклад, но, послушав дискуссию, решил говорить спонтанно, от сердца, обращаясь от своей души к вашим душам. Александр Шмелев передо мной говорил об этосе, пафосе и логосе. Он говорил об этосе, пафосе и логосе с точки зрения пропаганды. Он говорил об этосе, пафосе и логосе с точки зрения истинной журналистики. Я быхотел поговорить об этосе, пафосе и логосе с точки зрения каждого из нас.

Что мы хотим сказать друг другу не просто словами, а от сердца к сердцу? Вот какой риторический вопрос волновал и тревожил меня, когда я слушал дискуссию. Эта тревога сначала зародилась во мне, но постепенно развернулась в ясный ответ. И этот ответ таков. Мы все несем свет. Без света мы ничего не разглядим сквозь витражи. Без света мы ничего не увидим через стеклянную призму. Без света мы ничего не увидим даже через увеличительное стекло.

Но как нам передать свет наших сердец и наших душ другим людям — так, чтобы он коснулся света в их сердцах и душах? Как?!

Один из проектов, над которыми я сейчас работаю, — книга о сторителлинге, о структуре историй, о том, как истории работают, и о том, зачем мы их рассказываем. Работая над книгой, я понял, что в наших историях — и в жизни, вероятно, тоже — во тьме свет сияет все ярче и ярче, а от вспышек ослепляющего света нас начинает окутывать темнота. Пророк Бахаулла* основал веру на видении, на откро вении, ниспосланном ему ангелом. Но этот ангел явился Бахаулле в зиндане Тегерана — в то время самом страшном и мерзком месте на Земле… 

В этом смысле совершенно не удивительно, что сегодня мы часто обращаемся к таким инструментам, как ирония, пародия или парадокс. Мы используем их не просто так — тем самым мы подчеркиваем абсурдность нашего мира. Вспомните язык абсурда «Алисы в Стране чудес» и «Алисы в Зазеркалье». Целью языка абсурда истории про Алису было открыть правду — ту правду, которая не требовала доказательств. Самоочевидная правда, как ни странно, не так очевидна. Так же как и здравый смысл — он не так уж и здрав.

В этом кроется ответ на вопрос о предназначении журналистики — истинной журналистики, а не пропаганды, о предназначении ораторства — истинного ораторского искусства, а не самовосхваления. Этот ответ — язык. Живой язык. Живой язык блестит, искрится, сверкает, сияет ярким светом. Живой язык — как поток жизни, который размывает границы и объединяет нас в единое целое.

Живой язык — это живой парадокс. Он объединяет простоту и сложность, силу и слабость. Он основан на трех простых вещах, на трех всеобъемлющих принципах. Вы, наверное, думаете, что я назову этос, пафос и логос? Это не так. Я назову еще более фундаментальные вещи, на которые опираются этос, пафос и логос. Это три очень простые вещи.

Первая — правда. Если вы собираетесь использовать пародию, если вы собираетесь использовать иронию, если вы собираетесь лгать — пусть это будет правдивая ложь.

Вторая — добродетель. Служат ли ваши слова благой цели?

Действительно ли эта цель благая? Вот те вопросы, которые следует задавать себе, когда вы обращаете дыхание в звук, звук в слово, когда вы опускаете ручку на бумагу или палец на клавиатуру.

Первой была правда, второй — добродетель, номер три — это гармония. Кто-то назовет это красотой. Красота основана на гармоничных пропорциях, на взаимодополняемости, на равновесии противоположностей. Это баланс между речью и молчанием, между тем, что сказано, и тем, что не сказано, между тем, что написано на бумаге, и тем, что осталось ненаписанным.

Если в вашей работе добродетель, правда и красота сойдутся вместе, чтобы скрепить исключительность бытия, единение, которое объединяет всех нас, несущих свет, то так ли это важно — что вы делаете или что вы пишете? Так ли уж важно, видите ли вы себя смотрящим через призму, или через увеличительное стекло, или через витраж? Так ли уж это важно, если ваша работа основана — на что я очень надеюсь — на этих всеобъемлющих принципах?

И поэтому я просто скажу: идите. И пусть ваши труды рождают свет.