Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

Берлинский форум

Тема номера

Дискуссия

Точка зрения

Гражданское общество

In Memoriam

In Memoriam

Номер № 78 (1) 2020

Почему мы нуждаемся в едином европейском пространстве?

Михаил Минаков , старший научный сотрудник Института Кеннана
Бобо Ло, независимый аналитик

Михаил Минаков, старший научный сотрудник Института Кеннана — о Европе будущего. Политическое воображение говорит нам, что возможно, а что невозможно, что справедливо, а что нет, что утопично, а что реально. И что самым влиятельным игроком последние триста лет на поле политического воображения была Европа, причем Европа глобальная. В XIX веке глобальная Европа — это Европа нескольких городов: Санкт-Петербурга, Лондона, Парижа, потом подтянутся сначала Турин, потом Рим, затем Берлин, распространяя власть воображаемого управления человеческим мышлением на всю планету. Первые геноциды происходят именно так.

Второй образ глобальной Европы — сегодняшний XXI век. В конце XX века Европа объединилась, чтобы больше не было войны, а значит, и армии. И это политическое воображение продолжает работать в Чили, в Украине, в Грузии, во Франции.

Государство возникает из необходимости выживания, однако в XIX веке оно становится полицейским, осуществляющим массовое насилие. Глобальная Европа XXI века начинает ограничивать этот бестиарий левиафанов, возникает некий противовес, и национальные государства вынуждены договариваться между собой.

Глобальная Европа сегодня либо вернется в XIX век, либо продолжит ту линию, которая задана отцами-основателями того, что называется post-war. Чем кошмарнее война, тем несправедливей мир после нее.

Справедливая Европа — это то, что выстраивает, перестраивает, заставляет изменить политическое воображение и материальность этого воображения в виде политической системы, честного суда, справедливой экономики. Но эта справедливость должна идти за пределы полуострова и даже большого евразийского материка, чтобы через десятки лет слово «Евразия» больше не ассоциировалось у нас с бесправием, несвободой, охотой на иностранных агентов и тоталитаризмом.

Бобо Ло, независимый аналитик, научный сотрудник Французского института международных отношений (IFRI) — о новом идеологическом разломе и способах выхода из кризиса. Я думаю, что так называемый либеральный миропорядок действительно столкнулся с самым большим кризисом с конца холодной войны. Западный либеральный консенсус — не только трансатлантический, но и внутриевропейский  — распадается буквально у нас на глазах. Режимы, которые балансировали, как казалось, уже на грани либерализма, как Турция, наоборот, склоняются все больше к авторитарности. Авторитарные режимы по всему миру становятся все более репрессивными. Все это ставит под угрозу наследие последних 50–70 лет, ослабляет способность человечества отвечать на такие вызовы, как глобальное изменение климата и рост бедности в мире.

Сейчас у нас нет конфликта, как раньше, между коммунизмом и капитализмом. Вместо этого мы говорим о новом идеологическом разломе: о новых конфликтах между экстремизмом и правым или левым центризмом, между интернационализмом и склонностью к интровертному протекционизму, то есть к протекционизму в чистом виде, политике защиты отечественных производителей товаров и услуг для внутреннего рынка. Кто виноват в этом? Очень модно, особенно в США, возлагать вину на Китай и Россию, которые якобы разрушили международную систему. Нет сомнения, что они сыграли свою роль в формировании существующего миропорядка, но когда говорят про китайско-российские заговоры, чтобы подорвать этот прекрасный мир… Это, конечно, чушь и уход от собственной ответственности.

Главная проблема либерального миропорядка внутри него самого. Прежде всего это неспособность западных демократий реализовать свои идеалы. Вторая более приземленная причина заключается в том, что западная политика в Ираке, Ливии и Сирии провалилась. И самое важное — внутриполитические неудачи.

Чтобы исправить ситуацию, нужно ясно видеть реальность и быть самокритичными. Нужно освободиться от иллюзий: даже в идеальном сценарии решение проблем международной торговли, безопасности, экологии будет трудным и длительным. Кроме того, нужно понять, что многое из наших прошлых убеждений или допущений о глобальном порядке является анахронизмом. Главный вопрос — какую форму примет этот новый порядок. Я думаю, единственный жизнеспособный вариант — возвращение к мультилатерализму, то есть к многосторонности, а не многополярности.