Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

Вызовы и угрозы

СМИ и общество

Точка зрения

Выборы

Государство и общество

Право и политика

Гражданское общество

Горизонты понимания

Наш анонс

Nota bene

№ 4 (57) 2011

К читателю

Юрий Сенокосов, главный редактор журнала «Общая тетрадь»

Человеческие достоинства и пороки присущи любому обществу, людям любой национальности и любой страны. Но их несоразмерное соотношение может разрушить само государство, как это произошло с Советским Союзом и вступлением России на путь буржуазного развития.

Способен ли после эпохи глобального противостояния социализма и капитализма наш сегодняшний капитализм обрести иную, нежели агрессивно-бюрократическая, государственную устойчивость? Чем закончится продолжающаяся в России буржуазно-демократическая революция, учитывая, что первые две — 1905–1907 годов и Февральская 1917-го закончились контрреволюцией: захватом власти большевиками и победой социализма? А после провала коммунистического эксперимента пришла другая беда — сращивание власти с бизнесом, ее авторитаризация, которая парализовала участие общества в государственных делах. И страна фактически снова оказалась в историческом пространстве начала XX века, и перед нами те же нерешенные проблемы — собственности и права; демократии и свободы; реального обновления страны.

Решать эти задачи способно, как показывает европейская история, только гражданское общество, когда оно становится влиятельной силой и полноправным участником жизни страны. Поэтому мы «исторически обречены» заниматься гражданским просвещением и образованием и учиться объединяться в ассоциации, эффективно действующие в интересах общества, чтобы ясно понимать, на каких принципах и ценностях оно может быть основано и каковы наши права и обязанности как граждан.

Общественная жизнь не стоит на месте. Об этом свидетельствует история. Но всегда ли знание о прошлом помогает нам понять настоящее? Под прошлым я имею в виду нашу отечественную языковую традицию, где термин «государство» имеет по меньшей мере три значения, каждое из которых подразумевает специфическую форму организации общества.

Первое, государство — это «Господа дар», этимологически связано с его религиозным смыслом, когда в результате церковного обряда «помазания на царство» российский самодержец получал верховную власть над своими подданными, просуществовавшую до 1917 года.

Затем появилось его квазирелигиозное определение, в соответствии с которым социалистическое государство было превращено в «машину, чтобы держать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы»*. При этом идеологический образ этой машины вначале большевики, а потом коммунисты стремились навязать всему миру.

Однако уже в начале XX века существовало в России и другое, либеральное представление о государстве, сторонниками которого были конституционные демократы, считавшие, что государство — это прежде всего народ, живущий на определенной территории, объединенный той или иной степенью солидарности и обладающий организованной властью. То есть имеющий возможность благодаря демократическим процедурам избирать своих представителей в органы власти и контролировать их.

Из трех приведенных значений именно последнее приближает нас к пониманию того, что представляет собой современное государство и гражданское общество. Однако возродить традицию такого понимания, когда люди по-прежнему видят в государстве некую «темную», неподконтрольную силу, разумеется, не просто. Поэтому вернусь к сказанному выше и напомню, когда в русском языке появились слова «государство», «общество» и «гражданин».

Слово «государство» появилось в письменных документах XV века. А слова «общество» и «гражданин», исконнорусское горожанин, вошли в русскую культуру в XVI веке.

В европейских же языках в это время входит в культурный оборот появившееся ранее нейтральное слово stati, имеющее отношение к политическим образованиям (état, estado, Staat, state), которые могут создаваться на «постоянном месте» (station) — в границах национальной территории. А затем — в начале XVIII века — во Франции издается «Трактат о гражданском обществе» (Claude Buffier. Traité de la société civile, 1726), в котором это понятие было впервые вынесено в заглавие книги.

Что из этого следует? Изменилось ли с тех пор представление европейцев о государстве и гражданине? Изменилось, так как изменилось само общество, став гражданским. По мере того, как в контексте формировавшейся идеологии либерализма третье сословие (купцы, ремесленники, буржуазия) начало бороться в XVIII веке за гражданские права, затем в XIX веке — за права политические, а во второй половине XIX века рабочие, создавая свои партии, начали классовую борьбу за социальные права. Именно эта совокупность прав характеризует современное гражданское общество, столкнувшееся с проблемами глобального характера.

Буржуазно-демократическая революция в России продолжается, и очень важно, чтобы все институты нашего общества — государства, бизнес-сообщества, гражданских организаций — понимали необходимость взаимодействия. Лишь в этом случае общество свободно группирующихся людей по социальным, творческим, профессиональным и любым другим интересам сможет противостоять бюрократии и перестанет быть заложником ее коррупционных решений.