Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

Вызовы и угрозы

Точка зрения

Гражданское общество

Местное самоуправление

Жизнь в профессии

Горизонты понимания

Наш анонс

Nota bene

№ 2-3 (59) 2012

Адвокат Юрий Маркович Шмидт*

Тамара Морщакова, доктор юридических наук, профессор, судья Конституционного суда РФ(1991–2002)

Трудно без волнения говорить о таком замечательном человеке, как Юрий Маркович Шмидт, в день его75 летия. Мы говорим «адвокат», но на самом деле речь идет о том, что люди, принадлежащие к этой профессии, более чем кто бы то ни было из представителей любой другой, в том числе и юридической, профессии призваны вскрывать, если хотите, нравственный смысл права. Это обязывает ответить, какие ценности право содержит, чтобы люди понимали, почему так надо им дорожить. Это делают адвокаты, и это должно служить высокому престижу адвокатской профессии.

Надо сказать, что к профессии адвоката в нашей стране относились всегда неадекватно. Например, наши теоретики никогда не признавали и почемуто даже не замечали формулу, предложенную одним из классиков марксизмаленинизма, Энгельсом, согласно которой каждая профессия имеет собственную мораль. Ну, какая мораль могла признаваться в советское время основой таких профессий, как судья, следователь, адвокат, и разве была у каждой из этих профессий своя мораль? Нет, это отрицалось, потому что они все вместе и по призыву государства должны были выполнять определенные социальные или заказанные государством функции совсем не правозащитного свойства. Они должны были совсем за другое бороться, и в этом смысле этические правила их деятельности, коль скоро их цели были одинаковые,не могли различаться.

В те времена родились формулы, призывающие представителей юридических профессий к тому, чтобы все они боролись за законность, за защиту интересов государства, против преступности, за то, чтобы искоренить ее. Именно тогда появилась масса понятий, неведомых миру. Юрий Маркович как-то сказал о кампанейщине в области привлечения к уголовной ответственности, которая всегда мешала не то что материальную истину, а хоть какойнибудь смысл в этой правоприменительной и правоохранительной деятельности найти. Поскольку появились такие понятия, как «социалистическая законность», «социалистическая(опять же) демократия», «борьба с космополитизмом», «враги народа». Не знаю, в какой еще правовой системе можно найти такой букет уникальных понятий. Увы,эта традиция продолжается и в наше время, когда говорят о суверенной демократии, о ручном управлении, об управляемой демократии.

Но что важно, хорошие адвокаты были всегда. Именно поэтому, я думаю, тезис о том, что адвокат это еще и призвание, несомненен. Честный адвокат всегда, так или иначе, помогал обществу понимать ценности права, отстаивать их в практической деятельности. Адвокатам приходилось отвечать на вопрос: для чего необходимо право, почему у него только один этический смысл— признание высшей ценности человеческой личности. Адвокатская деятельность демонстрировала, что защита прав личности возможна только правовыми средствами. Не топором и мечом, а именно правовыми средствами обеспечивается защита человека, его прав и свобод. Эти ценности и правовые средства всегда обязывали адвоката к определенному поведению— без этого он не может сделать, собственно, ни одного шага и в любом деле должен настаивать на соблюдении права и процедурных правил, установленных — тем или другим, хорошим или плохим — законом. Важно здесь даже не содержание закона, поскольку он бывает неточен,жесток, несовершенен, а именно выявление в нем нравственного начала.

Выявление же в законе нравственного начала, высокого нравственного смысла, если вспомнить, например, о временах нашей истории после судебной реформы1864 года,связывалось с гуманистическими задачами адвокатуры. И когда мы говорим сегодня о нашем юбиляре Юрии Марковиче, я считаю, что его жизнь и деятельность тесно связаны со служением именно гуманистическим, нравственным нормам и правилам деятельности адвоката и адвокатской профессии.

Эти правила ясно сформулированы в кодексе адвокатской этики, в соответствии с которыми адвокат должен честно, добросовестно, квалифицированно, принципиально, своевременно обеспечивать защиту прав и свобод своих доверителей. Он должен использовать все законные средства и руководствоваться высшими правовыми принципами. Но возможно ли в полной мере это? Ведь даже в последнее время,когда у нас провозглашено состязательное судопроизводство, то есть в производстве по уголовным делам обвинение и защита пользуются, казалось бы, равными процессуальными правами, реально в суде обвинению позволено все. Оно может, например, приобщить какие-то дополнительные документы к письменным материалам дела или представить в суде любые доказательства, в том числе сомнительные, которые могут быть сфальсифицированы стороной обвинения. А суд при этом утверждает, что у него нет оснований, чтобы не доверять представителям публичной власти. Или в уголовном деле могут быть закреплены кипы макулатуры, по сути не содержащей весомых фактов, а судья их принимает, в то время как документы,материалы и данные,представленные адвокатом, судом отвергаются, потому что они получены не в той форме, в которой их получают обычно представители обвинения. Адвокат по закону не имеет права проводить ни обыски, ни эксперименты, ни выемки, ни экспертизу. Публичное же обвинение, представленное прокуратурой, таким правом наделено и может представить экспертное заключение.

Суд может оказывать мощное давление на адвоката, которое заключается, например, в том, что адвокат при «чрезмерной» настойчивости в активном осуществлении защиты своего клиента может получить предупреждение от судьи, что он будет удален, потому что мешает осуществлению правосудия. Более того, суд может обратиться, и это распространенная практика, в орган адвокатского сообщества и потребовать,чтобы адвоката, который якобы мешает осуществлению правосудия, привлекли к дисциплинарной ответственности. Как адвокату реализовывать свою функцию защиты, которая в таких высоких словах описана в кодексе адвокатской этики, если его жалобы на вынесенный незаконный и необоснованный судебный акт, как правило, отвергаются?То есть вместо какихлибо возражений, аргументов против доводов адвоката просто провозглашается, что «все ранее вынесенные решения являются законными и обоснованными».

Все это происходит и часто ставит адвоката в тяжелую,конфликтную, но одновременно и очень почетную, практически в героическую позицию в его отношениях с судебной властью, государством, когда власть не хочет подчиняться праву и ущемляются права и свободы человека, которые должны защищаться как высшая ценность.

Есть один исторический анекдот, который связан с личностью великого, как считается, нашего государя Петра Первого, который однажды при своем посещении в Англии палаты лордов увидел где-то в углу зала много людей в черных мантиях и белых париках. Спросил тех, кто сопровождал его: «Это кто такие?». Ему ответили: «Это адвокаты». «Зачем так много? — удивился государь. — У меня дома есть двое, но и то, когда вернусь, одного повешу». И это отношение власти сопровождает, к сожалению, нашу адвокатуру на всем протяжении ее деятельности.

Несмотря на это, как я уже сказала, в России всегда были хорошие адвокаты. Всегда были защитники, поведение которых было образцом не только для молодых,но и для зрелых людей, которые в таком поведении находили для себя ободрение и важные ориентиры.

И в этой связи мне хочется сказать о том, что имеет отношение к нашему юбиляру, к замечательному представителю адвокатской профессии. Ведь необязательно, чтобы было много героев или все были образцовыми;чтобы сформировать нравственный образец поведения, достаточно одного примера.

Я очень люблю маленькое эссе у Андрея Битова, который написал о традиции. В нем выражена замечательная мысль: «Традиция создается одним случаем». Хочу добавить, традиция создается и одним человеком.Я думаю, что Юрий Маркович своим поведением, своей жизнью всегда подавал пример, который вдохновлял потом многих.

Я знаю, что Юрий Маркович с большой любовью относится к поэзии Иосифа Бродского. И мне хочется привести здесь слова, которые поэт написал о своих жизненных устремлениях, потому что мне кажется, они очень схожи с тем, что всю жизнь делал Юрий Маркович. Я нисколько не боюсь высоких слов, потому что по отношению к юбиляру это не является завышенной оценкой: высокое естественно присутствует в его человеческом призвании. А Бродский написал: «Дойти не томом, не домом, не прочным водопроводом, не отдаленным громом, не крестовым походом». И дальше еще несколько строф, а завершается все строфой: «Но вздрагивающим в метели, но избегнувшим тлена пламенем Прометея над посохом Диогена». Вот те две сути, что поэт соединил так гениально, — пламя, но пламя разумное, мудрое, и это выражает, как мне кажется, смысл всего, что делал всегда Юрий Маркович и что создавало для нас идеал адвоката и, если хотите,нравственного учителя.

Хочется еще сказать огромное спасибо Юрию Марковичу за то, что он простил меня в одном моем прегрешении. Где-то в2005 году было опубликовано мое интервью в «Новой газете»среди прочего и по поводу теоретической правовой школы СанктПетербургского, а прежде Ленинградского университета. Я позволила себе сказать тогда, что школу публичного права, которая господствовала в этом университете и которая сохраняет свои традиции, я никак поддержать не могу, потому что она ставит на первое место интересы государства, а не охраны достоинства личности. Этот приоритет отражался и на адвокатской деятельности: многие ленинградские адвокаты признавали, например, что в уголовном процессе они не только вправе,но и обязаны занимать отличную от позиции своего доверителя юридическую позицию в процессе и могут даже признать его вину, вопреки тому, что сам человек свою вину отрицает. Потом я покаялась перед Юрием Марковичем с глазу на глаз в категоричности этих своих слов, потому что к нему, тоже выпускнику ЛГУ, это никогда не относилось. Он единственный, может быть, представитель санктпетербургской правовой школы, которого для меня было бы больно не то что обидеть, но даже как-то потревожить своей оценкой.

И последнее, несомненно заслуживающее внимания, о чем я хотела бы вспомнить. Это слова известного российского адвоката Федора Никифоровича Плевако, который сказал, что «нельзя легко относиться к тому, когда унижают честь человека», что«легкое отношение к этому рождает в обществе такое безучастие к людям, которое превращает их самих в толпу рабов, забывающих о ценностях достоинства человеческой личности». Достоинство человеческой личности защищает Юрий Маркович всю жизнь, это суть его профессии, суть его призвания. Спасибо за это, дорогой Юрий Маркович!

Фрэнк Стелла. Разделенный пополам. 1984