Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

Демократия и личность

Личность в истории

Гражданское общество

Культура и политика

Точка зрения

Наш анонс

Наш анонс

№ 2 (62) 2013

Вопросы для каждого из нас (Заметки о семинаре в США)

Станислав Станских, руководитель Центра конституционной истории, преподаватель Высшей школы государственного аудита МГУ им. М.В. Ломоносова

О программе «Открытый мир»

В условиях государственной кампании против независимых организаций гражданского общества и нагнетания антиамериканских настроений в России пока продолжает успешно функционировать программа обмена опытом «Открытый мир» (Open World), учрежденная в свое время по инициативе двух интеллектуалов — директора Библиотеки конгресса США Дж. Биллингтона и академика Д.С. Лихачева. Программу администрируют Центр лидерства «Открытый мир» при Библиотеке конгресса США и Американские советы по международному образованию.

Программа позволяет российским лидерам осуществлять краткосрочные визиты в США для знакомства с различными сферами американской общественной и частной жизни. В этом программе помогают различные государственные и неправительственные организации. Например, такие как «Сторонники гражданского общества в России» (Supporters of Civil Society in Russia, Inc.), «Акин, Гамп, Штраус, Хауер & Фелд» (Akin, Gump, Strauss, Hauer & Feld LLP), «Партнерство в поддержку местного самоуправления» (Local Government Partnership).

Вообще, стоит поблагодарить американских налогоплательщиков и их представителей за программу «Открытый мир», которая способствует взаимопониманию между россиянами и американцами. Эту благодарность я выразил послу США в России М. Макфолу на его твиттерконференции 14 мая 2013 года.

Итак, в качестве выпускника Московской школы политических исследований я прошел отбор и был приглашен для участия в ознакомительном семинаре «Американский федерализм и публичная политика в США», который состоялся 8–18 мая 2013 года в Вашингтоне и СентЛуисе (штат Миссури). Наша делегация состояла из выпускников МШПИ — давнего партнера программы «Открытый мир» — региональных и муниципальных депутатов, государственных и муниципальных служащих, преподавателей и представителей НКО, журналистов.

Первые дни визита прошли в столице США — городе Вашингтоне. Перед нами выступали ведущие американские инвесторы, политики, журналисты, политологи, лоббисты, архивисты, сотрудники сената конгресса США и Совета национальной безопасности США. Обсуждали взаимоотношения США и России, особенности инвестирования в развивающиеся рынки, лоббистской деятельности, независимой журналистики, а также вопросы транспарентности публичных институтов. Встречи проходили в Библиотеке конгресса США, в конгрессе США, в Музее первой поправки к конституции США, Музее журналистики и свободы слова (Newseum).

Основная часть программы нашего пребывания в США пришлась на города СентЛуис и Клейтон (штат Миссури). Мы познакомились с работой исполнительных, представительных и межрегиональных консультативных органов местного самоуправления муниципалитетов штата Миссури, узнали особенности формирования эффективных стратегий развития городов, организации работы с местным сообществом, решением вопросов ЖКХ, побывали в Апелляционном суде штата Миссури, познакомились с работой благотворительных организаций, социальным обслуживанием бездомных, реабилитационным профилактическим центром для людей с психическими расстройствами. Наша делегация встречалась с представителями Университета штата Миссури в СентЛуисе, слушала лекцию профессора Дэвида Робертсона по американскому федерализму, посетила школу для старшеклассников в городе Клейтон. Кроме этого, мы встречались с руководством общественного ТВ и радио штата Миссури и региональной торговопромышленной палаты.

В Вашингтоне удалось побывать на хоккейной игре «Вашингтон Кэпиталс» с «НьюЙорк Рейнджерс» в плейофф кубка Стэнли и легендарной столичной «барахолке» Eastern Market. Культурная часть визита была не менее насыщенной: это концерт симфонического оркестра СентЛуиса, выступившего с бетховенским репертуаром, запомнилось выступление известного блюзмена Маркиза Нокса на открытом воздухе перед Миссурийским историческим музеем, поразила местная блюзовая дива Ким Месси, певшая в баре The Beale на сентлуисском Бродвее. Средний Запад порадовал Ботаническим садом штата Миссури, бейсбольным матчем с участием команды St. Louis Cardinals — гордости жителей штата Миссури (правила ясны, но азарта не почувствовал), крупными торговыми миссурийскими центрами, легендарной пивоварней «Анхойзер Буш». 

Об американском опыте

Америка — децентрализованная страна. Весь американский опыт общественной жизни вырастает из частностей (от частного к общему). Члены нашей делегации все время допытывались у американцев об особенностях, например, их молодежной политики. В США нет государственной молодежной политики (как на федеральном уровне, так и на уровне штатов), равно как нет и других государственных политик в привычном нам контексте. Децентрализация проявляется в том, что каждый штат самостоятельно определяет многие вопросы общественной жизни. Например, утверждает образовательные стандарты (при этом школами управляют… сами школы и жители). Даже автомобильные номера у каждого штата свои. У децентрализованных процессов много глаз, а значит, много разного контроля.

В США не столь велика концентрация ресурсов (финансовых, интеллектуальных и прочих) в одном штате (как в Москве), нет столь жесткой иерархии между Центром и регионами (как в России), есть сообщество штатов. Столица США — город Вашингтон — сугубо административный центр, где расположены учреждения федеральной власти, в нем живет сравнительно мало людей и нет промышленности. Лучшие университеты — негосударственные учреждения, имеющие частное финансирование, — находятся в разных штатах, а не сконцентрированы практически в одном месте, как в России. Переехав из одного штата в другой, вы не чувствуете особой разницы в уровне жизни, хотя у каждого штата свое законодательство, свои социальноэкономические и климатические особенности. Что объединяет эти с виду разрозненные сообщества? В первую очередь федеральная конституция, конституционные ценности уважения человеческого достоинства, прав и свобод человека и гражданина, единое экономическое пространство. Все это подкреплено патриотическими элементами в виде национальных символов, идей, интересов.

США — страна «конституционной бюрократии». Один из наблюдаемых парадоксов состоит в том, что при определенной неупорядоченности всех институтов, американцы — весьма бюрократизированная нация. Это становится понятно еще при оформлении визы, разновидностей которой наберется более десятка. На мой взгляд, эту огромную бюрократическую машину заставляет работать только одно — соблюдение конституции и всех остальных правовых актов. В США стараются следовать собственным правилам и процедурам, даже если они устарели, потеряли актуальность.

Соединенные Штаты — страна сообществ. Школьное сообщество, университетское, группы по интересам, политические объединения и т.д. Вся общественная жизнь людей и институтов структурируется вокруг сообществ, которые являются основой американской демократии. В сообществах происходит формулирование и артикуляция интересов их членов, сообщества продвигают свои интересы на муниципальном, региональном и федеральном уровнях. Принадлежность к сообществу — важный элемент социализации и социальной мобильности. Сообщества как самоорганизующиеся общественные структуры вырабатывают свои стандарты и правила поведения. В результате существенное развитие получил институт репутации, которого так не хватает в России.

Соединенные Штаты — страна советов. И это не фигура речи, а факт американской общественной жизни. Самоуправление в США повсеместно. Сообщества самоуправляются через советы — муниципальные, попечительские, консультативные.

В основе решения многих вопросов в США лежит частная инициатива граждан. На местном уровне все возможно только при их активном участии. Например, кто-то предлагает построить мост через реку и оптимизировать тем самым транспортную сеть своего района. Он находит в своем районе единомышленников, люди встречаются, обсуждают оптимальный вариант (как организационный, так и финансовый) решения проблемы, затем формулируют запрос в муниципалитет и т.д. Как правило, сам муниципалитет не будет предлагать гражданам построить мост. Зачем? Если нет потребности и запроса от жителей, то и делать это обычно никто не будет. И вообще, муниципальная власть занимается в основном вопросами ЖКХ и городской инфраструктуры. По запросу местных сообществ муниципалитет может помочь им решить тот или иной вопрос, не связанный с инфраструктурой. Но обычно в этом нет необходимости, ведь муниципалитет — это всего лишь одна из структур местного сообщества, наделенная четкой компетенцией. И если необходимо решить вопрос, который не относится к компетенции муниципалитета, то городское сообщество обращается к другим структурам — например, всевозможным негосударственным советам, ассоциациям и объединениям.

В США суды часто выносят оправдательные приговоры (до 25% от общего числа). Это, конечно, необычно для современной России, где эта цифра не больше 3%. А еще многие американцы против смертной казни, но не по религиозным мотивам, а изза понимания возможности судебной ошибки.

В США публичный интерес понимается уже, чем в России. У нас публичный интерес носит тотальный характер, им оправдывают любые дискриминации и ограничения. При этом в США развит институт коллективных частных исков, которые выполняют еще и антимонопольную функцию.

США — страна волонтеров. США как страна сообществ состоит из огромного количества волонтерских организаций. Лучшие волонтеры получают по президентской волонтерской программе даже сертификат, подписанный президентом США, и президентскую медаль Почета (!). Волонтерство эффективно встроено в систему американского общества: сложно быть успешным человеком и не быть при этом волонтером, волонтерский опыт учитывается при обучении, при получении грантов, при карьерном продвижении и т.д. Волонтерство дает возможность общаться по интересам. Кроме того, эта деятельность — часть культурной традиции. А. Токвилль писал, что американцы с большим желанием помогают друг другу. В США помогать другим — это честь и привилегия. Волонтерство затрагивает не только низовые квалификации, но и касается участия жителей в управлении некоммерческими организациями (правление, совет директоров, попечительский совет и т.д.).

Многие американцы занимаются волонтерством через церковь. Государство не регулирует (не вмешивается) в волонтерскую деятельность, а только упрощает налогообложение для НКО и благотворителей.

США — страна транспарентных государственных органов и учреждений. Большая часть информации о деятельности государственных структур находится в открытом доступе или может быть получена по запросу.

Законодательство об открытости органов власти состоит из Закона о свободе информации (Freedom of Information Act) 1966 года, Закона о федеральных консультативных комитетах (Federal Advisory Committee Act) 1972 года, Закона о неприкосновенности личной жизни (Privacy Act) 1974 года и Закона об открытости деятельности государственных органов «Власть как на ладони» (The Government in the Sunshine Act) 1976 года. Последний закон дословно переводится как «Власть под светом солнца» и сокращенно называется просто «Закон солнечного света» (Sunshine Law). Этот федеральный закон и аналогичные законы штатов об открытости органов власти требуют при обсуждении решений, затрагивающих права и интересы населения, проведения открытых заседаний органов власти, а также открытости информации, связанной с принятием решений.

Закон штата Миссури (Missouri Sunshine Law) предусматривает, что «встречи, документы, результаты голосования, мероприятия государственных органов должны быть открытыми для общественности».

Конечно, в США существуют проблемы, связанные с доступом граждан к засекреченной информации. Практика крупнейшего в США негосударственного Архива национальной безопасности при Университете Дж. Вашингтона показывает, что, например, ЦРУ расстается с секретными документами только через суд. Поэтому работа по рассекречиванию архивов требует терпения и времени, но в конечном итоге она приносит свои плоды (общество через ученых и журналистов лучше инфор мируется о состоянии дел и своих служащих, этим снижается градус социальной напряженности). Кстати, американцы в целом неплохо оценивают российское архивное законодательство, а проблему видят в правоприменении.

Общественное телерадиовещание штата Миссури. СентЛуис в журналистском мире прославил Дж. Пулитцер. Поэтому традиции этого ремесла на Среднем Западе на высоком уровне.

Общественное телевидение «9й канал» (www.ninenet.org) финансируется только на 5–10% из государственного бюджета, остальное финансирование — сугубо из частных и негосударственных источников. Поскольку общий бюджет канала составляет около 10 млн долларов, на канале нет собственных ежедневных передач. Акцент делается на ТВпередачи, которых нет на коммерческих каналах, которые им неинтересны изза низкой рентабельности. Это культурные, образовательные, новостные передачи.

Криминальные новости показывают другие каналы, на этом они и зарабатывают. Поэтому на общественном телевидении минимум информации об убийствах. Разве что могут освещаться коррупционные случаи. ТВпрограмму стараются делать без ориентации на возрастные или демографические группы, хотя есть передачи и для молодежи — например, «Американский выпускник».

На общественном ТВ и радио обсуждают конкретные проблемы, не гоняются за сенсациями, большое внимание уделяют дискуссиям. В США другая культура новостей и дискуссий, всегда есть противоборство, политики ждут серьезных, неимитационных вопросов. Спорт не освещают и спортсменов не приглашают. Общественное вещание занимается тем, чем не занимается рынок. В общем, общественное телевидение для ответственных налогоплательщиков.

Радио в штате Миссури (www.stlpublicradio.org) вещает для 10% населения, то есть примерно 250 тысяч человек. При этом еще в 1980е годы в его редакции обсуждалась идея создания собственного сайта. Ее реализации помешал прагматический на тот момент довод об отсутствии у многих американцев компьютера.

Общественное телевидение независимо от государственного влияния и частных спонсоров. По мнению одного популярного телеведущего «9го канала», любое давление на него просто исключено: он сразу уволился бы. Понятно, что не все могут себе это позволить, но если не вдаваться в детали, сам этот подход, безусловно, заслуживает уважения.

И еще. По мнению американцев, свобода слова важнее, чем риск коррупции. А проблема коррупции — это вопрос транспарентности.

США — страна выборов и референдумов. Выборы не самоцель, а средство подотчетности должностных лиц избирателям, определения лучших представителей. В США избирают даже руководителей пожарных отделений и представителей в советы школьных округов («районо»). На референдумах разного уровня решаются вопросы общественной и государственной жизни (например, выпуск государственных облигаций, легализация однополых браков и т.д.).

Местная демократия в действии, развитие городской среды. В городском округе СентЛуиса очень консервативный подход (если не сказать больше — архаичный) к цензовым ограничениям для кандидатов в городской совет (он же совет старейшин). В частности, он предполагает следующие требования: минимальный возраст кандидата не менее 28 лет (!) и проживание в городе не менее пяти лет. Для сравнения: для кандидата в палату представителей конгресса США достаточно 25летнего возраста, в Государственную думу РФ можно избираться, как известно, с 21 года. Таким образом, от процесса принятия решений отстраняется фактически все молодое поколение (даже если есть опасения о недостаточной зрелости депутатов, трудно представить, что снижение возрастного ценза заполнило бы весь горсовет молодежью). Ценз оседлости в пять лет также необоснованно велик и не учитывает мобильность населения и миграционные процессы, когда местная власть должна быть максимально приближена к жителям.

В городке с населением в 15 тысяч жителей (Клейтон) ситименеджер подчиняется семи выборным лицам — мэру и шести членам совета, работающим на полставки. Заседания совета проходят дважды в месяц по вечерам, обычно на эти заседания приходит много людей (и время провести, и вопрос задать, и проблему поставить).

США — страна толерантности. Американцы стараются быть терпимыми к другому: к иному мировоззрению, образу жизни, поведению и обычаям, вероисповеданию, национальности. В государстве со сложным этноконфессиональным составом политика толерантности создает прочную основу (хотя не обходится и без перегибов) для адаптации и ассимиляции приезжих в американское общество, минимизации конфликтности.

Границы толерантности, как известно, в разных обществах различны. Это особенно остро чувствуется сегодня на примере такого вопроса, как гомосексуализм и однополые браки. В США этой проблеме на публичном уровне уделяется большое внимание: четверть американских штатов уже легализовали однополые браки (через суд, закон или референдум), в то время как в большинстве штатов они запрещены. Несмотря на то что федеральный окружной суд уже высказался в пользу однополых браков, признав неконституционным Федеральный закон о защите традиционного брака между мужчиной и женщиной (DOMA), окончательное решение вопроса ожидают от Верховного суда США*.

Несколько слов об образовательной среде. Университет штата Миссури в СентЛуисе, который был одним из соорганизаторов нашего семинара, заинтересован в программах обмена с любыми российскими университетами. Университет Миссури готов принять группу студентов из России по обширной тематике (от биологии до федерализма) с проживанием в студенческом кампусе. Пожелания к партнерскому университету в России следующие: преподавание дисциплин(ы) на английском языке для американских студентов и обучение русскому языку как иностранному. К сказанному добавлю: у каждого штата собственная система образовательных стандартов, которые сейчас в США пытаются унифицировать. Это делается через разные сообщества (например, учительские). Вообще, исходя из полученного опыта, могу рекомендовать неплохую статью в Википедии «Система образования США».

Приведу некоторые полезные для России факты, связанные с образованием в штатах. Большинство американских детей учатся в бесплатных государственных школах. Однако в США есть и система частных школ, которые дают в основном элитарное образование. Бесплатные государственные школы управляются главным образом избранными населением школьными советами (School Boards), каждый из которых имеет юрисдикцию над школьным округом, чьи границы часто (но не всегда) совпадают с границами округа или города, и которые содержат одну или несколько школ. Школьные советы устанавливают школьные программы, нанимают учителей и определяют финансирование программ. Администрации штатов регулируют образование в своих границах, устанавливая лишь стандарты и участвуя в процедуре экзаменации школьников. Финансирование школ штатами часто определяется тем, насколько повысилась успеваемость их учеников на экзаменах.

Деньги на школы берутся в основном из местных (городских) налогов на недвижимость, так что качество школ сильно зависит от цен на дома и от того, сколько налогов родители готовы платить за хорошие школы. Часто это приводит к порочному кругу. В округа, где школы заработали хорошую репутацию, съезжаются родители, стремящиеся дать детям хорошее образование. Цены на дома растут, и комбинация денег и целеустремленных родителей поднимает школы на еще более высокий уровень. Обратное происходит в бедных районах.

Некоторые большие школьные округа учреждают «школымагниты» для особо талантливых детей, проживающих на территории их юрисдикции. Иногда в одном округе бывает несколько специализированных школ: техническая школа, школа искусств и др.

Повторюсь, школы самоуправляются. Средний годовой бюджет на одного школьника в сентлуисском городском округе составляет около 6–7 тысяч долларов США, в то время как в престижных школах на одного ученика тратится около 15 тысяч долларов (например, в Клейтонской школе для старшеклассников, где была наша делегация). Если школьник захочет учиться в школе другого района, его родители должны будут оплачивать обучение.

Школьники сдают экзамен на знание конституции США и конституции штата и обладают свободой при выборе учебных дисциплин. Меня лично удивило, что в Клейтонской школе для старшеклассников — одной из лучших в США — работают шесть психологов. Вопрос подростковой агрессии актуален и для привилегированных школ.

Учителя обязаны избегать политизированности занятий (принцип непартийности обучения). Учитывая, что в США сложилась двухпартийная политическая система при политическом плюрализме, в Клейтонской школе для старшеклассников проходят сенаторские игровые дебаты, есть Клуб молодых республиканцев и Клуб молодых демократов. Последний наиболее популярен, поскольку клейтонцы в большинстве своем поддерживают демократов.

Религия в большинстве школ преподается в широком контексте (роль религии в обществе), то есть с социологической, а не с теологической точки зрения.

Об американцах. Они, конечно, разные. Но запомнилось несколько особенностей. Вопервых, американцы — открытый, дружелюбный народ. Они всегда стараются быть приветливыми, здороваются с незнакомыми, улыбаются, извиняются, если есть хотя бы намек на нарушение ими вашего личного пространства. Эта черта невероятно подкупает. Вовторых, стараются избегать конфликтов. Возможно, потому что это невыгодно. Втретьих, с детства американцев учат искусству самопрезентации. Если ты умеешь себя подать, твои шансы на успех растут. Приятно удивила манера выступлений большинства докладчиков — никаких пауз, слов паразитов, поставленная речь, умение четко отвечать на поставленные вопросы, замечательные презентационные материалы. Вчетвертых, американцам с детства прививается понимание необходимости и пользы волонтерства. Впятых, у многих американцев большие семьи — по тричетыре ребенка. Вшестых, американцы действительно не всегда хорошо знают всемирную географию. Более того, наши американские коллеги жаловались, что не все американцы знают, где находится даже СентЛуис.

О чем говорили американские докладчики

Россия и США, отмечали выступавшие перед нами представители Совета национальной безопасности США, не являются врагами, и усилия сторон должны быть направлены на сокращение военных угроз, на нераспространение оружия массового поражения, а в перспективе — на международное региональное сотрудничество.

Вместе с тем, по их мнению, Россия — супердержава, потому что обладает ядерным арсеналом, способным уничтожить весь мир, а также самой большой территорией и ресурсами. Я же обратил их внимание, что такое понимание державности архаично и скорее соответствует XIX или XX веку. И отметил, что в великой державе в XXI веке должно обеспечиваться верховенство права, соблюдаться права и свободы человека и гражданина, в том числе и право на безопасность. В этом смысле Россия не является пока великой державой.

Вообще, встреча с представителями Совбеза США оставила ощущение, что здесь теряют веру в верховенство права или уже не считают это приоритетным направлением во внешней политике, заставляя вспомнить слова Т. Джефферсона: «Тот, кто отдает свою свободу за безопасность, не получает ни того, ни другого».

Между Россией и США недостаточно каналов для общения, поэтому фактор личных контактов крайне важен, считают американцы. Все руководители посткоммунистической России выступали с заявлением о желании улучшить отношения с США и стремились освободиться от наследия холодной войны.

По мнению представителей Совета национальной безопасности, основная причина, по которой США не могут отменить визы для граждан России хотя бы в одностороннем порядке, вовсе не политическая или бюрократическая, а сугубо прагматическая: статистика правонарушений, допускаемых россиянами.

По мнению американских докладчиков, не дело США решать российские проблемы. Должно быть взаимовыгодное сотрудничество. У США и России много общего во взглядах на мир.

Спецслужбы США будут помогать России обеспечивать безопасность Олимпиады 2014 года в Сочи. Об этом достигнута договоренность между Б. Обамой и В. Путиным.

Инвестиции в Россию. Россия только развивается, но за 20 лет достигла заметных успехов, отмечали американские эксперты. Между Россией и США — невысокий торговый оборот. Человеческий капитал — самый большой актив России. «Встроенность» в глобальный мир выгодна россиянам. Коррупция есть в любой экономике, различаются масштабы. В США чувствуется российская озабоченность проблемой. Если будут социальные перемены, от этого выиграет все общество. России нужен новый бренд.

Преимущество России — невысокие налоги, недостаток — инфраструктурные проблемы. В России попрежнему есть сферы, куда можно вкладывать деньги.

Представительство интересов и законодательный процесс в США. Конгресс США состоит из палаты представителей и сената. Членов палаты представителей избирают на два года, сенаторов — на шесть лет. Выборы каждые два года делают представителей более подотчетными населению, однако и популизм в нижней палате крайне высок. Сенаторы же могут не думать о частых перевыборах, а должны сосредоточиваться на парламентской работе. Сенаторы преодолевают популизм нижней палаты конгресса, фильтруя ее законопроекты.

США — родина лоббизма. Лоббисты помогают законотворцам, предоставляют полезную информацию и аналитику, служат эффективным инструментом обратной связи при принятии решений. Поскольку правом законодательной инициативы обладают только конгрессмены, даже правительство обращается за помощью к лоббистским организациям, чтобы те убедили того или иного конгрессмена внести законопроект. При этом в США жесткое регулирование лоббистской деятельности, направленное на минимизацию коррупции.

Годовой бюджет сенатора и его аппарата зависит от численности населения штата. Например, бюджет сенатора от штата Миссури, у которого работает около 40 человек (20 — в Вашингтоне и 20 — в СентЛуисе) составляет около 10 млн долларов США.

Аппарат и бюджет члена палаты представителей одинаков и составляет 10 человек и 1,5 млн долларов соответственно.

Большое количество американцев работает у конгрессменов на общественных началах.

О некоторых американских проблемах

Как известно, любая медаль имеет обратную сторону. Мне показалось, что в США до конца еще не решены расовый и национальный вопросы. (Кстати, интересное наблюдение: в США на классические концерты ходят в основном белые пожилые люди, видимо, это свидетельствует о разных культурных предпочтениях белых и чернокожих.) Одной из проблем также является ассоциальность и бедность части населения. Есть проблемы в общении американцев между собой. С одной стороны, под маской радушия и натянутых улыбок нередко скрываются неискренность и равнодушие. С другой стороны, изза того что США — одноэтажная страна («одноэтажная Америка»), страна частного сектора, частных домов (расстояния между ними достигают порой приличных размеров), людям не всегда удается общаться друг с другом. Обычно общение происходит по выходным в рамках местных сообществ, которые часто объединяются по интересам вокруг тех или иных религиозных общин и приходов (США — религиозная страна, но нет ни одной доминирующей религии, что обеспечивает основу для религиозного плюрализма). Особенно это актуально для пенсионеров, у которых нет естественного круга общения на работе. Из других проблем стоит отметить проблемы межведомственных согласований, а также случаи коррупции и криминала.

Отдельные факты о США

США не враг России, Россия не враг США. Россия вообще перестала представлять для США интерес № 1. Это место теперь занимает Китай (основные долги США — это долги Китаю). Кстати, США (я имею в виду и госорганы, и НКО, и бизнес, и просто американцев) активно сворачивают гранты, связанные с изучением России по трем причинам: бюджетный дефицит и экономические проблемы; Россия — обеспеченная страна (по среднему ВВП на душу населения) и к тому же не враг; часть средств перенаправляются на изучение… конечно, Китая.

В США на сoffeebreak обычно подают только кофе. Чай пьют редко, и он не лучшего качества (я не беру во внимание специализированные места).

В США везде кондиционеры. Вдобавок к ним еще везде норовят положить лед во все напитки (если чай, то холодный).

В США большие порции еды, большие дома, большие машины. Всего много, страна изобилия. На мой взгляд, чрезмерно много. Например, в моем гостиничном номере было больше 10 различных полотенец.

Размышление о российском опыте

Сравнение российского и американского опыта было, к сожалению, не в пользу России. Всех членов нашей делегации постоянно волновал вопрос: «Почему у нас не так?» Почему дороги разбиты или вовсе отсутствуют, почему цензура, почему неэффективность, почему нет равенства всех перед законом, почему нет независимого и справедливого суда, независимой журналистики. И тут же находились ответы: коррупция, воровство, наследие прошлого, выражающееся в патернализме и неуважении человеческой личности, негативные особенности национального характера (необязательность, надежда на «авось», недисциплинированность, пьянство, зависть к чужому успеху, подозрительность к всему новому и иному, лень, откладывание дела на потом, фатализм, недоверие и т.д.).

В России продолжается поиск национальной идеи. Кто-то видит ее в том, что Россия «спасет мир». Интересно, как мы спасем мир? За счет чего? Что Россия сможет предложить миру в современных условиях глобализации кроме энергоресурсов? Мы будем спасать мир с грязными туалетами в лучших отечественных университетах, с нашим алкоголизмом и наркоманией, утопая в грязи дорог?! В чем, наконец, состоит формула российского национального счастья? Мы будем продолжать рассуждать о демократии, например в Северной Корее и Зимбабве, но при этом жить в деревнях в домах с покосившимися крышами? Рядовые американцы мало интересуются международными вопросами лишь потому, что они сосредоточены на решении своих повседневных проблем (дом, улица, город, регион, страна). Приоритетность наших проблем выстроена в иной последовательности (мир, страна, регион, город, улица, дом). Наши собственные дом и жизнь — на последнем месте. Почему так вышло — болееменее понятно: крепостное право и советская идеологическая машина сделали свое дело. Но почему мы сейчас не можем осознать губительность такой модели? Очевидно, российскому государственному капитализму образца начала XXI века это выгодно, поскольку облегчает коллективные манипуляции.

Права не дают, за них борются, их отстаивают. Без понимания сути конституционализма, прав человека, человеческого достоинства россиянам не стать нормальной нацией. В этом смысле одной из решающих задач должно стать введение экзамена по основам граждановедения, на знание конституции в учебных заведениях среднего и высшего образования, при предоставлении гражданства Российской Федерации. Это должно быть не выхолощенное обществоведение времен СССР, а наполненная реальным смыслом учебная дисциплина. Как граждане реально могут контролировать власть и своих представителей? Какие гарантии возможны для предотвращения узурпации власти одним органом? Как правильно платить налоги? Как воспользоваться своими правами и свободами, защитить их в суде?

Вместо гражданского просвещения и развития конституционного правосознания граждан российские государственные деятели увлеклись политическим модерированием в качестве основной задачи внутренней политики. Нетрудно догадаться, что такая политика, особенно последнего десятилетия, в историческом масштабе обречена.

Роберт Моррис. Без названия. 1969