Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

Политическая культура

Точка зрения

Государство и общество

СМИ и общество

Реформация и общество

История учит

Идеи и понятия

Горизонты понимания

Наш анонс

Nota bene

№ 3-4 (63) 2013

Реформы, изменившие мир

Игорь Князев, кандидат исторических наук, епископ Евангелической Лютеранской церкви Аугсбургского исповедания (Россия)

31 октября верующие протестанты отмечают День Реформации. Почти 500 лет прошло со времени событий в Германии, которые изменили жизнь для значительной части христианской церкви на Западе, серьезно повлияв и на ее восточную часть. Носили ли эти события исключительно религиозный характер? Даже при беглом анализе становится понятно, что нет. Реформация была сложным явлением, которое включало в себя и политическую, и социальноэкономическую трансформацию общества. Очевидно, что Европа вышла из Реформации с принципиально новым институциональным устройством государственной и общественной жизни. Что лежало в основе реформационного движения, и к чему в конечном итоге оно привело.

К моменту, когда монахавгустинец Мартин Лютер вывесил свои знаменитые тезисы на двери замковой церкви в Виттенберге, Германия представляла собой раздробленную страну, где полновластными хозяевами себя чувствовали лишь римский понтифик и его представители. Религиозная жизнь простого народа была довольно скудной. В ней не было опыта постижения Евангелия, проникновения в веру, зато было огромное количество «святынь», которым нужно было поклоняться за довольно большие деньги (как говорил Лютер, если собрать по церквям страны гвозди, которыми распинали Христа, то их хватит, чтобы подковать всех лошадей в Германии). Церковные службы, да и все прочие обряды, связанные с Церковью, проводились на непонятном большинству людей языке (латыни). Обязательства христианина того времени включали в себя покупку индульгенций в как можно большем количестве и полную покорность служителям Церкви. Монастыри и приходы того времени — источник получения доходов. Церковные должности покупаются и продаются. Масса епархий никогда в жизни не видела своих епископов. Предприимчивые люди берут кредит у банкиров, покупают епископский палий* и затем «отбивают» понесенные издержки и извлекают прибыль за счет введения новых церковных сборов и налогов. Католическая церковь того времени — это самый крупный феодал, сосредоточивший в своих руках огромную власть.

Что касается сферы экономических и общественных отношений, то здесь нужно отметить главное: Европа того времени — это конгломерация государств с «подвижными», часто меняющимися границами, единой, связанной семейными узами аристократией и примерно одинаковым уровнем жизни. Экономика того времени — архаичная, аграрная, где вся прибавочная стоимость создается в сфере производства продуктов питания и ремесленном производстве, его обслуживающем. Германия при этом находилась в худшем положении по сравнению с соседями. Здесь не было сплоченной элиты, готовой бороться за самостоятельность и выход изпод власти Рима. Поэтому германские княжества служили главным источником доходов папского двора и именно отсюда он выкачивал средства для реализации своих амбициозных проектов.

В это время уже ощутимо набирают силу политические процессы, отражавшие амбиции разбогатевших горожан и ремесленников, которые сумели заработать капитал, но не имели возможностей получить представительство во власти и элите. Родовая аристократия также не удовлетворена своим положением. Растут запросы потребления, хочется еще большей роскоши, но старая экономика и косная система, исчерпавшая ресурс развития, не могут эти запросы удовлетворять. Наступает эпоха великих географических открытий, процесс экспансии совпадает по времени с началом строительства национальных государств в том виде, какими мы привыкли их видеть.

Очевидно, что процесс развития общества, общественный прогресс, остановить нельзя. Его можно на какое-то время затормозить, но, повторяю, не остановить. Авторитарные и тоталитарные модели успешны лишь на коротких исторических отрезках, на длинных дистанциях они заведомо проигрышны (причем чем дольше процесс авторитарного правления, тем тяжелее выход из него и тем выше издержки трансформации). К времени выступления М. Лютера мы видим, как огромное напряжение, сформированное в религиозной, политической, общественной, экономической сферах, достигает одной из своих высших точек.

Лютер не был первым реформатором, но он стал успешным реформатором. Почему? Потому что его выступление и реформы пришлись на самый благоприятный для этого исторический момент. Момент, когда ни «верхи», ни «низы» не устраивало существующее положение и все в напряжении ожидали какого-то повода, который послужит спусковым механизмом давно ожидаемых изменений.

Коротко ситуацию перед Реформацией можно описать так.

1. Церковь — государственная, государство — церковное

Существующая форма правления — соединение светской и духовной властей в одном лице (Рим).

2. Государство либо небесное, либо земное

Дуализм светского и духовного для обычного человека (мирянин не может реализовываться в двух этих сферах — или ты монах и служишь Богу, или ремесленник и служишь мирскому). Отношения человека с Богом — опосредованные. Простой человек не может получить спасения вне Церкви. Посредник между человеком и Богом — священник. Для спасения недостаточно только веры, нужны жертвы, подчинение иерархам, поклонение святым предметам (причем это не гарантии спасения, а лишь условия, дающие шанс на него).

3. Общий упадок духовных и светских институтов

В Церкви, ставшей частью феодальных отношений, тотальная коррупция, продажа и покупка таинств, церковных должностей и званий.

4. Тирану нужно покоряться

Социальные институты воспринимаются как данность, не подлежащая изменениям.

5. Кем родился, тем и умрешь

Сообщества представляют собой объединения по кастовому типу, полностью отсутствуют социальные лифты.

6. Свободны только князь в замке и прелат в монастыре

Замки и монастыри — обособленные и хорошо укрепленные места жизни власти, духовенства, аристократии — как единого целого. Феодальная зависимость не дает развиваться городам, крестьяне «привязаны» к феодалу и к земле.

7. Работа — позор!

Отношение к труду как к занятию второсортных христиан. И духовная, и светская аристократия, следуя традициям римских патрициев, считала, что работа — это удел социальных и духовных низов. Достойны лишь служба у государя или феодала да хорошо оплачивающееся посредничество между сильными мира сего.

8. Авантюрный капитализм

Капитал приобретается любыми средствами, и его приобретение и накопление рассматриваются как необходимое условие для роскошной жизни и получения удовольствий. Никому нет дела до того, кто и каким путем заработал деньги.

9. Человек и природа — не объект для изучения

Область научных исследований ограничена (человек создан Богом и изучать его нельзя, как и большую часть мира; творения Божия надо просто принимать).

10. Власть централизована, сосредоточена в руках одного человека и его окружения

Все собираемые в виде налогов деньги уходят в «центр», который, по сути, просто «выкачивает» ресурсы с подконтрольных территорий. Община верующих существует номинально, центр церковной жизни — церковная администрация. Верующий в церкви исполняет роль статиста — плательщика сборов, зачастую не имея представления даже об основах подлинной христианской веры.

Таким предстает общество традиции и догмы, основа стабильности которого — принятие догм и соблюдение традиций.

И вот, наступает 31 октября 1517 года. М. Лютер прибивает к церковной двери свои тезисы, которые разносятся по всей Германии. Это так давно ожидаемое всеми событие, что спор двух монахов о практике продажи индульгенций (спор Лютера и присланного из Рима для продажи индульгенций И. Тетцеля) в считаные дни превращается в событие национального масштаба.

Не буду останавливаться на общем ходе реформационных процессов. Заинтересованный читатель найдет по этому поводу массу источников. Итак, к укоренению каких идей и созданию каких институтов приводит Реформация? Какой стала Европа после реформ? Какую модель общественного устройства европейские переселенцы — протестанты принесли в Новый Свет?

1. Труд — дело чести

Труд становится объектом восхваления. Отныне он воспринимается как естественный ответ на милость Божию, как благодарность Богу, как прославление Творца. М. Лютер: «Весь мир можно заполнить служением Богу, не только церкви, но и дома, кухни, погреба, мастерские, поля».

2. Власть теряет сакральность и становится светской

Упраздняется власть Рима, больше нет единой светскодуховной власти. Власть начинает спускаться на уровень местных сообществ. Принимается правило, по которому церковь управляет только в сфере духовных вопросов.

3. Все равны перед Богом

Провозглашается при нцип священства верующих. Все равны перед Богом. Каждый не только может, а обязан изучать Библию, быть священником в семье, сообществе. Отныне человек может быть ремесленником, крестьянином, и быть христианином «первого сорта». Ремесленник и князь равны перед Богом, занятие высоких должностей и священнического звания не дает больше прав на спасение, а лишь налагает больше обязанностей. Богослужение проводится на национальном языке, люди побуждаются к самостоятельному изучению Священного Писания, духовной литературы. Между человеком и Богом нет посредников. Теперь служитель Церкви, пастор или епископ — это «сервисный» человек. Его выдвигает на служение община. Отныне он не представитель могущественного монарха и первосвя щенника — римского папы, а человек, поставленный для служения общине. Конечно, есть порядок и обряд его поставления, но он такой же, как все, и все такие же, как он. Пастор и епископ избираются на служение верующими и ими же смещаются, если служат плохо. Грандиозный поворот. Служитель подотчетен общине и отвечает перед ней не только за свое служение, но и за образ жизни, который ведет. И, самое важное, теперь прямые отношения с Богом у каждого верующего, который читает и изучает Библию и наставляет в вере своих детей. Для спасения достаточно веры. Человек не может купить свое спасение ни деньгами, ни связями. Спасаются все, кто верит в Бога.

4. Лишите нас свободы собраний, и вы лишите нас Евангелия

Упразднение монархического принципа церковного устройства и принятие положения о священстве всех верующих вызывает к жизни демократическое устройство и институтов власти в том числе. Механизмом формирования власти становятся выборы. Выборы базируются на принципе свободы. Джон Нокс*: «Лишите нас свободы собраний, и вы лишите нас Евангелия».

5. Тирану нужно противостоять

Социальные институты становятся инструментом общества, правитель, превысивший свои полномочия, перестает быть правителем (тирану нужно противостоять).

6. Появляются социальные лифты

Бурный рост мелкого и среднего предпринимательства, появление промышленных предприятий и института выборов сопровождается включением в элиту новых талантливых и инициативных людей.

7. Бурное развитие городов

Начинается развитие городов, население которых более свободно, уходит в прошлое феодальная зависимость.

8. Современный капитализм

Капитализм становится «современным». Принимается только тот капитал, который заработан честно, цель его накопления — использование на общественное благо, обязательная передача потомкам; поощряется аскетизм в среде обеспеченных людей.

9. Наука свидетельствует о величии Творца

Появляются науки, в первую очередь естественные. Провозглашается принцип: физический мир и человек свидетельствуют об упорядоченности творения и поэтому подлежат изучению. Появляется современная медицина.

10. Центром религиозной жизни становится община верующих

Она избирает служителей, она и отстраняет их, в случае неисполнения обязанностей. Перемещение центра религиозной жизни в общину приводит к ее новой роли в общественной жизни. Начинает меняться принцип сбора и распределения налогов. Европа переходит к модели, когда большая часть налогов — это доходы и расходы местного уровня и примерно 20% — национальный бюджет. Основная часть властных полномочий и ресурсов для их решения переходит на местный уровень. Одна из причин этого — изменения в Церкви, где община становится центром религиозной жизни и источником церковной власти, а человек — ответственным за то, как он живет. Это дает мощный импульс росту гражданского сознания, когда через сравнительно короткое время на сцену европейской политики и общественной жизни выходит автономный от государства гражданин.

Итог: перед нами общество развития. Основа его стабильности — постоянные изменения.

Думаю, для нас, граждан, живущих сегодня в России и продолжающих искать ответ на вопрос «кто виноват?», полезно обращение к опыту европейской Реформации, заложившей институциональную основу современной Европы.

Тимо Нассери. Эпистофа МТ 1. 2009