Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

Вызовы и угрозы

Дискуссия

Ценности и интересы

Наука и общество

Точка зрения

Жизнь в профессии

Горизонты понимания

In memoriam

Наш анонс

Nota bene

№ 3 (49) 2009

Актуален ли сегодня Совет Европы?*

Жан-Луи Лоран, директор по политическим вопросам Совета Европы

Mожет быть, еще не все знают, что Московская школа полити­ческих исследований имеет большую семью в Европе, где сейчас уже 15 таких школ. Ко­нечно, каждая из них имеет свою специфику, но все они работают на основе то­го проекта, который в 1993 году запустили Лена Не­мировская и Юрий Сенокосов. Им мы обязаны тем, что они начали общеевропейский, в сущности, про­ект, с которым непосредственно связана тема моего выступления, которую я бы сформулировал так: ак­туален ли сегодня Совет Европы?

Разумеется, у меня нет желания быть камикадзе, и если я ставлю этот вопрос, то лишь потому, что знаю ответ на него, убежден в нем: Совет Европы и сего­дня нужен для России и для всех европейских госу­дарств.

В этом году мы отмечаем 60-й юбилей образования Совета, и дальше я буду говорить о его современных политических задачах. Но вначале вернемся к его основам, которые были заложены в 1949 году. Тогда некоторые идеалистически настроенные ли­деры государств решили, что после двух мировых войн и, конечно, после нацизма и сталинизма нам необходимо работать на благо объединения Евро­пы, создавая основу того, что могло бы стать гаран­тией против новой разрушительной войны в нашем регионе. Представлялось естественным, что эта ос­нова должна опираться на известные принципы де­мократии верховенство права и права человека, плюрализм мнений, разделение властей, социаль­ная сплоченность. Вопрос, который встает в на­стоящее время: остаются ли эти ценности по­ прежнему актуальными, служат ли они теми стол­пaми на которых и далее будет стоять наше обще­ство?

Если обратиться к недавней истории (я здесь пере­скакиваю с 1949 года в 2008-й), то после событий прошлого августа, когда разразилась война между двумя государст­вами членами Совета Европы, даже при том, что она продолжа­лась несколько дней, вы можете сказать, что Совет Европы не вы­полнил своей роли, так как не сумел предотвратить конфликт. Ведь государства, которые подписались под его принципами и нормами, действительно вступили в военные действия. Я знаю, что есть разные взгляды, различные интерпретации причин этого воо­руженного конфликта, и не собираюсь его анализировать. Но все же как мы оказались в таком положении? Учитывая, что сегодня существуют и другие похожие ситуации в отношениях между госу­дарствами членами Совета Европы, очень серьезные конфлик­ты, хотя и не вступившие в драматичную фазу войны. Если мы вспомним недавние события в Молдове, то, что произошло в быв­шей Югославии, кризис в Косово, то возникает много вопросов. Главный из них повторю его еще раз насколько все-таки зна­чимы исповедуемые нами ценности и возможно ли, опираясь на них, предотвращать подобного рода конфликты?

Хочу быть конкретным: может быть, у нас слишком много демокра­тии или нам ее не хватает? Слишком много прав человека или они недостаточны? Может быть, верховенство права чрезмерно или здесь тоже проявляется недостаточность, в частности, в реализации этого принципа? Полноценно ли развито уважение к личности и к многообразию мнений и взглядов? Достаточно ли у нас социальной сплоченности или, наоборот, она слаба?

Ответы на эти вопросы, на мой взгляд, очевидны. У нас не хватает де­мократии, не слишком хорошо защищены права человека. У нас не­ достаточно эффективно верховенство права. Не на должном уровне уважение к другим людям. У нас еще слабая социальная сплочен­ность и много людей, которые не интегрированы в общество, потому что они другие, не похожие на нас. Потому что они могут быть, ска­жем, инвалидами. Или у них нет работы. Потому что они страдают из-за последствий кризиса. Все это серьезные проблемы, которые нам еще предстоит решать.

Совет Европы, как и любая другая международная организация, не является неким независимым органом, не имеющим корней и опо­ры в среде государствчленов. Естественно, его состояние это ре­зультат некогда проявленной коллективной воли, либо, порой, ее отсутствия, в силу чего мы и сталкиваемся с названными проблема­ми. У Совета Европы имеется единственный инструмент воздейст­вия на реальность. Он называется солидарная позиция по отноше­нию к тому, что мы должны делать вместе, и к тем сферам, которые мы коллективно контролируем.

Два слова о специфике членства в Совете Европы, поскольку извест­но, что можно быть европейской демократической страной и при этом не входить в Совет. Например, Финляндия после обретения не­зависимости была демократическим государством, уважала и поли­тический плюрализм, и права человека, но вступила в Совет Европы только в 1958 году, то есть через 40 лет после основания государства. Теперь мы понимаем, почему так поздно это произошло. Геополитическая реальность была такова, что страна хотела оставаться ней­ тральной между двумя лагерями, на которые оказалась разделенной Европа.

Что же разделяло Европу 40 лет, несмотря на существовавшие демо­ кратические ценности и стандарты? Конечно же, конфронтация и военное противостояние. Но из-за чего пала Берлинская стена? По­ чему открылся железный занавес? Да, политики и военные раздели­ли Германию и мир, но не из-за них рухнула стена. Причиной стала, скорее всего, экономическая ситуация, экономический коллапс со­ циалистической системы, так как уже мало кто верил в ее ценности. Именно из-за этого она была разрушена. И это, кстати, способство­ вало тому, что Европа снова объединилась. Объединилась на основе приверженности общим ценностям.

Каковы же теперь ценности Совета Европы? Они остаются прежни­ми. Главное, что мы продолжаем признавать важность наших совме­стных усилий для их сохранения.

Вчера я встречался с депутатом российской Думы, который сказал: мы довольны, что каждый год у нас тысячи граждан подают иски в Европейский суд по правам человека. А нам это не очень нравится, заметил я, потому что суд оказывается не эффективным и не может справиться с таким потоком дел. И такую работу задает только одно из европейских государств! Но мой собеседник, я думаю, помимо сказанного имел в виду и другое: благодаря наднациональным орга­ нам, ведущим постоянный мониторинг, у российских граждан есть способ добиться не только разрешения их собственных проблем, но и продвижения внутренних реформ. Законодательные нормы, дей­ствующие в Совете Европы, становятся тем самым своеобразным образцом для строительства национальных институтов и законода­ тельства.

На мой взгляд, чрезвычайно существенно, что решения по судебным искам могут стимулировать реформу судебной системы, а следова­ тельно, и улучшение работы правоохранительных органов. Потому что большинство подаваемых в Европейский суд исков говорят о не­ справедливости судебных решений или их неисполнении. И это только один пример того, как спустя 60 лет после основания Совета Европы его принципы и деятельность остаются попрежнему акту­альными.

Часто меня критикуют за то, что Совет Европы якобы бессилен пе­ ред лицом конфликтных ситуаций. Но если мы вернемся к примеру прошлого лета, то надо вспомнить, что тогда ничего не смогли сде­ лать для предотвращения войны и другие международные структуры, я имею в виду наблюдателей ОБСЕ, ООН и пр. Возможно, междуна­ родное сообщество в целом не было тогда достаточно внимательно к нарастающим проблемам и не настаивало на том, чтобы стороны се­ ли за стол переговоров и нашли мирное, институциональное реше­ ние конфликта.

Деятельность Совета Европы, как я уже сказал, основывается на об­ щей воле государств-членов. К вступлению в Совет Европы никто не принуждает, это делается добровольно. Это не та организация, где страны защищают свои национальные интересы. Это не Совет Безо­ пасности ООН. Здесь вы находитесь, чтобы сотрудничать с другими организациями и соблюдать общие договоренности и решения. То есть, вступая в Совет Европы, вы соглашаетесь быть наблюдателем за ситуацией в других государствах-членах и за их отношениями, кото­ рые будут развиваться успешно, если партнеры имеют волю и убеж­ дены, что в этом основа социального прогресса, то есть движения в направлении более справедливого, открытого общества. Потому что демократия - это такая система, в которой люди начинают созна­ вать, что у них есть чувство сплоченности и чувство ответственности за все, что происходит в мире.

При этом подчеркну также, что мы развиваем диалог с гражданским обществом в странах Восточной Европы и будем продолжать эту ра­ боту, опираясь на сеть уже созданных школ и другие НКО, которые, безусловно, тоже будут участвовать в этом процессе.

Некоторым иногда кажется, что Совет Европы это своего рода ши­ зофреническая организация, отстаивающая ценности, которые со­ относятся с защитой наших же граждан от наших же государств. Ведь что такое Европейская конвенция по защите прав человека? Это документ, который призван защищать наших граждан от на­ ших же правительств или государств. В этой связи необходимо от­ метить, что вердикты Европейского суда по правам человека представляются на рассмотрение комитета министров и, в конце кон­цов, решения выносятся политическими органами власти. И пар­ ламентская ассамблея также состоит из политиков. То есть ценно­ сти демократии реализуются посредством политических инстру­ ментов, - так можно определить сущность Совета Европы.

Я испытываю большое уважение к националь­ным и международным НКО. Мы тесно сотруд­ ничаем с Amnesty International (Междуна­родная амнистия), с об­ ществом «Мемориал» и другими. Для нас это до­ полнительный стимул к действиям, учитывая, что Совет Европы, как я сказал, остается организацией, где решения выносятся в конечном итоге представителя­ ми национальных правительств. Это одновременно сильная и слабая сторона Совета Европы, и нам необходимо считаться с этим в кон­ тексте функционирования Совета.

Сейчас для нас главная цель - создание условий для подлинного равноправия всех государств-членов. В Совете Европы сложилась ситуация, когда к некоторым странам применяются процедуры, ко­торые действуют в отношении других стран. Я считаю, что это недо­ пустимо, должно быть введено реальное равноправие. Но это требу­ ет усилий со стороны как Совета Европы, так и соответствующих стран.

Вторая цель - реформирование системы защиты прав человека, придания ей большей оперативности, потому что в настоящее время она работает очень медленно. Нельзя назвать эффективной систему, которая приводит к решению вопросов спустя 6-7 лет после подачи заявлений. Поэтому мы придаем такое большое значение работе с 350 неправительственными организациями, сотрудничающими с Советом Европы, которые не только вносят по этому поводу свои предложения, идеи или запросы от имени рядовых граждан, но и за­ нимаются распространением информации среди людей, вовлечен­ ных в работу этих организаций.

Совершенно очевидно, что Московская школа политических ис­ следований является важным общественным институтом, с помо­ щью которого распространяются демократические ценности. По­ этому Совет Европы поддержал в свое время идею гражданского просвещения общества, выдвинутую ее основателями. А затем, как я сказал в самом начале, мы способствовали созданию подобных школ в Восточной Европе. И теперь, возможно, будем двигаться в Западную Европу, так как я абсолютно убежден, что есть необхо­ димость в подобных институтах во всех государствах - членах Со­вета Европы, ибо демократия может существовать и развиваться только благодаря активному участию граждан в общественной дея­тельности.

ТОНИ Смит. Конструкция. 1972