Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

Семинар

Тема номера

Точка зрения

СМИ и общество

История учит

Гражданское общество

Местное самоуправление

Наш анонс

Книги

№ 1 (64) 2014

Заметки о гражданском образовании

Вадим Карастелев, эксперт Московской Хельсинкской группы

Единственный человек, с которым вы 

должны сравнивать себя, это вы в прошлом. 

И единственный человек, лучше которого

вы должны быть, это тот, кто вы есть сейчас.

Зигмунд Фрейд

 Для команды, к которой принадлежит автор, тема гражданского образования (ГО) важна из следующих предпосылок. Во-первых, существующие в настоящее время в школах курсы обществознания и, главное, истории России не удовлетворяют в полной мере запросу общества на гражданское образование. Основное внимание в них уделяется успехам государства и замалчиваются драматические события.

Во-вторых, федеральный центр и региональные власти, уделяя пристальное внимание патриотической и просвещенческой работе, называют ее гражданским образованием.

В-третьих, общероссийские объединения с опорой на неправительственные (общественные) организации и институт уполномоченных по правам человека, а также религиозные объединения выстраивают собственные стратегии влияния на наполнение гражданского образования.

В-четвертых, очевидна необходимость соотнести направления развития гражданского образования с международным опытом и контекстом*.

При этом ГО нужно рассматривать не само по себе (типичная ошибка!), но делать акцент на той роли, которую оно играет (должно играть!) в таких странах, как сегодняшняя Россия. В этой публикации предпринята попытка постановки проблематики ГО на современном этапе.

Государство и человек

Гражданское образование зависит от представлений о человеке, государстве и их взаимоотношениях*. Наиболее ярко отличия в представлениях на данную тему проявляются в подходах Германии и России.

В пpeдиcлoвии пpeзидeнтa ФРГ(1999–2004) Йoхaннecа Pay к Ocнoвнoму зaкoну Фeдepaтивнoй Pecпyблики Гepмaния говорится: «Вaжнeйшим пoлoжeниeм Ocнoвнoгo зaкoнa являeтcя и ocтaeтcя cтaтья 1 o нeпpикocнoвeннocти дocтoинcтвa чeлoвeкa. Coздaтeли Ocнoвнoгo зaкoнa в пepвoй фpaзe coзнaтeльнo нe гoвopят ни o гocyдapcтвe, ни o гocyдapcтвeннoй влacти, ниoнapoдe,aгoвopятoчeлoвeкe,oб индивидyyмe и eгo дocтoинcтвe. Этo oзнaчaeт oткaз oт вceх идeoлoгий, пpинocящих жизнь или жизнeнныe шaнcы чeлoвeкa в жepтвy якoбы выcшим цeлям. Этo тaкжe oткaз oт любых фopм диcкpиминaции людeй пo их пpoиcхoждeнию, цвeтy кoжи, yбeждeниям или вepoиcпoвeдaнию»*.

Cтaтья 20, п. 4 Конституции ФРГ наделяет гражданина Германии правом на сопротивление «всякому, кто попытается устранить этот строй, вce нeмцы имeют пpaвo oкaзывaть coпpoтивлeниe, ecли нe мoгyт быть пpиняты иныe мepы», то есть каждому чиновнику, в частности, и даже государству в целом.

Ситуация в Германии характеризуется тем, что дух и буква конституции сопряжены с практикой гражданского образования, что поддерживается ведущими политическими силами.

В России наблюдается серьезное рассогласование между Основным законом и практикой. Становится обычным делом безоговорочная подчиненность человека государству, а на практике чиновнику, часто нарушающему закон. Понятно, что это наследство досталось нам из прошлого и глубоко укоренено в массовом сознании.

Терминологические ряды и практика*

Пожалуй, пик интереса к гражданскому образованию в России пришелся на середину нулевых годов*. Тогда в документах Совета Европы была сформулирована концепция гражданского образования, под которым понимается «деятельность по воспитанию, обучению и просвещению, направленная на формирование у человека знаний, умений, ценностей и навыков, необходимых ему как гражданину своей страны». Гражданское образование как термин включает в себя такие понятия,как «образование в области прав человека», «правовое образование», «патриотическое воспитание», «демократическое образование», «воспитание в духе толерантности и культуры мира», а также «воспитание демократической гражданственности на основе приоритета прав человека». Понимаемое таким образом, оно «охватывает школьников, студентов, взрослых, пенсионеров, лиц различных профессий и родов занятий»*.

Остановимся на определении термина «гражданское образование». Он традиционно используется в большинстве стран, хотя в Австрии, например, чаще употребляют понятие «политическое образование». А известный американский социолог Т. Калтсоунис предлагает использовать термин «демократическое гражданское образование», аргументируя это тем, что речь идет не о всевозможных ценностях, умениях и знаниях гражданина, а только о тех, которые принципиально важны для воспроизводства и развития демократических механизмов.

Наше понимание состоит в том, что, во-первых, гражданское образование — понятие формирующееся и является элементом постиндустриального образования. Следовательно, содержание понятия все время будет меняться, и определять его однозначно и жестко неоправданно. Во-вторых, смысл ГО в том, чтобы человек имел возможность как минимум быть соразмерным государственным и мировым институтам в области соблюдения прав человека.

Несмотря на то что в ближайшие годы не ожидается широкого использования постиндустриального представления о гражданском образовании, тем не менее представляет интерес небольшая панорама его прототипов в развитых странах.

В Австрии акцент сделан на «воспитании у австрийцев демократического сознания, общеевропейского мышления и открытости миру, в основе которой лежит понимание насущных проблем человечества».

В Нидерландах гражданское образование нацелено на «наделение учащихся историческими и политико-управленческими знаниями, представлениями и навыками, благодаря которым они сейчас и позднее, выступая в качестве членов различных жизненных систем, в качестве потребителей и производителей и в качестве граждан государства и всего мира, смогут принимать участие в исторически сложившихся структурах».

В Англии учебные заведения предлагают учащимся хорошо организованные интересные курсы, в основном это школы, которые сделали гражданское образование центральной темой всех учебных предметов. В английских школах межпредметный подход является доминирующим. Педагоги объясняют это тем, что школьному предмету «граждановедение» не соответствует никакая научная дисциплина, а такой подход препятствует изоляции и политической нейтральности других предметов.

Гражданское образование с позиции инструментального подхода — это не только знание, но в большей степени умения и навыки, которые являются основой любого социального действия и необходимы для гражданской жизни в демократическом обществе: в школьные программы включаются специальные занятия по развитию мышления, методологии научного исследования, коммуникации. В частности, группа исследователей из Висконсинского университета разработала специальный вариант программы по гражданскому образованию с акцентом на формирование навыков. В качестве стержневого умения они выбрали способность влиять на общественные дела.

Развитие гражданского образования в западных странах в настоящее время претерпевает значительные изменения. Кроме перехода от прямого преподавания к межпредметному, инструментальному подходу происходят еще некоторые изменения. Педагоги истории и обществознания Голландии, США, Германии заявляют, что они ориентированы не столько на передачу знаний, сколько на обучение способам дискуссии и информации. Это подтверждает и разработка некоторыми европейскими странами и США «мыслительной учебной программы». Реализация такой программы требует не только добавления нового объема знаний, но и соединения описательного и рефлексивного знания. Во многих странах появились специальные программы по обучению школьников разрешению конфликтов и ведению переговоров. Важное направление — развитие навыков социальной коммуникации в рамках разных предметов. Особое место занимают также навыки организации социального действия и взаимодействия. При организации гражданского образования остается востребованным и эффективным проблемно-поисковый подход, преимущества которого очевидны: он обеспечивает условия активизации учения, вводит школьников в реальный жизненный контекст, отражает принципы открытого общества*.

В рамках граждановедческих курсов американские школьники пишут письма директору школы, например о качестве питания. Международная Амнистия побуждает школьников и студентов к активным действиям в защиту прав человека, например посылать письма поддержки в адрес правозащитных организаций, подвергающихся преследованиям властей. Российские учителя были удивлены, когда в Германии директор начал экскурсию по своей школе с кустов роз, которые посажены школьниками, помогающими потомкам жителей уничтоженной нацистами чешской деревни во время Второй мировой войны. Если в стране и мире происходит очень важное событие и ученики хотят обсудить его на уроке математики, то это приветствуется и поощряется.

От «Кубановедения»к «чинопреклонению»?

Однако постиндустриальное понимание ГО входит в конфликт с действиями власти в российских регионах с высоким уровнем нарушения прав человека. Например, власти Краснодарского края пытаются насильно воспитать любовь к кубанской земле, введя в середине 2003–2004 учебного года обязательное преподавание так называемого губернаторского курса «Кубановедение», который построен исключительно на славной истории казачества и СССР. В то же время при поддержке краевого Департамента образования и науки совместно с Русской православной церковью в этот 30-часовой курс планируется ввести историю распространения православия (с апостола Андрея до наших дней), историю храмостроительства на Кубани, жития кубанских новомучеников. Краевые власти беззастенчиво используют систему образования в политических целях: перед президентскими и губернаторскими выборами всех школьников обязали написать сочинение «Как я ходил на выборы вместе с родителями»*. Сочинения дети должны были сдать на следующий день после выборов, то есть через задание ребенку власть мотивировала родителей для участия в выборах.

Опыт противопоставления и проповедования неких традиционных ценностей, уже на федеральном уровне, осуществлен в виде государственно-исторической политики (сакрализация власти; безгрешность государства; массовый террор как эксцесс; цена победы и достижений не имеет значения). Кроме того, в 2014 году осуществляется попытка закрепления новой государственной идеологии в проекте Концепции «Основ государственной культурной политики».

Поскольку в России основной угрозой для человеческого достоинства являются так называемые правоохранительные органы (прокуратура, суды, полиция), нам необходимо такое гражданское образование, которое выращивало бы индивидуальные и коллективные методы его защиты.

Основная проблема — в выращивании потенциальных заказчиков на ГО и разработка специальных программ для детейи особенно взрослых из групп «риска» — людей со смуглым цветом кожи, африканцев, выходцев с Кавказа и Азии, заключенных, правозащитных групп. Наш опыт, например, показывает востребованность тренингов «Как не бояться полиции при проверках документов в общественном месте?» для уязвимых этнических меньшинств. Акции против произвола правоохранителей также дают свои положительные результаты. В итоге растет желание и, главное, умение сохранять человеческое достоинство в сложных социально-психологических ситуациях.

Можно найти много «точек роста» для развития гражданского образования; например, мы включаем в мониторинг соблюдения прав детей подготовленных и активных подростков, а наши коллеги при мониторинге тюрем, по согласованию с администрацией, вовлекают в мониторинг самих заключенных.

Нет уверенности в эффективности отдельных предметов типа «граждановедение», более полезным в наших условиях представляется использование материала других предметов и наук для построения проектно-ориентированных курсов и акций. Таких, например, когда в курсе толерантного плаката или антифашистских граффити используется потенциал коллективного изобразительного творчества, а акция «футбол за толерантность» проводится при поддержке учителей физкультуры и психологов*. Длительность каждого мероприятия при этом занимает около четырех часов. Таким образом, школьный актив может стать союзником при разворачивании ГО с оговоркой, что, в отличие от других учебных предметов, ключевым компонентом гражданского образования являются личный пример и ценности педагога, учителя.

Кто станет «мотором» перемен?*

Любая самая прекрасная и перспективная идея должна получить сторонников и проводников, поэтому важно понять, в каком направлении вести поиск инициаторов и исполнителей. Некоторые роль «мотора» перемен связывают с преподавателями права, юристами, уполномоченными по правам человека. Однако, с нашей точки зрения, «мотором» должны стать продвинутые общественные организации, ставящие задачу создания и воспроизводства системы гражданского (общественного) контроля и ненасильственных социальных изменений. Но этого недостаточно, нужно ориентироваться на сетевые сообщества и начать процесс выращивания отзывчивой сетевой образовательной системы, которую государство в принципе построить не сможет, да и делегировать ему эту функцию не хочется.

Образование и демократическая гражданственность

Европейский проект Совета по культурному сотрудничеству, получивший название «Образование, направленное на воспитание демократической гражданственности», явился в нулевые годы ответом на многочисленные запросы стран-членов и имел своей целью переосмысление значения активной демократии и статуса гражданина в свете изменений, вызванных глобализацией, объединением Европы и технологическим прогрессом.

Решение Страсбургской встречи в верхах «организовать движение за демократическую гражданственность» предполагает привлечение соответствующих заинтересованных групп (политиков, борцов за права человека, молодежь и т.д.).

В этой связи представляют интерес рекомендации международной неправительственной организации — Ассоциации по обучению в области прав человека (Human Rights Education Associates, HREA): 1) соответствующие программы должны содержать интерактивные, экспериментальные и трансформируемые методики обучения взрослых; 2) в программах должно быть сказано о том, что предстоит делать после окончания курса обучения; 3) а также содержаться информация о партнерских организациях и проведенных исследованиях и порядке их документирования, или, другими словами об оценке влияния процесса обучения на участников*.

В отличие от развитых стран России как демократической стране рано или поздно придется осуществить разгосударствление общества, постановку государства на службу обществу. И здесь, возможно, следует сосредоточиться на вовлечении граждан (учащихся) в различные формы организации общественного контроля.

Общественный контроль за деятельностью государства — не дань моде, а жизненная необходимость для стабильного развития любой демократической страны, а опасность его устранения, как утверждает известный британский философ и социолог Зигмунт Бауман, становится причиной массового уничтожения людей*. Как отмечают аналитики, «в отсутствие внешнего контроля любое ведомство склонно к безграничной экспансии, погоне за статистическими показателями, которые надуваются за счет незначительных и типовых, “валовых” дел, простых в преследовании нарушений»*.

Гражданское образование трансформируется в том числе в деятельность по общественному контролю за действиями государства, каким бы хорошим оно ни было. И на этом пути ценностный ориентир можно сформулировать словами Зигмунда Фрейда, вынесенными в начало статьи. Полагаем, такой императив позволит человеку ощущать свое достоинство, придать смысл своему существованию и не быть щепкой в бурном потоке истории.

 

 

Даниэль Споэрри. Счастье этого мира. 1960–1971