Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

Концепция

Дискуссия

Ценности и интересы

Интересы и ценности

Точка зрения

Жизнь в профессии

Идеи и понятия

Наш анонс

Nota bene

№ 2 (45) 2008

Наш анонс


БИБЛИОТЕКА МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Захаров А. Унитарная федерация. Пять этюдов о российском федерализме.

Специалист по проблематике федерализма, автор размышляет о федеральной политической культуре в ее связи с ценностями демократии и принципами политической конкуренции. Анализируя динамику институциональных процессов в России, он приходит к парадоксальному определению политической конструкции страны как «унитарной федерации», схожей с имперской моделью. Однако, считает автор, Россия «обречена» на федерализм, который только и способен сохранить ее территориальную целостность и ускорить демократический транзит.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В одной из своих работ британский исследователь Камерон Росс назвал Россию «федерацией без федерализма». К моему глубокому огорчению, эта емкая формула исчерпывающим образом описывает нынешнее положение вещей. С наступлением ХХI века в нашей стране все более остро ощущается дефицит демократии, и это, разумеется, плохая новость для федерализма, который тысячью нитей связан с демократическим идеалом и в теоретическом, и в практическом смысле. Предельное упрощение отечественной политической системы, ставшее наиболее явным признаком ее вырождения, превращает федералистские подходы и методы в политические мнимости, к которым наши политики все реже обращаются даже в целях политической риторики. В целом же странная конструкция государства, унаследованная нынешним президентом от предшественника, красноречиво свидетельствует о том, что в минувшее десятилетие был провален не только эксперимент по приобщению нашей страны к семье либеральных демократий, но столь же бесспорным образом Россия не состоялась и как федерация — страна, сочетающая самоуправление с разделенным правлением.

Автор, пришедший к такому выводу, не может не задать себе вопрос: зачем же писать о прелестях федеративной политии, ведь с бисером, как известно, не рекомендовано распоряжаться до такой степени нерационально? Это — верно, но к данному случаю неприменимо. Причина заключается в некоторых особенностях функционирования политических институтов, долгое время в силу различных обстоятельств пребывающих в «спящем» состоянии. История не раз демонстрировала, как социально-экономические или политические перемены могут создавать ситуации, в которых латентные, практически невидимые институты внезапно становятся значимыми, решительным образом преобразуя весь политический порядок. Мне кажется, российский федерализм еще преподнесет нам немало сюрпризов, а сохранение унитарной, по сути, страной федералистской правовой оболочки отзовется неожиданными поворотами нашей политики в тот момент, когда «русская система» в очередной раз начнет «оттаивать».

Именно это я имел в виду, когда говорил — и в настоящей работе, и в других своих работах — о том, что, несмотря на всю свою неказистость, федерация в России продолжает оставаться ценностью. Лучше иметь дурной федерализм, чем не иметь никакого федерализма, ибо рано или поздно он, хороший или плохой, непременно нам понадобится. На следующем этапе своего исторического развития страна вновь столкнется с проблемой консолидации демократии, с которой она не справилась в 1990-е годы. Разумеется, роль, которую в этом процесс способен играть федерализм, неоднозначна, ибо с его помощью, как показывает опыт Латинской Америки, можно не только ускорять, но и тормозить демократический транзит2. Но этой двусмысленностью можно, как представляется, пренебречь. Ибо независимо от того, используется ли федералистская идея консервативными субъектами федерации для дезавуирования демократически избранного реформистского правительства в центре, или, наоборот, прогрессивно настроенные регионы с ее помощью давят на нерешительный и неспособный определиться центр — суть остается одной и той же. В любом исполнении федерализм оказывается эффективным средством ограничения всемогущества и всесилия центральной государственной власти, а в России нет задачи более актуальной и более вечной, чем эта. Власти-монолиту, нерасчлененной и неделимой, федерализм противопоказан. Именно в этом его колоссальная ценность.

А потому это небольшое собрание статей — далеко не последняя, как я надеюсь, книга о федерализме. Причастность к человеческой свободе сообщает этому понятию весьма высокую политическую пробу, перемещая его из сферы сиюминутных и преходящих феноменов в область «политически вечного». Этим, собственно, оно завораживает меня как исследователя. Этим же обусловлена и его важность для нашей страны.