Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

XXI век: вызовы и угрозы

Концепция

Дискуссия

Наш анонс

Свобода и культура

Личный опыт

Идеи и понятия

Новые практики и институты

Горизонты понимания

Nota bene

№ 1 (40) 2007

Власть выберет себя сама

Илья Максимов, независимый журналист

Во время своих штудий в Ленинградском государственном университете студент Владимир Путин, тогда еще не гарант Конституции, хорошо усвоил одну известную всем юристам истину — источником права является государство. Нет государства — нет и права. Безусловно, верно и обратное утверждение — без законов не может существовать государственная власть. Однако это уже диалектика, а философия, видимо, не числилась среди любимых предметов тогдашнего студента.

Ползучая избирательная реформа, происходящая в России, не просто утверждает превосходство государства над правом. Она исходит из крайне примитивной логики, которая выражается тезисом: «Слабые подчиняются законам, сильные законы творят». Фридрих Ницше давно почивает вечным сном, но мы можем во всей красе видеть триумф воспетой им воли к власти.

Именно для того, чтобы сохранить власть, наша современная политическая элита непрестанно, как модно нынче говорить, в режиме реального времени редактирует базовые законы и в первую очередь Федеральный закон № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Оказывается, он вопиюще несовершенен, и буквально каждый год в нем обнаруживаются все новые и новые изъяны.

Озабоченность «Единой России» несовершенством отечественной избирательной системы вполне объяснима: выборы 2007 — 2008 годов неумолимо приближаются, а страх пере мен нарастает. Есть такой чудный юридический штамп — «правовое поле». Так вот, это поле нужно как можно скорее перепахать и засеять таким образом, чтобы на нем вырос «правильный» урожай. Избирательную систему необходимо настроить на несменяемость элиты и застраховать ее от различных неадекватных действий избирателей.

Как этого добиться?

Во-первых, можно устранить из политики всех непартийных маргиналов, объявив мажоритарную избирательную систему рудиментом, вредным хотя бы потому, что он позволяет попадать в парламент «случайным» людям. А они, согласитесь, могут случайно сказать там что-то не то, нарушив гармоничное единообразие работы главной партии и ее сателлитов.

Во-вторых, необходимо повысить требования к партиям, поднять им планку для попадания во властные органы, чтобы отсечь от участия в политической жизни те организации, за которыми стоят не интегрированные с государством финансово- промышленные группы, а просто (страшно подумать!) граждане. Сами понимаете, какое-либо народное представительство в формате небольшой партии — это опять же анахронизм, не соответствующий спартанскому духу современной России. Кроме того, закрытая ведомственная проверка списочной численности партий и их финансовой отчетности Министерством юстиции и Центральной избирательной комиссией — замечательное бюрократическое решето, позволившее не только отделить овец от козлищ, но и вытрясти из голов «выживших» овец излишние чудеса.

И наконец, в-третьих, нужно запретить гражданам голосовать «против всех». Ведь протестное голосование — тоже постыдное наследие несознательной ельцинской эпохи, которое вдобавок представляет собой механизм обратной связи с обществом, индикатор его доверия к институту выборов как к таковому и к власти вообще. Однако, если ты Нарцисс, убедивший себя в собственном совершенстве, тебе не нужны зеркала, не говоря уже о каких-то мигающих индикаторах, которые мешают в тиши кабинета рисовать идеал политической системы.

Но, поверьте, все вышеперечисленное — это лишь полумеры. Эффективнее всего просто-напросто исключить главного субъекта голосования — избирателя — из процесса выборов.

Естественно, здесь нужна известная осторожность. Нельзя же вот так взять и запретить народу ходить на выборы на глазах у всего мирового сообщества. Соседи и партнеры могут неправильно понять такой «суверенно-демократический» маневр, да и сам уволенный электорат может огорчиться, особенно если он более-менее активен. Однако в нашем случае он дремлет и будить его нет никакого резона. Пусть себе отдыхает: смотрит фигурное катание, ток-шоу вместо дискуссий, реалити-шоу «птенцов гнезда Петрова» (с участием дочери многоуважаемого г-на Собчака), пьет народную водку, умножает ВВП и интегрируется в ВТО, наконец.

Нужно быть глухим, чтобы не услышать негромкий, но настойчивый лейтмотив официальной властной риторики последних двух лет, так похожий на установку телевизионного гипнотизера, — народ устал от политики. Поэтому, чтобы выполнить поставленную задачу, достаточно просто разрешить ему не ходить на выборы. Ведь чиновники и сами могут посетить избирательные участки и выбрать ... самих себя. В этом контексте очень символично звучит название принятого в минувшем году программного манифеста «Единой России» — «Россия, которую мы выбираем». Страна и ее народ позиционируются как объект действия, а власть как субъект. Видимо, следующим шагом должно стать отождествление субъекта с объектом, выражающееся в абсолютистской формуле короля Людовика XIV: «Государство — это я».

При этом в государственной прессе (а другой у нас практически нет) отмена минимального порога явки избирателей презентуется как гигантский рывок в развитии российской демократии. Эта реформа, как и переход на пропорциональную избирательную систему, призвана вывести нас из пещер и научить жить, как «в лучших домах». То, что этот прогресс осуществляется как то суетливо и впопыхах, мало кого заботит. То, что коррекция фундаментальных нормативноправовых актов носит откровенно предвыборный характер и выглядит как подстилание соломки чуть отяжелевшим от пива и кабинетной работы трюкачам — все это даже неразличимо на фоне ударных темпов реализации национальных проектов, не говоря уже о стахановских подвигах вице-премьеров в рамках их телевизионной карьеры. Клерки от законотворчества со скоростью света переписывают нормы права, радея о нашем с вами благе и приближая «национализированное» кремлевскими копирайтерами будущее.

Да, действительно, в США и ряде европейских государств минимального порога явки нет. Но там нет и такого политического неологизма как «партия власти», которая представляет собой «фан-клуб» президента. Там есть неизменные на протяжении десятков, а порой и сотен лет демократические процедуры. Там конгрессменам не приходит в голову искать варианты, как ловчее обойти конституционную норму, чтобы сохранить у власти действующего президента и соблюсти при этом приличия. Там респектабельные партии конкурируют между собой в рамках давным-давно размеченного правового поля, а не роют на нем окопы и рвы, чтобы укрыться от соперников.

Мы же, уважаемые сограждане, оказываемся в положении даже не участников, а лишь свидетелей игры, в которой одна из команд постоянно корректирует правила, чтобы выиграть. Причем этим игрокам наша помощь в определении результата уже не нужна — постепенно мы оказываемся вне политики ради торжества народовластия. Чувствуете глубину мысли? Поистине советское образование — одно из лучших в мире, хотя, полагаю, профессора ЛГУ даже в годы застоя не учили бороться с демократией во имя ее развития.

Роберт Моррис. Окружность. 1991