Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

XXI век: вызовы и угрозы

Концепция

Дискуссия

Наш анонс

Свобода и культура

Личный опыт

Идеи и понятия

Новые практики и институты

Горизонты понимания

Nota bene

№ 1 (40) 2007

Революция на медиарынке: осознать, чтобы не опоздать

Наталья Лосева, директор интернет-проектов РИА «Новости»

Экспансия интернет-технологий на медиарынке разрушила сложившуюся в последние десятилетия информационную цепочку.

До недавнего времени мы имели довольно спокойную, прямолинейную систему информации. Утром потребитель получал некий информационный импульс — как правило, из утренних теленовостей, утренней газеты, утреннего радио, в том числе автомобильного. Следующий контакт потребителя с информацией происходил вечером — с теми же источниками информации, чаще с вечерними теленовостями. Аудитория дневных новостей была минимальна. Что происходит сейчас? По-прежнему утренний лидер доставки новостей для активной части населения — телевидение и автомобильное радио и в меньшей степени печатные СМИ, которые и формируют информационный им­ пульс. Например, нам сообщают, что в Балтийском море тонут трое моряков, идет спасательная операция. Однако, приехав на работу, большинство людей заходят в Интернет, чтобы узнать очередные новости, и эта аудитория сегодня настолько велика, что становится системообразующей, потому что у пользователей четко сформирован запрос на определенную тему или темы. Отвечая на запрос, интернет — СМИ в свою очередь становятся главным агентом информационного влияния, так как от характера интерпретации той или иной новости, иерархии их важности зависит спрос, с которым потребитель обратится к вечернему носителю информации. Таким образом, в цепочке оборота информации все более существенную, решающую роль выполняет Интернет. Сейчас идет естественный и довольно интенсивный процесс смены формата предпочтений и отток аудитории из газет, в том числе региональных и муниципальных. Поэтому вопрос о присутствии в Интернете для каждого средства массовой информации, независимо от того, газета это или телевидение, федеральное издание или муниципальное, становится стратегическим.

Существует три ключевых стандартных подхода к этому присутствию. Первый, самый простой, — это корпоративная страничка, где вы сообщаете: мы издание такое-то, принципиально выходим на бумаге, потому что наш читатель живет рядом с почтовым ящиком. Чтобы вы знали, как нам позвонить и разместить рекламу, — вот наш сайт. Второй вариант, наиболее популярный для федеральных или для государственных СМИ до недавнего времени, — это сайт-калька. Когда СМИ используют Интернет как постновостное хранилище информации. Выходит газета, например, и мы размещаем опубликованные в ней материалы в Интернете и предлагаем читателю почему-то их там почитать. В чем главная ошибка такого подхода? В том, что читатель, который выбирает другой формат, ожидает другую скорость, другой стиль подачи и организации информации. Наконец, самая эффективная для любого традиционного СМИ тактика — самостоятельное издание своей интернет-версии. Причем делается это по законам интернет-медиа и ориентировано на интернет-потребителя. Бумажное СМИ превращается в самостоятельное издание, что приводит часто к конфликту между традиционной редакцией и интернетовской не только у нас, но и в других странах. В течение последних пяти лет международные съезды главных редакторов печатных изданий обсуждают проблему падения тиражей, объясняя это экспансией Интернета. На мой взгляд, не Интернет отбирает тиражи, а идет естественный процесс модернизации информационного пространства.

Следующая тенденция в этом пространстве — это появление в Интернете так называемой народной журналистики. В России она заявила себя более или менее серьезно буквально в какие-то последние месяцы, ну, может быть год; в англоязычном сегменте Интернета как самом крупном — в последние два года. Я имею в виду, в первую очередь, развитие блогосферы, то есть системы живых журналов, дневников, сервисов, которые позволяют человеку, не имея никаких технических знаний и большой практики, вести свои странички, общаться с другими пользователями и организовываться в некие сообщества — тематические, географические, какие угодно. В России самый распространенный, наверное, live journal и live internet. Live journal это русская версия американского сервиса, а live internet — наше российское изобретение, которое уже сравнялось по аудитории с live journal. Сейчас около 8 процентов жителей России имеют свои дневники, то есть процентов 25 — 30 взрослого населения так или иначе присутствует в блогосфере.

О том, как может блогосфера повлиять на офлайновый медиарынок, говорит, например, прошлогодняя драматическая история в Тверской области, когда погиб священник и его семья. Трагедия произошла в ночь с пятницы на субботу — в глухое время для федеральных СМИ. В субботу и воскресенье днем ни в одном федеральном СМИ, включая наши крупные агентства «Интерфакс» И «ИТАР-ТАСС», ни в зарубежных агентствах ни строчки не появилось о том, что произошло. И тогда священник Григорий Белодуров из одной из деревень Тверской области и его жена Татьяна, которые являются довольно активными пользователями live journal, имеют большое количество подписчиков, вывешивают эту историю в своем журнале, потому что им казалось, что ее замалчивают специально. На самом деле никто ее не замалчивал специально, просто все так сложилось. Они просят своих френдов, то есть подписчиков их журнала, распространять эту информацию. Я ее видела вечером, когда пришла домой и просмотрела популярные блоги. И сразу продиктовала информацию на выпуск в РИА «Новости», которое первым ее обнародовало. На всякий случай я попросила, чтобы мне прислали стенограмму обращения от епархии, записанного на диктофон в одном из тверских храмов. Мы рискнули, но тогда мы интуитивно понимали, что на 99,9 процента это правда, что потом и подтвердилось. Наверное, эта история стала бы известна еще через 2 или 3 дня, не раньше, потому что местные власти были заинтересованы, чтобы ее приглушить, не вынести сор из избы.

Это была поучительная история, во-первых, проявления гражданской позиции людей, которые реально повлияли на событие. А во-вторых, это свидетельство того как блогосфера, народная журналистика, может воздействовать на формирование офлайнового поля. Более того, народная журналистика становится для федеральных и региональных СМИ не только источником информации, но и ориентиром для ос­ мысленного удовлетворения запросов аудитории. В этом плане Интернет идеальное средство, потому что никакой Гэллап для телевидения, никакие местные или общероссийские исследования рынка бумажных СМИ не дают такого моментального и достоверного результата в исследовании потребительского интереса, реакции на опубликованные материалы. Тот же механизм действует в отношении интернет-версии печатного издания. Мы, например, практикуем у себя очень незатейливую программку рамблеровской статистики, которая позволяет нам в течение 5 —10 минут понять отклик на каждый новый опубликованный материал.

В свое время, когда я работала в газете «Известия», мы вместе с Михаилом Кожокиным, выпускником 1-го года Московской школы политических исследований, ставили эксперименты. Это был, наверное, самый большой эксперимент в то время с крупной газетой, которая пришла в Интернет и стала играть по его законам. Мы показали журналистам, что они могут точно знать, нужна их сегодняшняя заметка кому-то или нет, популярна она или нет. Мы показали им блестящие возможности обратной связи с потребителями. Поэтому если хотите работать не вслепую, общаться не с зеркалом, а со своим реальным потребителем, то Интернет дает очень интересную возможность прямого контакта с вашей аудиторией.

Тот же процесс идет в мировом медиаинтернете, первые его ростки появляются и в нашем. Крупные традиционные издания, имеющие свои интернет-версии, стали интегрировать блоги в свои редакционные сайты, Первой это сделала «Вашингтон пост», по-моему. В России сейчас вся первая десятка традиционных СМИ так или иначе пытается тоже выводить своих журналистов на прямое общение с читателем. Это может быть так называемый feet back, то есть какое-то особое мнение автора после его же заметки. Это может быть блог в прямом смысле этого слова, как, например, у Максима Соколова в «Известиях», который напрямую включается в обсуждение своей публикации, что требует мужества, потому что надо быть готовым к тому, что любой читатель, сумасшедший в том числе, может рассказать все, что он думает, не только о вашей публикации, но и о вас самом. Причем рассказать публично, и еще сотня людей в вашем блоге увидит, как вас, по Шукшину, кто-то «срезал». Этот живой контакт с пользователем — очень важное изменение всей сути нашей профессии. Появляется лекарство от самолюбования, от ощущения значимости, от непререкаемой правоты. Поэтому блогосфера — это не только технологическое влияние на информационную среду, это еще в каком-то смысле философское влияние.

Если вы приходите в Интернет после многих лет работы в газете или на телевидении, вам приходится осваивать массу навыков. Если вы пишете для интернет-издания или интернет-версии, то ваша работа не заканчивается тем, что вы поставили под своим материалом подпись. Это только начало, потому что к вашей заметке, если хотите конкурировать, вы должны сделать хороший бэкграунд. И только Интернет не просто позволяет, но требует от вас гипертекста, то есть если вы пишете про чиновника, значит должны дать ссылку на его биографию, рассказать историю каких-то его ошибок или достижений. Если пишете про заваленные снегом дороги, то просто обязаны дать читателю возможность предложить какой-то вариант решения этой проблемы, организовать голосование, сообщить его точку зрения мэру. То есть, приходя в Интернет как журналист, вы должны создать вокруг себя пространство интерактивности, быть в центре события, влиять на его развитие.

Тренды в медиапространстве в ближайшие 5 — 10 лет — это самая интересная и важная дискуссия, которая сейчас происходит и на встречах медиаменеджеров, которые работают в Интернете, и на больших профессиональных форумах. Какое-то время была иллюзия, что Интернет должен заменить собой все. Сейчас нет экономических и технологических препятствий к тому, чтобы стать активным, повседневным, ежеминутным пользователем Интернета. Тем более что в Москве и в других городах создается система беспроводного подключения к Интернету в любой точке, подобно сотовой связи. Например, в моем родном Новосибирске, который, может быть, более продвинут по интернетизации, чем Москва, есть уже целые кварталы с беспроводным доступом в Интернет. То есть Интернет становится все более повседневным, как кредитная карточка, по которой выдают зарплату. Это не значит, что он своей доступностью, своими возможностями отменит телевидение, радио, газету, у которых всегда будет своя аудитория. Скорее всего, мы станем свидетелями конвергенции СМИ, то есть совмещения, взаимодействия свойств всех средств массовой информации. Когда вы заходите на сайт той же «Вашингтон пост», то видите не просто опубликованную в газете информацию, но и фото или видеоряд, так называемые подкасты, можете прослушать фрагменты какого-то выступления, которое сегодня вызвало реакцию, написать в блогах ваше мнение о публикации или об авторе. Вы тут же можете дать объявление о продаже автомобиля, собрать материал для курсовой работы, заказать пиццу. То есть вы придете на некое совмещенное из множества сервисов, услуг и форматов пространство. При этом будет издаваться сама газета «Вашингтон пост» И не закроется CNN; просто смотреть CNN можно не по телевизору, а в Интернете. Такая эволюция вовсе не удел только крупных российских или зарубежных игроков на медиарынке. Уже сегодня в Новосибирске, в Екатеринбурге посещаемость местных интернет-ресурсов выше, чем федеральных. До 60 процентов пользующихся Интернетом жителей этих городов предпочитают приходить за информацией на свой региональный ресурс и размещают в нем рекламу гораздо чаще, чем в федеральных СМИ. Мне кажется, что людям, имеющим отношение к СМИ, надо осознать их потрясающую эволюцию за последнее время не просто как некий глобальный, неизбежный, но достаточно абстрактный феномен, но как реальный ресурс собственного профессионального успеха уже сейчас, а тем более через 2-3 года.

Пристройки. 1965–1988