Общая тетрадь

вестник московской школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

XXI век: вызовы и угрозы

Концепция

Точка зрения

Наш анонс

Свобода и культура

Жизнь в профессии

Идеи и понятия

Горизонты понимания

Nota bene

№ 42 (3) 2007

К читателю

Юрий Сенокосов, главный редактор журнала «Общая тетрадь»

В последние годы из нашего общественно-политического словаря исчезли советские понятия и появились новые: «государственная корпорация», «ликвидные активы», «маркетинг», «политический менеджмент», «фьючерсные контракты», «глобализация». Явное свидетельство того, что российская политическая и предпринимательская элита успешно осваивает современную терминологию, возвращаясь в некогда прерванную в стране традицию буржуазно-капиталистического развития. И население страны, судя по опросам общественного мнения, также готово в этом участвовать, подчиняясь воле нового классового гегемона.

Три взаимосвязанных фактора определяют характер этого процесса: деньги, политический режим и гражданское общество.

В эпоху кризиса любые государственные дела можно, как известно, решать мобилизационными методами, с помощью аппарата, создаваемого по образу и подобию армии, когда подчинение единой воле позволяет концентрировать финансовые и иные ресурсы и управлять ими. В России во время правления В.В. Путина, благодаря высоким мировым ценам на энергоносители, ресурсы появились. Однако выход страны из кризиса не привел к ослаблению аппаратного управления. Более того, количество чиновников растет лавинообразно, и все они хотят иметь «достойный уровень жизни», который государство не может обеспечить. Что, в сущности, и порождает коррупцию, которая не только подрывает экономическое развитие, но и ведет к моральной деградации общества. Так как сдержать массовую коррупцию не в состоянии никакие специально создаваемые ведомства.

Существует ли в такой ситуации альтернатива? Виктор Панкращенко, один из руководителей Конгресса муниципальных образований России, уверен, что существует. В статье, опубликованной в еженедельнике «Эксперт», он пишет, что именно потому, что чисто аппаратное исполнение государственных дел имеет свои пределы, «человечество изобрело постоянно действующие партии и то, что мы именуем "собственно политическим режимом"». Поскольку иначе, «чтобы добраться с управленческих высот до самого низа, до конкретных повседневных дел во всем их разнообразии, госаппарат пришлось бы увеличить до невероятных масштабов"»*. И дальше поясняет, что политический режим демократии предполагает проведение честных выборов, наличие партийных программ, идеологий и их отстаивание в открытых общественных дискуссиях. Только так государственная политика обретает в лице партий и общественных организаций, ее поддерживающих, массу волонтеров. Эти люди занимаются общественными делами не для того, чтобы обогатиться, а по убеждению, считая, что помогая другим, они помогают себе. Нанять вместо них аппаратных работников невозможно — это разорило бы страну.

А председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева в интервью газете «Ведомости», продолжая фактически эту же мысль, говорит, что наше государство уже не играет ключевой роли в жизни людей, а общество еще не играет. Люди пока не научились объединяться и помогать друг другу. Но постепенно, уверена Алексеева, научатся, и гражданское общество будет крепнуть. Потому что часто люди сталкиваются с проблемами, в которых никто им помочь не может. Например, обманутые дольщики, автомобилисты, когда они собираются вместе, чтобы защищать свои частные интересы, и «даже сами не замечают, как постепенно защита их частных прав становится политикой». Любые решения государству легче воплощать в жизнь, если люди лишены чувства собственного достоинства. Но «оно у нас есть. И надо только научиться отстаивать его вместе. Надо понять, что отстаивание человеческого достоинства объединяет нас всех»*.

Почему это важно? Потому что советская ментальность и сформировавшая ее идеология государственного патернализма в нашей стране не исчезли. И понятия, относящиеся к сфере бизнеса, о которых я упоминал выше, «работают», а то, что относится к сфере гражданского общества, которое необходимо не само по себе, а для баланса государства, когда мы говорим о независимой судебной системе, независимых СМИ, верховенстве права, о правах человека, по-прежнему воспринимается неадекватно. Так как не работают горизонтальные связи нашей гражданской общественной жизни. В ней отсутствует наше индивидуальное творческое начало и наша мысль о достоинстве.