Общая тетрадь

вестник московской школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

XXI век: вызовы и угрозы

Концепция

Точка зрения

Наш анонс

Свобода и культура

Жизнь в профессии

Идеи и понятия

Горизонты понимания

Nota bene

№ 42 (3) 2007

Американо-российские отношения и предвыборная кампания в США

Энджела Стент, директор Центра евразийских, российских и восточноевропейских исследований Джорджтаунского университета (г. Вашингтон, США)

Кампания по выборам в Конгресс и президентским выборам 2008 года стартовала рано, и ставки в ней высоки. Америка ведет все более непопулярную войну в Ираке, а сами выборы наиболее открытые за все время с конца Второй мировой войны, при этом ни у одной партии нет очевидного главного кандидата. Как правило, в американских предвыборных кампаниях вопросы внешней политики значительного места не занимают, однако на этот раз из-за Ирака дело обстоит по-другому. Хотя отношения с Россией и не будут играть основную роль в дебатах между кандидатами, так как более насущными являются проблемы на Ближнем Востоке, тем не менее Россия является ключевым глобальным действующим лицом, которое может поддержать американские усилия по преодолению вызовов в Ираке, Иране, Афганистане и Палестине или препятствовать им. Таким образом, отношения с Россией образуют важный элемент любого решения нынешних международных проблем.

Противоположные точки зрения на российско-американские отношения

В отличие от времен холодной войны, когда СССР воспринимался как угроза американским интересам, сегодня в США нет консенсуса в отношении России. В частном секторе есть значительная группа людей, весьма положительно рассматривающих Россию и желающих углубления отношений с ней. В целом деловое сообщество заинтересовано в российском фондовом рынке, потребительском секторе и недвижимости. Оно также заинтересовано и в энергетическом секторе, хотя недавние действия российских властей по пересмотру условий сделок с международными нефтяными и газовыми компаниями плюс отсутствие правовой базы, обеспечивающей права иностранного бизнеса, стали причиной того, что компании, рабтающие в энергетике, стали подходить к российскому рынку с большей осторожностью. Тем не менее Россия со своими огромными запасами нефти и газа является одним из немногих мест в мире, где все еще можно обнаружить новые запасы, поэтому компании хотят остаться в стране, что мы и видим на примере ТНК-ВР. На июньском экономическом форуме в Санкт-Петербурге, посвященном экономическим достижениям России, зарубежное деловое сообщество проявило энтузиазм по поводу ее экономических перспектив. Таким образом, наступление капитализма в России изменило восприятие страны на Западе. Кроме того, мнение делового сообщества о ситуации в России отличается от мнения того же экспертного сообщества, которое сосредоточилось только на политике. Частный сектор смотрит на внутриполитическую траекторию развития России в долгосрочной перспективе и полагает, что процесс модернизации и, в конечном счете, демократизации уже пошел.

В то время как частный сектор выступает за более тесные связи с Россией и уже адаптировался к ведению бизнеса в стране, политическое сообщество более разобщено, что и найдет свое отражение в предвыборных дебатах. Эти дебаты, в свою очередь, являются составной частью более широкой дискуссии о вкладе администрации президента Буша в отношения с Россией и в более широкую проблему глобальной демократизации. И хотя было бы преувеличением утверждать, как это делают американские и российские эксперты, что отношения между США и Россией находятся сейчас "на самой низкой точке со времени окончания холодной войны", нельзя отрицать, что отношения за последние два года ухудшились. Отношения между нашими двумя странами, у которых имеются разнообразные международные интересы, всегда были подвержены колебаниям. Но сегодня в США понимают, что в России возникла новая реальность: при президенте Путине процветающая и уверенная в себе Россия стремится пересмотреть договоренности 90-х годов, когда после окончания холодной войны она была слабее и принимала повестку дня, в основном определенную Западом. Сегодня Россия ищет новые правила игры в своих политических, экономических и военных отношениях с Западом. К тому же, притом что США, занятые войной с Ираком, непопулярны во многих регионах мира, Россия чувствует, что ей и карты в руки. Как сказал Дмитрий Тренин: "Россия на подъеме, США на спаде, а Европа пролетела".

Недавняя встреча в Кеннебанкпорте была задумана для улучшения двусторонних отношений, но неясно, что именно было там достигнуто. Таким образом, американо-российские отношения остаются избирательным партнерством, в основе которого лежат две весьма различающиеся точки зрения на произошедшее в двусторонних отношенияx после 11 сентября 2001 года. Похоже, оба партнера чувствуют, что противоположная сторона не оценила по достоинству его вклад во взаимоотношения.

Россия считает, что она не получила по заслугам за то, что поддержала Америку в войне в Афганистане после 11 сентября. Россия ожидала, что Вашингтон признает ее сферу влияния в Евразии, а вместо этого получила расширение НАТО и ЕС с включением Прибалтийских государств, «цветные революции» в Грузии и на Украине и активизацию США по соседству с Россией. Мало того, США аннулировали договор по ПРО, отказались участвовать в серьезных переговорах по контролю над вооружениями и вторглись в Ирак, минуя Совет Безопасности

ООН —  один из немногих международных органов, где Россия имеет равный голос с Соединенными Штатами. Точка зрения Соединенных Штатов, конечно же, совершенно другая. С позиции Вашингтона начальный разгром Талибана был в интересах России, поскольку устранял серьезную угрозу ее безопасности на южных рубежах. Кроме того, США полагают, что Россия причастна к выдворению их в 2005 году с военной базы в Узбекистане, ключевой для противотеррористических операций. Америка с озабоченностью наблюдает за захватом государством командных высот в российской экономике и спадом политической конкуренции.

Вопросы на будущее

Для многих советников кандидатов в президенты ключевой вопрос состоит в том, как добиться более продуктивных отношений с Россией без ущемления основных интересов США. Однако и среди американской общественности идут споры о том, в чем заключаются основные интересы, кроме необходимости бороться с терроризмом, стабилизировать Ирак и обуздать ядерные амбиции Ирана. Причем точки зрения на эти проблемы не обязательно обусловлены партийной принадлежностью. По некоторым международным вопросам умеренные республиканцы и демократы-центристы имеют между собой больше общего, чем с правым крылом в Республиканской партии или левым крылом в Демократической партии.

Иран. Все кандидаты согласны с тем, что основной задачей является помешать Ирану получить ядерное оружие. Одни призывают к серьезному диалогу с Ираном, другие противятся ему и выступают за жесткие действия. Россию обычно воспринимают как страну, которая все чаще вместе с ЕС и США выступает в ООН за санкции против Ирана. Но некоторые задают вопрос, отчего Россия не выражает большую озабоченность ядерными амбициями Ирана? Определенно, что с американской точки зрения, Россия видится как часть решения иранской проблемы.

Косово. До недавнего времени США и Европа полагали, что могут договориться с Россией по окончательному статусу Косово, но теперь достижение компромисса представляется менее вероятным. Конечно, можно задаваться вопросом, что же надо было сделать в 1999 году, теперь ситуация такова как есть и нужны какие-то действия. С точки зрения Вашингтона, возможны три варианта: продолжать поиск решения, приемлемого как для Запада, так и для России и Сербии; ничего не делать и сохранять status quo; принять одностороннее признание независимости Косово Соединенными Штатами и некоторыми странами ЕС, со специальным статусом сербской Митровицы. Для большинства американцев сохранение status quo не подходит из-за вероятности новой вспышки насилия между сербами и косовскими албанцами, а в случае невозможности достичь соглашения с Россией больше шансов у одностороннего признания независимости сербской провинции, хотя этот вариант также не является желательным.

Конечно же, признание может иметь последствия для статуса Абхазии и Приднестровья, хотя на Западе и не считают, что Косово станет прецедентом для какого-либо другого конфликта.

Противоракетная оборона. Эта проблема вызывает неоднозначную реакцию и в самих США, где демократы ставят под вопрос эффективность и стоимость системы. На сегодняшний день большинство групп приветствуют предложение президента Путина о сотрудничестве в создании совместной американо-российской противоракетной обороны в Азербайджане и на юге России, однако некоторые официальные лица в США утверждают, что эти меры должны дополнить, а не заменить размещение установок в Польше и Чешской республике. В этой проблеме есть и внутриполитический предвыборный аспект из-за присутствия на среднем западе США значительного сегмента избирателей —  выходцев из стран Восточной Европы, склонных оказать поддержку развертыванию системы ПРОв Центральной Европе.

Обычные вооружения в Европе. Заявление Кремля о приостановке членства России в Договоре об обычных вооружениях в Европе (и о возможном выходе в будущем из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) вызвало озабоченность США, но вопрос этот слишком сложен, чтобы привлечь к себе внимание широкой общественности. В целом, большинство демократов и республиканцев реалистов критикуют администрацию Буша за игнорирование ключевого аспекта американо-российских взаимоотношений, а именно вопросов контроля за ядерными и обычными вооружениями. В связи с близящимся окончанием срока действия Договора о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений демократы и некоторые республиканцы вероятно выскажутся в пользу возобновления взаимодействия с Россией по ключевым вопросам контроля над вооружениями. Некоторые политики будут выступать за радикальное сокращение ядерных арсеналов, за расширение программы Нанна —  Лугара* и за углубление сотрудничества в гражданском использовании атомной энергии, которое поддерживает администрация Буша.

- СНГ.  Этот главный вопрос, вызывающий напряженность между США и Россией, представляет собой несколько ключевых аспектов. До какой степени следует учитывать особые интересы и чувствительность России при проведении американской политики в отношении постсоветских государств? Некоторые политики в обеих партиях утверждают, что основные интересы Америки заключаются прежде всего в продуктивных отношениях с Россией и что США должны учитывать это в своей политике в Евразии. Другие же считают, что необходимо поддерживать независимость и суверенитет государств СНГ и поощрять их стремление к интеграции в евроатлантические структуры, без оглядки на российские интересы. Мнение большинства находится где-то в спектре между этими двумя позициями. Вопросы политического развития Евразии переплетены с озабоченностью в отношении ключевых политических и энергетических проблем. Проблема, стоящая перед кандидатами на пост президента, состоит в том, чтобы сформулировать внятное представление об американских интересах в их нынешнем виде и о том, какими они должны быть, чтобы вписать их в продуктивные взаимоотношения с Россией и как находить баланс между внешнеполитическими и энергетическими интересами и вопросами продвижения демократии.

Энергоносители. Эта тема станет ключевой на американских выборах, однако в основном по внутриполитическим причинам. Два вопроса будут доминировать в дебатах: действительно ли американские нефтяные компании раздувают цены, что приводит к подорожанию бензина, и что делать с глобальным изменением климата, которое Ал. Гор вынес во главу угла на дебатах. Россия также вписывается в дискуссию об энергоносителях, поскольку обладает крупнейшими в мире запасами природного газа и громадными запасами нефти и играет ключевую роль в глобальных поставках энергоносителей. Россия рассматривается как конкурент за среднеазиатский газ, в целом выигрывающий в конкурентной борьбе. Существует также некая обеспокоенность о растущей зависимости Европы от импорта природного газа из России. Тем не менее мы должны признать, что зависимость эта обоюдная. США по-прежнему будут сосредоточены на энергетической безопасности, понимая ее как обеспечение поставок, в то время как для России энергетическая безопасность означает обеспечение спроса и безопасности маршрутов транспортировки. Тем не менее, США также желают более интенсивно сотрудничать с Россией по вопросам энергоресурсов, в особенности, использования атомной энергии в гражданской сфере.

Продвижение демократии. Принимая во внимание приверженность администрации Буша идее глобальной демократизации, эта тема обязательно будет обсуждаться в предвыборной кампании и может стать источником трений между США и Россией. Необходимо помнить, что дебаты на эту тему являются циклическими. Во время предвыборной кампании 2000 года республиканцы обвиняли администрацию президента Клинтона в тесных связях с, как они его называли, "коррумпированным ельцинским режимом" и обещали установить более "нормальные" отношения с Россией. Пару лет назад Совет по международным отношениям под сопредседательством сенатора Джона Эдвардса, ныне кандидата на пост президента от демократов, подготовил доклад, в котором администрация Буша подвергнута критике за недостаточные усилия по продвижению демократии в России. Раздаются и другие голоса, призывающие США сосредоточиться в отношениях с Россией не на ценностях, а на своих интересах. Дебаты о демократизации будут широкими и сосредоточатся на глобальной дискуссии, где Россия составляет только часть проблемы, а большее внимание будет уделено Ближнему Востоку.

Выводы

Когда политика администрации Буша в отношении России подвергнется критической оценке, мы также услышим утверждения, что администрация, занятая Ираком и Афганистаном, не уделяла России достаточного внимания. Сегодня в американо-российских взаимоотношениях мало участников. Между президентами сложились продуктивные отношения, они регулярно общаются друг с другом, в различных ведомствах обеих стран есть совместно работающие официальные лица, но в целом было бы желательно создать на официальном и неофициальном уровнях широкую сеть взаимодействия.

Конгресс США также является ключевым игроком в этих взаимоотношениях, в той мере, в какой он контролирует законодательство. Например, как только Россия вступит в ВТО, американский бизнес окажется в невыгодном положении, если Конгресс не предоставит России постоянный нормальный торговый статус. Для этого требуется отменить принятую 30 лет назад поправку Джексона-Вэника, согласно которой статус наиболее благоприятной нации увязывается с правом на эмиграцию. С этой поправкой нужно разобраться в скором времени, но так как с ней были увязаны более широкие вопросы американо-российских отношений, заниматься ею до 2009 года не будут.

Принимая во внимание предстоящие выборы в законодательные органы и выборы президентов в России и в США, возможность значительного улучшения взаимоотношений представляется маловероятной, потому что обе страны заняты своими предвыборными кампаниями. Из-за улучшения международного положения России, ее экономической мощи и растущей уверенности в себе характер отношений между странами должен быть пересмотрен после 2008 года с учетом новой реальности. Новая администрация США, особенно если это будут демократы, предпримет новые инициативы по Ираку и будет стремиться провести их таким образом, чтобы дать Вашингтону возможность продвигаться и на других участках внешней политики, включая Россию. Для этого необходимо, чтобы в России был президент, заинтересованный в оживлении диалога. Для нового хозяина Белого дома задача будет состоять в переосмыслении двусторонних отношений в новых условиях, когда Россия больше не нуждается в Западе, как прежде, а нужна международная повестка дня на ее условиях. Реалистичная американская политика должна взаимодействовать с Россией, чьи ценности и интересы порой совпадают с нашими, но часто и расходятся с ними. Тем не менее сотрудничество между нашими странами по ряду вопросов, являющихся ключевыми для глобальной безопасности, жизненно необходимо. США и Россия должны открыть диалог о том, как двигаться вперед в ситуации, когда мы не являемся ни союзниками, ни врагами, а можем одновременно сотрудничать и конкурировать друг с другом.

Перевод с английского Натальи Петровой

Конрад Клапек. Охотник. 1974