Общая тетрадь

вестник московской школы гражданского просвещения

 
 

Книги

Виктор Похмелкин. В царство свободы до­рога: Очерки либеральной футурологии. М.: ЛИЦ, 2001. 140 с.

Проповедь сына века

Александр Архангельский

Виктор Похмелкин и есть один из потенци­альных адресатов книги Александра Янова; на него — и на таких, как он — автор книги «Россия: У истоков трагедии» и делает став­ку. Увы, в последнее время — да и в предпо­следнее тоже — имя Похмелкина упомина­ется чаще всего не в теоретическом, а во вполне практическом контексте. Когда речь заходит о расколе в стане правых и уходе части политических лидеров СПС в объятия Бориса Березовского и его «Либе­ральной России». Между тем, Похмелкин, в отличие от иных своих товарищей по ли­беральному движению (и прежде всего, от Юшенкова, который не так давно догово­рился до того, что сравнил Бориса Абра­мовича с апостолом), — мыслит самостоя­тельно, независимо, резко. И далеко не всегда банально.

Брошюра, написанная им — это не полито­логический анализ современной россий­ской ситуации, даже не изложение посту­латов своей политической веры; это свое­го рода личная утопия, предложенная об­щему обсуждению. Да, Похмелкин, подоб­но Янову, утопист; но утопист не прикро­венный, не скрывающийся за щитом исто­рических примеров, а явный и откровен­ный. Тем и хорош. Этим и интересен.

Он описывает демократию как единствен­но возможный компромисс между властью бюрократии и обществом — при сохране­нии власти этой самой бюрократии; демо­кратия для него — это последняя карта, ко­торую чиновничество выбрасывает, когда никаких других козырей уже не осталось. По той простой причине, что демократиче­ское мироустройство позволяет власти ла­вировать, сохраняя остатки тотальных пол­номочий. А цель исторического развития, как ее видит Похмелкин, в ином: в том, что­бы отобрать у государства регулирующие полномочия, окончательно лишить его тотальных функций, превратить исключи­тельно в регистрирующий механизм.

Да, сейчас в пределах наличной реальнос­ти нет и не может быть никаких других ва­риантов решения смысловой проблемы, поставленной в брошюре Похмелкина; ни на Западе, ни, тем более, на Востоке, не найти ни одного полноценного «воплоще­ния» либеральной модели общественного самоуправления. Но из этого не следует, что такую цель — продвижения к либераль­ным основам бытия — вовсе не стоит ставить.

Теории — равно как исторические труды — имеют одну удивительную особенность. В процессе их обсуждения (неважно, крити­ческого или сочувственного) может ме­няться не только структура мысли, не толь­ко позиция того или иного участника дис­куссии. Но и незаметно вырабатывается но­вое мироощущение элиты, которое подчас вытягивает страну из современного боло­та, а иногда — затягивает ее в это самое бо­лото. Впрочем, см. выше, начало рецензии на книгу А. Янова.

comments powered by Disqus

Из последнего

  • Олеся Николаева. Православие и свобода. — М.: Изд-во Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2002. — 400 с.

    Свобода от «Свободы от свободы»

    Александр Архангельский
  • О социальной концепции русского православия. Под общ. ред. М. П. Мчедлова; ИЦ «Религия в современном обществе». — М.: Республика, 2002. — 399 с.

    Концепция о «Концепции о концепции»

    Александр Архангельский
  • Виктор Похмелкин. В царство свободы до­рога: Очерки либеральной футурологии. М.: ЛИЦ, 2001. 140 с.

    Проповедь сына века

    Александр Архангельский
  • Александр Янов. Россия: у истоков траге­дии. 1462 — 1584: Заметки о природе и происхождении русской государственности. М.: Прогресс-Традиция, 2001. 560 с.

    Ретроспективная утопия

    Александр Архангельский
  • Политические и экономические преобразования в России и на Украине. — Издание осуществлено приподдержке Института им.Дж. Кеннана Международного научного центра имениВудро Вильсона. — М.: «Три квадрата», 2003. — 343 с.

    Откуда и куда

    Александр Архангельский