Общая тетрадь

вестник московской школы гражданского просвещения

 
 

Книги

Гордин А.и. Искусство мыслить. — Иркутск: Изд-во ФГБОУ ВПО «ВСГАО», 2014. — 312 с.

Региональное книжное обозрение

Денис Греков

Мышление — одновременно самая оче­видная и самая непознанная человеком способность. Самая очевидная, потому что, вроде бы, не требует никаких объ­яснений, она всегда дана в присутствии — вот я, читающий эти строки, уже что-то «подумал». Что может быть более про­стым и естественным? Более того, если не задавать вопросов, то, кажется, что я поду­мал «хорошо». То есть подумал и доста­точно, и ясно. Но нередко бывает, что нужное дерево как раз труднее всего найти в лесу. То же самое с мышлением — стоит только начать анализировать его, как появляется множество неочевидных ранее вопросов и затруднений, на которые мы не знаем, как реагировать. Начиная с того, что наш анализ собственного мыш­ления — это тоже мышление и заканчивая тем, что, вмешиваясь в процесс мышле­ния, мы его затрудняем дополнительно.

Пока от нас не требуется конкретный результат, вся глубина несвободы нашего мышления не осознается. Ситуация ста­новится очевиднее лишь когда надо решить конкретную задачу — изучить какой-то материал и написать исследова­ние, или понять, как думают или чув­ствуют другие. В этом случае всегда есть точные критерии достижимости результа­та или сравнения, которым бывает непро­сто соответствовать. Мыслительная недо­статочность вызывает фрустрацию, когда привычный образ себя как владельца собственного мышления не соответствует реальным возможностям. Но еще инте­реснее, когда оказывается, что ты не сво­боден пользоваться своим умом есте­ственным образом. Свободу мыслить надо еще, в самом прямом смысле слова, заработать. Оказывается, что и тут верно это «freedom is not free» (свобода не бесплат­на) — давняя максима, увековеченная в камне и бронзе.

Именно поэтому и нужен такой учебник, как «Искусство мыслить» Александра Гордина, изданный в Иркутске — напи­санный лаконичным и подчас нарочито сухим языком, за которым автор скрыва­ет свою страсть к предмету. Это очень большой труд и каждый, кто сам учился мыслить на трудах великих, знает это. Но будет ли он полезен, сможет ли сократить путь от точки, в которой человек обраща­ет внимание на непрозрачность для него собственного мышления, к осознанию определенных норм и целей пользования мыслительным аппаратом? Можно ли научить мыслить по каким-то методиче­ским указаниям и сработает ли такое средство? Можно ли синтезировать мето­дологически и теоретически теории сотен авторов и, часто, не вполне четко сформулированные? Конечно, все знают, что обучаясь логике мы развиваем свое мышление, но ведь логические операции это далеко не всё, о чем автор учебника прекрасно осведомлен, разделяя мышле­ние на интуитивное, рациональное, твор­ческое, сознательное и подсознательное, интуитивное, публичное, вербальное, да еще и утверждая, что даже это разделе­ние далеко не окончательное.

Автор выбрал внешне простое, но изящ­ное решение, которое в чем-то можно сравнить с методологией Фердинанда де Соссюра: когда тот начал рассуждать о предмете своего исследования, ему при­шлось говорить не столько о языке, сколь­ко о структуре мышления и о том, как оно оперирует знаками, о развитии языковых структур во времени и фактически об интегральном счислении — только не на математическом языке, и не по поводу математических величин. Соссюр соз­дал, можно сказать, аналоговую версию интегрального исчисления для гумани­тарных дисциплин. Решил классическую апорию древнегреческого философа Зе­нона «Ахиллес черепаха» — в области эволюции языка. Точно так же автор учебника пытается рассматривать не само мышление или сознание (он очень внимательно отнесся и к их связи и к раз­личиям), а их процессы в филогенезе, онтогенезе, диахронии и синхронии, рас­кладывать на простые конструктивные элементы и выяснять, как они взаимодей­ствуют, как изменяется структура и её части. С этой точки зрения можно совме­щать множество теорий, не как средство ответа на поставленный вопрос — что есть мышление, а как способ описания нашей работы с ним. Это может даже показаться эклектикой, но в данном слу­чае автору удалось сделать ее продуктивной, создать из систематизации некий стиль. В итоге грамотная систематизация становится ценной сама по себе — имен­но такое впечатление создает учебник с первых страниц.

При изначальном скепсисе, а я не большой любитель учебников, мне было потом интересно осознавать, например, как пер­цепция становится апперцепцией, а затем единством апперцепций. Автор, разуме­ется, достаточно подробно рассматривает связь между разными типами мышления, между «субстанцией протяженной» и нематериальной, анализирует, как связаны мышление и язык, публичные и индивиду­альные аспекты использования мышле­ния. Но он также пытается подтолкнуть читателя к представлению о возможности некой метатеории мышления, которая может существовать только как личная работа с собственным мышлением и сознанием. И вот это последнее, пожалуй, самая важная для меня характеристика.

Цель автора — помочь совершить шаги на пути «решения проблемы собственного существования». Мне учебник нравится как раз тем, что он при некоторой задан­ной жанром прямолинейности, упорно проговаривает и дает практическое пони­мание невозможности прямых ответов на вопросы, связанные с сознанием и мыш­лением, автор не старается использовать язык так, как мы это делаем обычно. 

Надо понимать, что речь идет тут о тон­ких различиях. Даже так — о различе­нии, как об основной и фундаментальной процедуре нашего мышления. От того, насколько тонко и точно выстроен процесс различения, зависит всё. Поэтому для меня важно, что автор бережно отно­сится к мышлению и сознанию, не позво­ляя себе прикасаться к ним непосред­ственно, в лучших традициях феномено­логии, но без её сложных для восприятия языковых изысков. В этом он фактически следует за американским физиком Дагласом Хоффштадтером, применив­шим понятийный аппарат теоремы Гёделя о неполноте формальных систем для анализа и описания процессов твор­чества и креативности. То есть, мы имеем дело с учебником о мышлении, который не закрывает возможности для самого мышления. Не пытается загнать его в своды формальных правил, но помогает организовать и изучить само себя; учебник будит мысль, а не убивает ее, загоняя в рамки и схемы. Весьма нетривиальная задача, решение которой вызывает уважение. Ну и, конечно же, на его основе можно проводить курсы: это готовая программа обучения, методическое пособие для университетского пре­подавателя гуманитарных дисциплин. Если бы наше государство было заинте­ресовано в развитии граждан, изданный в 2014 году учебник «Искусство мыслить» уже был бы издан за государственный счет и использовался преподавателями вузов страны.

comments powered by Disqus

Из последнего