Общая тетрадь

вестник московской школы гражданского просвещения

 
 

Книги

О социальной концепции русского православия. Под общ. ред. М. П. Мчедлова; ИЦ «Религия в современном обществе». — М.: Республика, 2002. — 399 с.

Концепция о «Концепции о концепции»

Александр Архангельский

Вот предельно краткая формула отношения российской политической и журналистской элиты к проблемам религиозной, прежде всего православной, жизни: двояковыгнутое. Поскольку сейчас в равной мере преувеличены и обострены две взаимоисключающие тенденции. Одна часть политического класса все очевиднее обращается к церковному жизнеустройству и православному вероучению нет, не как к источнику личного спасения, даже не как к многовековому опыту служения истине в царстве лжи, а как к некой идеологической опоре в страшноватом и непредсказуемом современном мире. Другая часть этого же класса все напряженнее, все болезненней и враждебнее реагирует на торжествующее «поповство», на неуклонное (как кажется многим) схождение прямыхцерковной и государственной. Запросто можно услышать в публичных дискуссиях и на газетных планерках типично обкомовские выражения «святые отцы», «попы»; противопоставление православия (как негативного полюса) католичеству или протестантизму (как полюсу позитивному) сделалось общим местом. По одной простой причине: современное православие со всеми его противоречиями, вот оно, рядышком, а некое абстрактное «западное христианство» далеко, а там хорошо, где нас нет.

Такого искрящего, наэлектризованного расхождения по означенной проблеме не было в нашем обществе давно. Быть может с 70-х, когда интеллигенция, прежде всего гуманитарная, пережив эйфорию НТР и разочаровавшись в ней, начала разворачиваться лицом к Церкви; тогда многие убежденные шестидесятники болезненно, с какой-то детской обидой реагировали на возрастающий клерикализм коллег, друзей и бывших единомышленников. Потом споры утихли, новое поколение интеллигенции еще активнее потянулось в церковные пределы, а в смутные 1990-е к православному берегу прибились и так называемые народные массы, которые искали в Церкви не только, а подчас и не столько ответов на вечные вопросы, сколько защиты от своих социальных страхов. Теперь пришла очередь политиков; то, что мы наблюдаем сейчас проекция давнего внутриинтеллигентского конфликта и народных чаяний в политическую плоскость.

Подобно давешним интеллигентам, нынешние политики легко переходят от необузданного богоборчества к столь же необузданному неофитству, к ярости новообращенных; точно так же, едва переступив церковные врата, воздевают горе указательный палец и начинают поучать церковь, как ей следует развиваться и что менять. Но! Есть колоссальное поведенческое отличие. Интеллигенты параллельно вгрызались, врастали в мощный пласт церковного знания и самосознания, читали, думали, обсуждали полученную информацию; политики, как правило, довольствуются самыми общими и самыми штампованными представлениями.

Так что современному вменяемому политику, прежде чем решать, в какой из противоборствующих лагерей определяться (и определяться ли вообще), нужно понять, как сама Церковь, изнутри своего мистического и социального опыта, определяет свою роль в сегодняшнем российском обществе в частности и в составе постиндустриальной цивилизации в целом. Что она думает о проблеме политической свободы и как рассуждает о науке, какую согласованную позицию выработала по вопросу клонирования и биотехнологий, как относится к светскому образованию и культуре и в каком ключе намерена строить свои отношения со СМИ. Формулы этой доктрины содержатся в весьма важном документе в «Основах социальной концепции Русской православной церкви», принятой Архиерейским собором в августе 2000 года. Социофилософский анализ этих «Основ» практически постатейно и предложен авторами рецензируемой книги под редакцией М. П. Мчедлова.

Уровень предложенного разговора оценивать можно по­разному; кто-то обратит внимание на интересные наблюдения М. Шевченко над тем, как освещался в прессе Архиерейский собор, принявший социальную концепцию, кто-то, напротив, возразит, что многие авторы сборника просто пересказывают положения Основ, сопровождая пересказ собственными комментариями, не всегда вразумительными. «Плывет» и позиция авторского коллектива; одни — как Л. Митрохин рассматривают церковную позицию, как бы извне, сочувственно, но из другого ценностного поля. Другие как И. Силуянова подчас оказываются святее Папы Римского, прошу прощения, Патриарха Московского. (Когда Основы чересчур либерально формулируют отношение Церкви к проблеме медицински оправданного аборта, то И. Силуянова солидаризуется с мнением о. Димитрия Смирнова: «мать хочет сохранить свою жизнь за счет дитя это каннибализм». Я не знаю, кто прав. Может быть, Архиерейский собор, может быть, о. Димитрий Смирнов. Я знаю лишь, что философский анализ предполагает чувство дистанции по отношению к любой рассматриваемой проблеме.)

Но главное в другом. Едва ли не впервые отечественными философами предпринята попытка ознакомиться с существом церковной позиции по ключевым вопросам современности прежде чем выносить какие бы то ни было суждения о ней. Желаем отечественным политикам последовать этому благому примеру.

comments powered by Disqus

Из последнего

  • Олеся Николаева. Православие и свобода. — М.: Изд-во Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2002. — 400 с.

    Свобода от «Свободы от свободы»

    Александр Архангельский
  • О социальной концепции русского православия. Под общ. ред. М. П. Мчедлова; ИЦ «Религия в современном обществе». — М.: Республика, 2002. — 399 с.

    Концепция о «Концепции о концепции»

    Александр Архангельский
  • Виктор Похмелкин. В царство свободы до­рога: Очерки либеральной футурологии. М.: ЛИЦ, 2001. 140 с.

    Проповедь сына века

    Александр Архангельский
  • Александр Янов. Россия: у истоков траге­дии. 1462 — 1584: Заметки о природе и происхождении русской государственности. М.: Прогресс-Традиция, 2001. 560 с.

    Ретроспективная утопия

    Александр Архангельский
  • Политические и экономические преобразования в России и на Украине. — Издание осуществлено приподдержке Института им.Дж. Кеннана Международного научного центра имениВудро Вильсона. — М.: «Три квадрата», 2003. — 343 с.

    Откуда и куда

    Александр Архангельский