Общая тетрадь

вестник московской школы гражданского просвещения

 
 

Книги

Tony Brenton (Ed.). Historically Inevitable? Turning Points of the Russian Revolution. London: Profile Books, 2016. — xviii, 364 p.

В фантазиях о прошлом

Андрей Захаров

История сослагательного наклонения не имеет — этому нас научили еще в школе. Тем не менее, когда разум человеческий сталкивается с грандиозными событиями, переворачивающими весь привычный строй жизни, люди невольно думают: господи, неужели чаша сия была неизбежна и произошедшее не могло сложиться иначе? Для человека, располагающего свободой воли, подобные вопросы вполне естественны. Большевистская революция 1917 года — прекрасный тест в этом отношении. Зная о сопутствовавших ей издержках и ужасах, просто нельзя не пофантазировать. Действительно, как выглядел бы наш мир, если бы Великого Октября не было? Насмешки над этой исторической мани-ловщиной, разумеется, неизбежны, но авторы рецензируемой книги нарочито пренебрегают ими. Задумавший этот проект Тони Брентон, специалист по России и бывший посол ее величества в Москве, привлек к участию в этом контрфактуальном упражнении множество известнейший историков-русистов. Список авторов, явно свидетельствующий в пользу этого сборника, впечатляет: здесь среди прочих Доминик Ливен, Ричард Пайпс, Орландо Файджес, Катриона Келли, Ричард Саква, Дуглас Смит, Шон Мак Микин. И все они, как выяснилось, не против порас-суждать о том, была ли историческая неизбежность большевистской революции и предшествовавших ей событий такой уж неизбежной. Что было бы, если бы, не умея справиться с потрясениями 1905–1907 годов, Россия обратилась за помощью к Германии? Что было бы, если бы патруль Временного правительства узнал загримированного Ленина, идущего в Смольный, и арестовал его? Что было бы, если бы заговор против Распутина провалился? Что было бы, если бы монархистам-энтузиастам удалось освободить царскую семью из тобольского пленения? А если бы Фанни Каплан оказалась менее близорукой и более меткой? Или если бы вмешательство держав Антанты в Гражданскую войну в России не ограничилось гомеопатическими дозами, а превратилось в полномасштабную и полноценную интервенцию? «Что за чушь?» — недоуменно спросит иной читатель. И будет неправ. 

Защищая правомерность подхода, который объединил четырнадцать исторических статей, вошедших в книгу, извест-ный специалист по России Доминик
Ливен в своей главе пишет: «В контрфактуальных рассуждениях можно, конечно, увидеть лишь забаву, раскрепощающую воображение, но на деле у них есть и более серьезное предназначение. Нет ничего более глупого, нежели убеждение в том, что ход истории предопределен. И дело не только в том, что подобный взгляд ложен; он к тому же санкционирует моральную пассивность и политическое бездействие» (р. 28). В данном плане изыскания касательно того, можно ли было в 1917 году или сразу после этой вехи направить российскую историю в другое русло, кажутся очень своевременными: триумф политической косности, не раз наблюдавшийся в русской истории и сегодня переживаемый нашей родиной заново, неизменно приводил многих думающих людей к мысли о том, что ничего сделать нельзя, что в социальной жизни нашей торжествует фатум, что у России есть неисправимая судьба, печальная и трагичная. Авторы же рецензируемой книги, фантазируя о прошлом, напротив, объединенными усилиями доказывают, что такой железной предрешенности в истории русской революции вовсе не было и не могло быть, поскольку на каждом отрезке своего исторического пути Россия проходила многочисленные развилки, где можно было свернуть либо в одну, либо в другую сторону. Как правило, каждый подобный случай оборачивался «поворотом не туда», принимались самые худые решения, но ответственность за это не стоит возлагать на неведомые трансцендентные силы: выбор совершали люди, способные, тео-ретически по крайней мере, предпочесть иной вариант — тот, который сегодня подошел бы нам больше.

Принимая такой расклад во внимание, приходится признать, что размышления о русской революции в парадигме «что было бы, если бы» не только вполне законны; они вдобавок очень стимулируют нас, отмечающих столетие небывалой революции, в высшей степени критично оценивать последствия собственных поступков и действий, которые совершаются здесь и сейчас, поскольку в истории «поворот не туда» не обозначается указателями: его запросто можно не заметить, зачастую он очень похож на магистральную дорогу. История есть усилие, созидаемое человеческими устремлениями; рецензируемая книга напоминает именно об этом и как раз в этом ее ценность. Ведь в действительности реконструкции прошлого, предпринимаемые ее авторами, ориентированы в будущее. Авторы, в сущности, напоминают читателю об одной и единственной вещи: творя историю из времени настоящего, надо делать это так, чтобы через сто лет потомкам не пришлось бы обсуждать вопрос о том, «что было бы, если бы». И в этом они, безусловно, правы.

comments powered by Disqus

Из последнего