Общая тетрадь

вестник московской школы гражданского просвещения

 
 

Книги

«Русско-украинский разговорник: Опыты общей истории». — М.: Новое издательство, 2017. 182 с.

Русско-украинский разговорник: Опыты общей истории

Владимир Рыжков, политик, публицист

Одной из первых попыток, и очень удачной, является только что вышедшая в Москве книга «Русско-украинский разговорник: Опыты общей истории». — М.: Новое издательство, 2017. 182 с. Автором идеи и вдохновителем проекта стала писатель Людмила Улицкая, составителями — члены совета российского Вольного исторического общества (ВОИ) Анатолий Голубовский и Никита Соколов. Тираж книги невелик, но ее подход и качество материала могут стать прорывом и примером в направлении создания неконфликтного совместного исторического нарратива россиян и украинцев.

Составители выбрали для рассказа об истории девять ключевых фигур российско-украинской истории: князей Владимира Святославовича и Андрея Боголюбского, гетманов Богдана Хмельницкого и Ивана Мазепу, императрицу Екатерину Вторую, коммунистов Владимира Ленина и Иосифа Сталина, двух знаковых украинских националистов XX века Симона Петлюру и Степана Бандеру. Каждому из них посвящена глава в книге. Каждая глава-портрет написана двумя профессиональными историками — украинским и российским. В результате каждая фигура исследована и описана цельным, непротиворечивым с научной точки зрения образом (притом что все выбранные персоны сами по себе были крайне противоречивыми с политической и человеческой точки зрения субъектами). Задача, сформулированная авторами и в полной мере выполненная ими: «представить публике ключевые моменты истории, общие для российского и украинского образов прошлого, ровно в том виде, в каком они предстают с точки зрения строго научного знания, избавленного от домыслов, фантазий и фантомов политической целесообразности».

По каждому из героев книги авторы-историки последовательно указывают и разоблачают сложившиеся устойчивые фальсификации и мифы (по обе стороны российско-украинской границы), рассказывая читателям о том, как все было на самом деле. Например, о том, что святой князь Владимир не был ни украинцем ни русским (эти концепты появились много веков позже). И крестил он не Русь, а прежде всего себя самого и элиту того времени (свое близкое окружение). И что Киев конца X века был не украинским или русским городом, а одной из самых космополитических столиц Восточной Европы. И что новая религия была поначалу элитарной, а дальше христианство по землям, подконтрольным ославянившемуся скандинавскому роду Рюриковичей, постепенно распространяла христианская церковная организация. «Нынешняя Украина и Россия младше церковной организации, основанной при Владимире» — заключают авторы (Игорь Данилевский и Вадим Аристов). Князь не христианизировал Украину или Россию — напротив, это Украина и Россия возникли много позже на уже давно христианизированном восточноевропейском пространстве. Не был Владимир и великим реформатором, так как ему нечего было «реформировать». Он был создателем — как церковной организации, так и государственно-пространственной организации Киевской Руси.

Подобная демифологизация, отбрасывание совершенно некорректных антиисторических привязок и допущений производится и по прочим героям книги. Например, Ленин, рисуемый в современном украинском дискурсе абсолютным злодеем (чьи памятники подвергаются массовому «ленинопаду»), был тем политиком, который не только разгромил первую украинскую республику, но и тем, кто признавал право Украины на независимость, а после признал и утвердил границы «большой» Советской Украины в составе СССР, с включением в ее состав Новороссии и Слободжанщины (то есть в том числе Донецка и Луганска). И стал тем самым, как ни парадоксально, одним из отцовоснователей нынешней «большой» независимой Украины. Более того, наделив союзным статусом Украину и предоставив ей широкие федеративные полномочия, поддержав становление и развитие украинской национальной культуры в рамках СССР, Ленин тем самым заложил предпосылки будущего национального подъема и национального самоопределения украинской нации, которая вызревала и вызрела именно в советский период. «Ленинская модель союзного государства обеспечила сохранение Украинской республики как равноправного с Россией преемника Российской империи. Вопреки собственному желанию этим он обеспечил возможность в будущем провозгласить независимость Украины».

«Войны памяти» можно и нужно возможно скорее прекращать как крайне опасные для государственной и международной стабильности новых независимых восточноевропейских государств (включая и Россию). К счастью, накоплен некоторый положительный опыт по обсуждению сложных исторических вопросов и написанию «общих историй». Например, с 2002 года работает российско-польская группа по сложным вопросам во главе с Анатолием Торкуновым (ректором МГИМО) и Адамом Ротфельдом (бывшим министром иностранных дел Польши). С трудом, но работает российско-латвийская комиссия историков. Собирается российско-литовская комиссия. Была создана и подобная российско-украинская комиссия, но она прекратила свою деятельность с декабря 2013 года — в дни событий на киевском Майдане.

Между тем Россия и Украина для восстановления и нормализации отношений нуждаются в реконструкции общей истории, в том числе и в совместной работе над учебниками истории для школ и вузов. В совместном, основанном на научных знаниях, а не на политизированных исторических мифах рассказе о Киевской Руси, о христианизации восточнославянских земель, о расширении Московского государства, об истории императорской и Советской России, о Первой и Второй мировых войнах, о голодоморе 1930-х, о зарождении украинской идеи в XIX веке и ее развитии в веке XX — и о еще десятках и сотнях сюжетов общей истории. Политический и научный реализм — вот лучшая почва для примирения и близкого сотрудничества двух неразрывно связанных общей историей народов.

comments powered by Disqus

Из последнего