Общая тетрадь

вестник московской школы гражданского просвещения

 
 

Дневник

Человек и «объективный» исторический процесс - Чеслав Милош

 / 28 Апр.
 

Вечный вопрос, который всегда актуален в России: почему люди, способные к самостоятельному мышлению и творчеству, отказываются от собственной веры и начинают подчиняться давлению среды, «моды» или идеологии. 

В этой драме всегда два главных героя – «поэт» и «толпа». Толпу может представлять и массовая аудитория, и маленький, но важный для автора круг ценителей, и государство, и какие-нибудь доктринеры. У каждого времени свой ответ на вопрос о выборе пути – подчиняться волне, взлетать над ней или двигаться против течения. 

Польский поэт и публицист Чеслав Милош (1911-2004) писал свой памфлет «Порабощенный разум» в начале 1950-х годов по свежим следам размежевания в среде польских интеллектуалов: Польша только что вошла в политическую орбиту СССР и стала «народной демократией». Сам автор в то время – свежий невозвращенец. В 1951 году Милош выезжает в Париж, где должен заступить на должность в посольстве, но понимает, что больше не может состоять на госслужбе и обращается к французскому правительству за политическим убежищем. «Убежище житейское и психологическое Милош получил в редакции польского эмигрантского журнала «Культура». В доме редакции в Мезон-Лаффит под Парижем он живет больше года и здесь пишет книгу «Порабощенный разум» (из предисловия поэта Владимира Британишского к его переводу «Порабощенного разума»). 

Милош видит свою задачу в изучении процесса адаптации мыслящего человека к резкому изменению окружающей политической среды. Сам он только что принял трудное решение не возвращаться на родину. Многие его друзья и знакомые – писатели и поэты – решили остаться. Милош пытается разобраться в новой ситуации и, помимо прочего, обнаруживает удивительную особенность советской системы представлять насильственные изменения как «объективные» и «исторические». Творческому человеку, как оказалось, нетрудно смириться с подчинением силе, если это подчинение - разультет «объективного» процесса исторических изменений. «Диалектика, – писал Милош, – предвидеть, что дом сгорит, а затем разлить бензин возле печки». 

Та же «диалектика» - предвидеть, что независимые от генеральной линии власти организации и партии просто не популярны в стране и представляют узкое меньшинство, а потом создать им такие условия, в которых они никак не могут стать популярными и могут представлять только меньшинство.

Вот отрывки из «Порабощенного разума»: «Не следует удивляться, если писатель или художник усомнится в целесообразности сопротивления. Если бы он был уверен, что вещь, над которой он трудится вопреки официально рекомендованной линии, имеет нетленную ценность, он наверняка решился бы, он не заботился бы о том, чтобы печататься или выставляться. Он трудился бы над такой вещью в перерывах между мелкими работами для заработка, приносящими ему деньги». 

«Однако он думает — в большинстве случаев, — что такая вещь была бы художественно слабой, — в чем не слишком ошибается. Как я уже сказал, исчезли объективные условия. Объективные условия, необходимые для создания художественного произведения, — это явление, как известно, сложное: нужна определенная публика, возможность контакта с ней, соответствующая атмосфера и — самое важное — свобода от внутреннего, непроизвольного контроля...». 

«Именно эта внутренняя невозможность — сколь бы парадоксальным это ни показалось — убеждает интеллектуала, что правота на стороне более совершенного — ибо единственного — Метода. Потому что его подтверждает опыт. Диалектика — предвидеть, что дом сгорит, а затем разлить бензин возле печки. Дом горит, мои предвидения подтвердились. Диалектика — предвидеть, что художественное творчество, не согласующееся с социалистическим реализмом, не будет иметь никакой ценности, а затем поместить художника в условия, в которых такое творчество не имеет ценности. Предвидения подтвердились».

Из дневника чтения Максим Трудолюбова 

comments powered by Disqus