Общая тетрадь

вестник московской школы гражданского просвещения

 
 

Дневник

Борис Дубин о соотношении общего и особенного в российском общественном мнении.

 / 21 Авг.
 

Начиная с весны 2014 г., значение представлений о том, что Россия – особая страна, а российский человек – особенный человек, повышается. На сегодняшний день около 40% людей, участвующих в опросах «Левада-центра», говорят, что Россия уже является страной с особым укладом. Порядка половины опрошенных считают, что она должна двигаться дальше в этом направлении... Идея особости не просто поддерживается, она выдвигается средствами массовой информации. Во многом на ней построена риторика средств массовой информации, особенно телевидения. 

А в чем собственно эта особость заключается? Пропустив данные опросов через методологические сита, получаем такие пункты.

- Представление об особом характере государства, как государстве социальном, заботящемся о своих подданных.

- Особый характер власти и отношений с властью. Она, с одной стороны, беспредельно далека от народа, а с другой стороны выступает, как заботливый и строгий отец, который опекает, наказывает, поддерживает, но без которого порядка в этой большой семье нет и быть не может.

- Промежуточное положение России между Европой и Азией.

- Россияне – это особый тип общности: у нас принято все решать сообща, у нас косо смотрят на отдельного человека, когда он пытается что-то делать только для себя, мы не рвемся за достижениями и богатством.

- И еще один важный пункт: утверждение о том, что у россиян одни ценности, а на Западе другие. Я бы к этому пункту относился очень серьезно, несмотря на то, что это утверждение семантически пустое. Тут важна апелляция к тому, что они есть, что они традиционные и что они российские.

В чем состоит функция этих представлений? Она в том, чтобы разграничивать «нас» и «их», Россию и все остальное. Вторая функция этих представлений в том, что отдельный человек передает всю инициативу и возможность действовать власти, а с себя снимает какую бы то ни было ответственность за происходящее. Уже не раз говорилось, что от двух-третей до трех-четвертей взрослых россиян говорят, что они ни на что в стране не влияют. До 80% россиян говорят, что они участия в политике не принимают и принимать не хотят.

И, наконец, еще одна функция. Она в том, чтобы утвердить то, что есть и не говорить о том, что могло бы быть. В словосочетаниях «российский путь» и «особый путь» ударение падает не на слово «путь», а на слова «российский» и «особый». Значимость фигуры именно в этом. Она не задает направление, она не задает характер движения, не задает смысла этого движения, она утверждает «особость» тех, кто согласен с такого рода заявлениями...

Конструкция особого пути позволяет работать трем разным планам коллективного существования России. Один – это план авторитарно-патерналистской власти. Второй – это план рассеянной, снявшей с себя ответственность массы. Третий – это существование каких-то элементов современных институтов: рынка, суда, производства, образования, здравоохранения. В этой конструкции три названных плана взаимосоотносятся и поддерживают друг друга. Но реальность современных институтов не работает без двух ограничений: если она не получила санкцию со стороны иерархической авторитарной власти, и, второе, если она не получила интерпретацию, перевод со стороны недифференцированной массы. Это позволяет, с одной стороны, власти использовать ресурс современных институтов, а с другой стороны массе применяться к этим новым правилам игры. Таким образом вся конструкция работает и сегодня уже около 80% населения ею удовлетворены.

Полностью выступление Бориса Дубина на семинаре Московской школы можно посмотреть и прослушать здесь

comments powered by Disqus