Общая тетрадь

вестник московской школы гражданского просвещения

 
 

Дневник

От воображаемого к реальному – в политике

 / 26 Сен.
 

Мы говорили выше о большом потенциале в области создания образов и манипулирования ими, который исследователь медиа Маршалл Маклюэн приписывал россиянам («Идея Образа, которую с огромным трудом пришлось осваивать Мэдисон-авеню, была единственной идеей, которой располагала русская пропаганда»).

Тогда же, в 1960-е годы, другой западный автор Дэниел Бурстин писал об «угрозе нереальности», связанной с возможностями индустрии рекламы и растущими техническими возможностями передачи ярких и правдоподобных изображений по телевидению. Сегодня та же дискуссия переместилась в область политики, пишет Петр Померанцев в журнале The Atlantic.

Автор приводит замечательный диалог, опубликованный еще в 2004 в журнале The New York Times. «Вы из тех, кто изучает осязаемую и различимую реальность. Вы думаете, что, прилежно анализируя ее, можете найти решения проблем, – говорит высокопоставленный советник президента Джорджа Буша-младшего. – Но современный мир устроен не так. Когда мы, политики, действуем, мы создаем реальность. Вы потом начинаете ее вдумчиво анализировать, а мы тем временем уже создаем новую, которую вы потом тоже пойдете изучать. Мы действуем в истории… А вы, все вы... просто будете изучать то, что мы делаем». 

Именно этот подход освоили современные российские медиа. Есть существенная разница между советской пропагандой и нынешней российской. Для советских СМИ идея истинности сообщения была важной, даже если они лгали в своих передачах и публикациях. Советские пропагандисты стремились «доказать» правдивость сообщения. Сегодняшним российским СМИ это просто не нужно. Фантастические сюжеты, откровенно придуманные версии, актеры-любители, заснятые в качестве действующих лиц «новостных» роликов – все это постоянно происходит на российских телеэкранах.

Задача этого подхода – не убедить в чем-то зрителя, а запутать его. Не создать собственный нарратив и свою трактовку того или иного события, а подорвать «западный» нарратив и западную трактовку. Цель этого новой-старой информационной машины в том, чтобы поместить зрителя в реальность, для обсуждения которой вопрос истинности или ложности материала просто не был бы актуальным. Те же цели преследует и информационная деятельность России на зарубежных рынках: отвлечь, поразить, сделать абсурдное и нереальное своим оружием, пишет Померанцев. 

МТ

comments powered by Disqus