Общая тетрадь

вестник московской школы гражданского просвещения

 
 

Дневник

Время нового фанатизма

 / 11 Окт.
 

Гилберт Кит Честертон в написанной в самом начале ХХ века книге о Льве Толстом говорит: единственное доступное человеку счастье это "энтузиазм" – слово, которое у греков значило одержимость божественным духом, у британцев в 16-17 веке - религиозный фанатизм, а у французов просто безумие. Вот эта "героическая последовательность", прямолинейность убежденности и действия и есть счастье, пишет Честертон. Он с иронией рассказывает о канадских толстовцах, которые вежливо раскланиваются с курицами и свиньями. Но британец, при этом, говорит о Толстом, как о единственном живущем великом писателе, создателе не только художественных текстов, глубже других отображающих жизнь современного европейского человека, но целого мировоззрения, выходящего за пределы современности.

Честертон не мог предвидеть в 1900-х годах, что зацикленность на больших идеях, многократно более интенсивная, чем толстовство, энтузиазм людей, лишенных чувства иронии, определит весь ХХ век. Одновременно у него на глазах рождалось и понимание абсурдности фанатизма (в модернистском искусстве), и готовность всерьез, без шуток, переделывать историю и природу человека, проливая самую настоящую кровь. 

Наше время, конечно, готовит нам другие сюрпризы. Но одно общее свойство у протагонистов той и нынешней эпохи есть: люди, не знающие истории, лишенные чувства иронии и умения смотреть на себя со стороны, снова рискуют стать главной силой нового времени. Всегда ли это так – есть сомнения. Но нет сомнений, что это часто бывает так. Они вокруг нас – создатели новых религиозных государств на Ближнем Востоке, глубоко обиженные империализмом (повсюду, включая Европу), недовольные тем, как написаны учебники истории и как проведены границы между странами (в России). Эти люди, может быть, счастливы, поскольку энтузиасты. А может быть и нет: узнать это мы не можем, потому что поговорить с ними нельзя, как будто мы живем в разных временах. Хотя, конечно, живем в одном времени, как в одном времени жили Честертон и будущие основатели СССР (они даже на съезд собирались в Лондоне), фашистcкой Италии, Германии, Испании. 

Портрет молодого Честертона взят отсюда

Максим Трудолюбов 

comments powered by Disqus