Общая тетрадь

вестник московской школы гражданского просвещения

 
 

Дневник

Джулиан Баджини: Свобода это не отсутствие ограничений

 / 31 Мар.
 

Практически каждый из нас исходит из того, что обладает свободой. Исключение составляют нейробиологи и генетики, с точки зрения которых обмен информацией между нейронами и наследуемые гены определяют все решения, которые мы принимаем и все привязанности, которые испытываем, включая и привязанность к мифу о свободе воли. 

«Для современной науки сознание – это всего лишь шум импульсов, создаваемый нейронами», – пишет философ и журналист Джулиан Баджини в новой книге «Свобода, обретенная снова» (Freedom Regained: The Possibility of Free Will). В своей повседневной жизни эти ученые, совсем как тайные атеисты викторианских времен, сосредоточенно выбирают блюдо из ресторанного меню, голосуют за либерал-демократов или добиваются, чтобы их дети попали в лучшую школу, как будто бы у них есть отрицаемая ими свобода. Для них социальная повседневность – фикция, ради участия в которой они встраиваются в ряды свободолюбивых масс, чтобы лишний раз не привлекать к себе внимания. 

Между тем, бессмысленным представляется понимание свободы, как полного отсутствия ограничений. Постмодернистский культ возможностей, «опций» – крайне поверхностное явление (будущее, сказал один постмодернистский мыслитель, будет таким же, как настоящее, только с большим количеством опций). При таком взгляде человек сталкивается с набором кнопок, располагая полной свободой нажать любую. Проблема здесь в том, объясняет Баджини, что такого человеческого существа нет в природе. Мы принимаем решения, исходя из наших ценностных установок, убеждений, веры, темперамента, конкретных условий, в которых находимся и т.д. Решение принимает конкретное «я» со всем его личностным, семейным и культурным багажом. Личность, лишенная такого багажа, то есть полностью свободная от перечисленных ограничений, не будет иметь никаких оснований и предпочтений, определяющих выбор. Чем тогда превратится «выбор»?

Но что, если наши убеждения и желания делают все наши действия неизбежными? Не являемся ли мы человекообразными автоматонами? Можем ли мы считать себя свободными, понимая, что каждый раз могли действовать только одним единственным образом? Баджини утверждает, что все-таки можем. Вещи, которые для нас по-настоящему значимы – влюбленность, акт творчества, желание заткнуть уши при звуках надоевшей популярной песни – движимы внутренней необходимостью. На самом глубоком уровне наше «я» определяют привязанности и обязательства, от которых мы не могли бы освободиться даже если хотели бы. Чаще всего мы и не хотим. Свобода от таких ограничений не была бы свободой. Подлинная свобода в том, чтобы реализовать такое «я», а не сбросить его с себя. 

Большинство критиков идеи свободы воли исходят из того, что она основана на обанкротившемся представлении о человеческой автономии. Быть свободным значит освободиться от всех определяющих влияний – самому генерировать себя, зависеть только от себя, отвечать за себя. Это не столько философская теория, сколько американская идеология. Вера в абсолютную ответственность личности – одна из причин такого количества смертных приговоров в США. Не оказавшись в зависимости от родителей, культуры, языка, природы и т.д., мы никогда не вышли бы даже на самый минимальный уровень независимости. Дело не в том, как освободиться от действия сил, которые нас формируют, а в том, как употребить эти силы. Мир разделен между представляющими одну крайность либертарианцами, теми, кто отрицает существование таких сил, и детерминистами, которые уверены, что только формирующие нас факторы определяют наше поведение. Пример такой крайности – известное в американской судебной практике уголовное дело, в котором адвокаты пытались добиться смягчения вины подсудимого, ссылаясь на его «дурную» генетику (дело Стивена Мобли). Но эти аргументы не могли подействовать на членов коллегии присяжных, склонных согласиться с Опрой Уинфри, известной американской телеведущей, в том, что «мы несем ответственность за все, что с нами происходит». 

Люди не являются «авторами» себя самих, но не являются они и рабами своих генов. Когда Ричард Докинз описывает человеческое существо, как «машину для выживания, как робота, запрограммированного на поддержание жизни эгоистичных молекул, называемых генами», его формулировки отсылают одновременно и к сфере неолиберального капитализма, и к лаборатории ученого. Такое представление о человеке – противоположность идеализированного видения, в котором существует полная человеческая автономия. 

Некоторые нейробиологи полагают, что они вытеснили идею свободы из нашей реальности, исследовав и запечатлев бессознательные процессы, которые определяют наши сознательные решения. Но если бы у них не было аллергии на Фрейда, который писал о «бессознательных намерениях», они должны были бы признать, что это старая новость.

Баджини задается вопросом, почему наш выбор должен обязательно быть сознательным? Огромное количество условий сходятся, чтобы определить наше решение: рациональные, эмоциональные, культурные, связанные с темпераментом, осознанные и неосознанные. 

Ученые хотели бы свести любые наши решения к цепочке замыканий в нашей черепной коробке. Но у решений есть как разумные причины, так и нейробиологические предпосылки, а причины - это вопросы значения, что в свою очередь открывает целую область, связанную с интерпретациями. 

Многим книга «Свобода, обретенная снова» покажется попыткой защитить территорию, которую никто не захватывает. Но это ошибочное впечатление может быть вызвано только тем, что новые враги свободы не так заметны, как старые. Это воспитанные, интеллигентные люди в современных офисах, а не сумасшедшие диктаторы, орущие на площадях. Книга Баджини демонстрирует, как эти приятные люди применяют один из старейших приемов спора: упрощают явление до примитивного «чучела», чтобы легче было его повалить и разнести в пух и прах. Это примерно то, что Докинз делает с Богом. 

По материалам рецензии Терри Иглтона на книгу Джулиана Баджини. Иллюстрация: гравюра «Автоматон русалка», 1891 г., взята отсюда

comments powered by Disqus