Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

XXI век: вызовы и угрозы

Концепция

Дискуссия

Наш анонс

Новые практики и институты

Личный опыт

Идеи и понятия

Горизонты понимания

Nota bene

№ 32 (1) 2005

Заметки с семинара

Юрий Тиренко, заместитель главного редактора журнала «Общая тетрадь»

Быть журналистом — значит, все время со­вершать одиссеево плавание, во время которого заблудившемуся царю Итаки пришлось, как известно, пройти между Сциллой и Харибдой всего один раз, а жизненный путь российского журналиста пролегает исключительно по таким местам. Так что это за профессия — журналист?

Ответ на этот кажущийся простым вопрос искали участни­ки пятого специализированного семинара Московской школы политических исследований по проблемам средств массовой информации. Семинар проходил в декабре про­шлого года в традиционном для Школы месте — подмосков­ном Голицыно. В нем участвовали свыше ста молодых лю­дей из полусотни российских регионов, непосредственно включенных в медийный процесс, а также отечественные и зарубежные эксперты из разных стран.

У экспертов находились разные варианты ответов. Так, Зоя Ерошок, обладательница одного из лучших перьев в российской газетной журналистике, предложила весьма непростое понимание. Ее выступление представляло со­бой яркий образец художественной публицистики — образ­ное, эмоциональное, очень личное. По мнению Зои, жур­налистский профессионализм требует постоянного размышления о себе и своем деле, неустанного «держания себя», непрестанного стремления к росту... Короче говоря, требу­ет быть Личностью, осознающей свое Призвание.

А вот высокопоставленный медиа-менеджер Андрей Быст­рицкий (заместитель председателя ВГТРК, считающийся в столичном медиа-сообществе человеком современным) ви­дит проблему гораздо проще. В его изложении журналист­ский профессионализм заключается в циничной трезвости и умелом изготовлении востребованного продукта. Каза­лось бы, такой подход в аудитории, состоящей из журналистской молодежи, был обречен на успех. Но так не полу­чилось: аудитория взгляд Быстрицкого активно не приня­ла. Ей хотелось думать и понимать, не удовлетворяясь про­стыми однозначными ответами.

Вопрос о журналистском профессионализме вывел на бо­лее общую проблему: что такое профессионализм вооб­ще? Казалось бы, профессия — понятие простое и общедоступное, но лишь до тех пор, пока о нем не задумываешься. Ведь профессия не про­сто род занятий, и профессионализм — не только владение необходимыми навыка­ми; оба понятия включают в себя нечто большее. Что? Это обсуждали в течение всего семинара, дискутируя на сессиях, на круглых столах Александра Согомонова, в кулуарах.

Применительно к журналистике проблема рассматривалась с учетом положения СМИ в России в последнее время. Об ущемлении свободы слова, об отсутствии достаточной экономической независимости средств мас­совой информации, о давлении со стороны государства и равнодушии общества говорили многие эксперты. Тревожные интонации слышались в выступлениях российских экспертов: культуролога Даниила Донду­рея, медиа-менеджера Михаила Кожокина, политика Владимира Рыжкова. Им вторили эксперты из-за рубежа: журналист Энн Эпплбаум и политолог Эллен Мицкевич (США).

Что и говорить, ситуация в медийном про­странстве России сегодня сложна, как ни­когда. Ведь в советское время все было очень просто — любое неортодоксальное деяние считалось крамолой (в том числе и теми, кто на такие деяния шел). Сразу после распада СССР многое стало проще: те­перь все было можно. Когда же революционный дым рассеялся, появились мощные институционализированные группы влияния, некие неясные, но ощутимые ограни­чения, какие-то рамки — местами эластич­ные, местами железобетонные. Причем, где именно эти рамки и каковы ограниче­ния, далеко не всегда очевидно. Жизнь усложнилась крайне, и никто наверняка не знает, что можно и чего нельзя.

И, тем не менее жизнь не остановилась и журналистика, за постсоветские годы обретшая плоть и голос, не исчезла. У нее есть большие проблемы, но ведь проблемы есть не только в нашей стране. Примитиви­зация СМИ и «медиатизация» общества; довольно эффективные попытки политичес­ки манипулировать массмедиа, а через них всем обществом — это черта, свойственная всем современным странам. На семинаре об этом говорили такие авторитетные лю­ди, как сэр Бернард Ингам и Джон Ллойд. Но западные СМИ живут и развиваются, стараясь справляться с новыми вызовами.

К тому же российская ситуация далеко не так однозначна, как ее иногда представля­ют сторонники демократии. Мы живем не во времена демократической эйфории 90-х, но и не в СССР. И ответ на вопрос о даль­нейшем существовании и развитии журналистики зависит не только от устремлений властей предержащих, но и от профессионализма пишущих, говорящих, показываю­щих, организующих процесс. Это вопрос их ответственности, последовательности, собранности, а также всего того, о чем го­ворила Зоя Ерошок. Яркий пример журна­листского профессионализма был проде­монстрирован на семинаре Александром Архангельским. Спокойная и внятная пози­ция по всем обсуждаемым сюжетам. Поле­мическая острота без истерики. Умение ви­деть опасность без впадения в интеллигент­ский катастрофизм. Знание предмета и ясность аргументации. Безукоризненность языка и жесткость формулировок. Алек­сандр говорил о ситуации в медийном пространстве, и само его выступление было лучшим доказательством того, что журналистика в России есть и будет.

Хотя, конечно, жизнь у журналиста непро­стая и быть таковой не может. Им никогда не будут все довольны. Ни чиновники, ни публика, ни бизнес. Его всегда будут пытать­ся вогнать в рамки, а он будет стараться эти рамки раздвигать. Ему нужно определять свою роль, свое место, свою позицию не раз и навсегда, а каждый день. Такая уж это профессия.