Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

XXI век: вызовы и угрозы

Концепция

Дискуссия

Наш анонс

Новые практики и институты

Личный опыт

Идеи и понятия

Горизонты понимания

Nota bene

№ 32 (1) 2005

Неправительственные правозащитные организации

Сергей Сергеев, научный сотрудник Поволжской Академии государственной службы им. П.А. Столыпина

В статье 2 Конституции Россий­ской Федерации сказано: «Че­ловек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и за­щита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Хотя во многих статьях Конституции особо подчеркивается роль государства в обеспече­нии реализации прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, тем не менее, в статье 45 части 2 признается, что «каждый вправе защищать свои права и сво­боды всеми способами, не запрещенными за­конами». Таким образом, за каждым челове­ком, находящимся на территории Россий­ской Федерации признается право защищать свои права и свободы индивидуально или коллективно, прибегая к помощи государст­венных или международных институтов, российских или международных межправитель­ственных или неправительственных организаций в рамках, не нарушающих действующее национальное законодательство.

Современное отечественное гражданское правозащитное движение историческими корнями уходит в период существования Советского Союза, когда права и свободы человека, зафиксированные в Основном законе страны, оставались не более чем декларацией, а государственные интересы ста­вились неизмеримо выше прав и свобод ин­дивидуума. Так называемое диссидентство (несогласие) стало той идейной основой, на которой оформлялось независимое пра­возащитное движение сначала в СССР, а за­тем в суверенной России.

Одной из наиболее известных и авторитет­ных советских, а с 1991 года российских правозащитных организаций является Мос­ковская Хельсинкская группа (МХГ). Организация была создана по инициативе изве­стного советского физика, члена-корреспондента Академии наук Армянской ССР, профессора Юрия Федоровича Орлова, ко­торый и стал ее первым руководителем.

Поводом для создания МХГ стали решения проходившего с 30 июля по 1 августа 1975 го­да в столице Финляндии Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). В Совещании приняли участие руководите­ли тридцати трех европейских государств (всех европейских стран за исключением Ал­бании), CIIIA и Канады. 1 августа 1975 года главами государств был подписан Заключи­тельный акт Совещания, согласно которому страны-участницы (в том числе СССР) брали на себя обязательство придерживаться меж­дународных стандартов в области прав чело­века. Тем не менее, было очевидно, что Со­ветский Союз не собирался на деле выполнять взятые на себя обязательства в гумани­тарной сфере (так называемая третья корзина), в стране сохранялась жесткая цен­зура, однопартийная система, официальная коммунистическая идеология, отсутствовала свобода слова, преследовались инакомыслящие, имелись политические заключенные.

Московские правозащитники Юрий Ор­лов, Андрей Амальрик, Валентин Турчин, Анатолий (Натан) Щаранский выдвинули идею создания в странах — участницах Со­вещания независимых от официальных государственных институтов общественных объединений по контролю за выполнением гуманитарных статей Хельсинкских согла­шений. О создании группы было объявлено 12 мая 1976 года в Москве на пресс-конференции, созванной на квартире академика Андрея Дмитриевича Сахарова. В МХГ во­шли известные правозащитники: Людмила Алексеева, Михаил Бернштам (состоял в МХГ около двух месяцев), Елена Боннэр (жена академика Сахарова), Александр Гинзбург, Петр Григоренко, Александр Кор­чак, Мальва Ланда, Анатолий Марченко, Виталий Рубин, Анатолий Щаранский.

Работа группы состояла в том, чтобы при­нимать от граждан СССР информацию о на­рушениях гуманитарных статей Хельсинк­ских соглашений, на этой основе состав­лять документы, которые доводились бы до сведения общественности и правительств тридцати пяти государств, подписавших За­ключительный акт Хельсинкского совещания. Информация собиралась и в ходе спе­циально совершаемых выездов членов пра­возащитной группы в регионы страны.

В подготовленных документах указывались конкретные случаи нарушений официальными властями Советского Союза взятых на себя обязательств. Наиболее часто фигу­рировали нарушения свободы выбора мес­та проживания, свободы передвижения, свободы выезда из страны и возвращения в нее, свободы совести. Имелись задокументированные свидетельства нарушения со­циально-экономических прав граждан, права на справедливый суд, права на контакты между людьми (общение); в Советском Со­юзе нарушалось равноправие наций, право народов распоряжаться своей судьбой; особенно актуально стоял вопрос о наличии политических заключенных и нарушении государством их прав.

Документы подписывались членами МХГ, участвовавшими в их подготовке, а также теми правозащитниками, которые были согласны с их содержанием. После этого по почте документы направлялись в канцелярию Президиума Верховного Совета СССР и в посольства стран — участниц Хельсинкских соглашений в Москве. Кроме того, информация передавалась иност­ранным корреспондентам на пресс-конфе­ренциях.

Группа подготовила около двухсот инфор­мационных документов и несколько обстоятельных обзоров по правозащитной тематике. МХГ взаимодействовала с другими правозащитными организациями, делались совместные сообщения и заявления о нарушениях международных стандартов прав человека в СССР. По примеру московских правозащитников в 1976 — 1977 годах были созданы аналогичные группы в Украине, Литве, Грузии и Армении.

В январе 1977 года по инициативе Петра Григоренко при МХГ была создана Рабочая комиссия по расследованию использова­ния психиатрии в политических целях, что не могло не вызвать резко негативной реакции со стороны КГБ и других официаль­ных советских структур. Высшее партий­ное и государственное руководство СССР было крайне раздражено поведением пра­возащитников и тем, что к нарушениям прав человека в Советском Союзе привле­калось внимание лидеров других госу­дарств и представителей мировой общест­венности. С первых дней создания группы в советской печати началась спланирован­ная кампания угроз и клеветы, цель кото­рой состояла в ликвидации хельсинкского движения в СССР.

На членов МХГ оказывалось давление, КГБ добивался отказа правозащитников от участия в работе группы и вынуждал их к эмиграции. В 1976 году эмигрировал Виталий Рубин, в 1977-м Людмила Алексеева и Петр Григоренко. Уже в феврале 1977 года начались аресты членов Московской и других Хельсинкских групп, действовавших в СССР. Были арестованы Юрий Орлов, Александр Гинзбург, Анатолий Щаранский и Мальва Ланда. Однако МХГ продолжила свою работу, в нее вошли Софья Каллистра­това, Иван Ковалев, Наум Мейман, Юрий Мнюх, Виктор Некипелов, Татьяна Осипо­ва, Феликс Серебров, Владимир Слепак, Леонард Терновский, Юрий Ярым-Агаев, после окончания ссылки вернулась к рабо­те в группе Мальва Ланда, вновь репресси­рованная в 1980 году.

По приговорам, вынесенным советскими судами, члены МХГ в общей сложности должны были отбыть свыше шестидесяти лет лагерей и сорока лет ссылки. К концу 1981 года на свободе в СССР остались лишь три члена группы: Елена Боннэр, Софья Каллистратова и Наум Мейман. В сентябре 1982 года было сделано заявление о прекращении работы группы. Причиной послужило то, что на Софью Каллистратову было заведено уголовное дело, и ей грозил арест.

С момента своего создания МХГ вызвала большой инте­рес и поддержку западной общественности. Сообщения о деятельности группы и репрессиях против ее членов были в центре внимания западных средств массовой информации и особенно радиостанций, вещавших на Советский Союз. В 1978 году се­нат CIIIA выдвинул арестованных членов МХГ на соискание Нобелевской премии ми­ра. Вопрос о судьбе советских правозащитников регулярно поднимался на встречах политических и общественных деятелей запад­ных демократических стран с партийным и государственным руководством СССР.

Активная деятельность МХГ была возоб­новлена в период перестройки во второй половине 80-х годов XX века уже в новых ус­ловиях. 28 июля 1989 года правозащитники Вячеслав Бахмин, Лариса Богораз, Борис Золотухин, Сергей Ковалев, Алексей Смир­нов и Лев Тимофеев провозгласили восста­новление Московской Хельсинкской груп­пы. Вскоре к ним присоединились Людми­ла Алексеева, Кронид Любарский и Юрий Орлов. Председателем группы стала Лари­са Богораз, которую в 1994 году на этой должности сменил Кронид Любарский.

В мае 1996 года МХГ возглавила вернувша­яся в 1993 году из эмиграции Людмила Алексеева. В состав Московской Хельсинк­ской группы в новейший период входили известные отечественные правозащитни­ки: Валерий Абрамкин, Борис Альтшулер, Эрнст Аметистов, Валерий Борщев, Крис­тофер Геттеруд, Иосиф Дядькин, Евгений Захаров, Инна Захарова, Дина Каминская, Виктория Маликова, Карина Москаленко, Сергей Пашин, Борис Пинскер, Мара По­лякова, Лев Пономарев, Генри Резник, Алексей Симонов, Сергей Сорокин, Галина Старовойтова, Георгий Эдельштейн, Глеб Якунин.

Согласно Уставу, принятому в 1993 году, Московская Хельсинкская группа являет­ся неправительственной общественной организацией, целью которой по-прежне­му остается содействие практическому выполнению гуманитарных статей Заклю­чительного акта Хельсинкского совеща­ния по безопасности и сотрудничеству в Европе.

С июля 1996 года МХГ выпускает информа­ционный бюллетень, бесплатно рассылае­мый региональным правозащитным орга­низациям.

Создание Московской Хельсинкской груп­пы положило начало международному хельсинкскому движению, которое ныне состоит из тридцати семи аналогичных национальных правозащитных организаций в странах — партнерах по Хельсинкским соглашениям. Организации объединены в основанную в 1982 году в Беладжио (Ита­лия) Международную Хельсинкскую феде­рацию по правам человека, президентом которой в ноябре 1998 года была избрана российская правозащитница Людмила Алексеева.

Помимо Московской Хельсинкской груп­пы одной из наиболее известных правоза­щитных структур, действующих в Россий­ской Федерации, является «Мемориал». Сегодня это не просто организация (обще­ство, клуб, фонд), а достаточно влиятель­ное движение на пространстве бывшего СССР, основной задачей которого изна­чально было заявлено сохранение памяти о политических репрессиях в недавнем прошлом нашей страны и их жертвах. В движение входят десятки региональных организаций в России, Казахстане, Украи­не, Грузии, Латвии, ведущих правозащит­ную, исследовательскую и просветитель­скую работу.

Специалисты «Мемориала» изучают исто­рию ГУЛАГа, ВЧК — ОГПУ — НКВД — МГБ — КГБ, историю диссидентского движения в СССР 60 — 80-х годов XX века, уточняют статисти­ку политических репрессий в СССР. «Мемориалом» созданы общедоступные музей­ные коллекции, собрания документов, спе­циализированные библиотеки, посвященные тематике политических репрессий в советский период истории.

Актом памяти и напоминанием о тотали­тарном прошлом страны является установ­ленный по инициативе российского обще­ства «Мемориал» на Лубянской площади в Москве* Соловецкий камень*, а также множество памятников в самых разных уголках бывшего СССР.

Издательская и просветительская дея­тельность «Мемориала» нашла воплоще­ние в десятках книг, газетных и журналь­ных статей, радиопередач, выставок, по­священных как трагедиям прошлых десятилетий, так и сегодняшним попыткам ущемления свободы и достоинства граж­дан России и других стран СНГ. Новым направлением в работе Общества стала ор­ганизация и проведение всероссийских и международных конкурсов по тематике исследования истории политических ре­прессий и правозащитного движения в странах бывшего СССР, современного со­стояния соблюдения прав и свобод чело­века и гражданина.

Большое внимание уделяется правотвор­ческой деятельности. По инициативе и при участии «Мемориала» в 1991 году был принят Закон о реабилитации жертв поли­тических репрессий, вернувший гражданскую честь и достоинство сотням тысяч сограждан и провозгласивший 30 октября Днем памяти жертв политических репрессий. Юристами «Мемориала» проводится правовая экспертиза нормативно-правовых актов, в том числе федеральных и ре­гиональных законов, непосредственно за­трагивающих права и свободы человека и гражданина. Кроме того, организация ока­зывает юридическую, а иногда и матери­альную помощь бывшим политзаключен­ным, прошедшим советские тюрьмы и ла­геря.

При непосредственном содействии граж­дан и групп наблюдателей в «горячих точ­ках» на территории СНГ специалисты «Мемориала» собирают, проверяют и ана­лизируют фактический материал о нарушениях прав человека. Наряду с аналогич­ными сведениями из регионов России со­бранные данные публикуются в средствах массовой информации или же в форме от­дельных докладов направляются уполномо­ченному по правам человека в Российской Федерации, в органы власти различных уровней.

Одной из старейших отечественных пра­возащитных организаций является Центр содействия реформе уголовного правосу­дия (ЦСРУП), учрежденный в 1988 году бывшими политзаключенными при поддержке академика Андрея Дмитриевича Сахарова, который активно сотрудничал с инициаторами создания этой обществен­ной организации. Центр занимается про­блемами уголовного правосудия и исполне­ния наказания, условиями содержания заключенных и соблюдением их гуманитар­ных прав.

Основатели Центра на собственном опыте знали о тяжелых условиях содержания под­следственных и заключенных в советских (российских) тюрьмах и колониях. Одним из главных направлений деятельности Центра стала организация широкой поли­тической и общественной поддержки пре­образованию судебной и пенитенциарной систем. Правозащитники стремились при­влечь внимание органов власти, средств массовой информации, всего общества к тревожному положению, сложившемуся в этой сфере, дать точное представление о тех последствиях, которыми грозит про­медление в проведении реформ.

Специалисты Центра исхо­дили из того, что начальным шагом гуманизации и установления приемлемых рамок человеческого существования в условиях лишения или ограничения свободы должно стать сокращение численности содержащихся под стражей. Количество заключенных в России в 1991 — 1998 годах выросло в полтора раза, превысив миллион человек. Это привело к дальнейшему ухудшению положе­ния заключенных, одним из наиболее очевидных проявлений чего стало расширение туберкулезной эпидемии. Правозащитники не оставляли в стороне и вопрос об услови­ях работы сотрудников пенитенциарных служб, которые также требовали существенного улучшения.

К 1991 году Центр разработал программу законодательных и других предложений, направленных на гуманизацию содержания подследственных и заключенных, проведе­ние судебной реформы и реформы систе­мы исполнения наказания. Определенным итогом усилий правозащитников ЦСРУП стал принятый Верховным Советом РСФСР в 1992 году закон о внесении изме­нений в Исправительно-трудовой кодекс РСФСР (ИТК РСФСР). В нем были учтены основные предложения Центра, направ­ленные на значительное смягчение усло­вий содержания заключенных.

Закон предусматривал отмену жестоких дисциплинарных наказаний и неоправдан­ных ограничений, например, таких как ли­шение права на свидания с родственника­ми, получение посылок и передач, права приобретать на заработанные заключен­ным деньги продукты в магазине учрежде­ния, права самому решать, стричься ли на­голо, иметь свой радиоприемник и других. Заключенные получили право на свободу вероисповедания, право на отдых и теле­фонные переговоры. Правозащитникам удалось добиться ликвидации запрета на посещение пенитенциарных учреждений активистами неправительственных организаций, журналистами, священниками.

Сотрудники Центра участвовали в работе и над другими законами в сфере уголовного правосудия и исполнения наказания, в пре­образовании судебной системы. Деятель­ность ЦСРУП в немалой степени способствовала первым успехам судебной реформы в Российской Федерации. В 1994 году ди­ректор Центра Валерий Абрамкин был назначен членом Совета по судебной реформе при Президенте России.

Центр явился одним из инициаторов и по­следовательных сторонников перевода следственных изоляторов и колоний из ве­дения Министерства внутренних дел в веде­ние Министерства юстиции Российской Федерации. После состоявшегося в 1998 го­ду перевода руководство Министерства юс­тиции России предложило кардинальные изменения уголовно-исправительной поли­тики российского государства. При актив­ной поддержке российских неправительст­венных организаций (в первую очередь правозащитных) были разработаны и приняты Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Россий­ской Федерации, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации, другие законодательные акты, направленные на дальнейшее сокращение количества заклю­ченных в России и гуманизацию условий их содержания.

Предпринятые Главным управлением по исполнению наказаний (ГУИН) Министер­ства юстиции меры принесли очевидные положительные результаты: в 2000 году ко­личество содержащихся под стражей в Рос­сии уменьшилось на сто сорок тысяч человек*. Сегодня российские исправительные учреждения становятся все более открыты­ми и доступными для посещения правоза­щитниками и журналистами с целью осу­ществления гражданского контроля за ус­ловиями содержания заключенных. Руководство российской системы исполнения наказания признало, что реализация задуманных преобразований требует не только законодательных изменений, но и под­держки со стороны институтов гражданского общества.

Одна из важных задач, которую ставит пе­ред собой ЦСРУП, — налаживание тесного контакта с персоналом пенитенциарных учреждений, которому по долгу службы приходится реализовывать новые законо­дательные установления. Человеческий фактор является важнейшим условием для того, чтобы более гуманные законы в отношении подследственных и заключенных стали реально действующими: без работни­ков системы исполнения наказания, способных понять и принять эти новшества, преобразования в данной сфере обречены на неудачу.

Серьезной социально значимой проблемой в настоящее время является создание государственных и общественных служб допе­нитенциарной и постпенитенциарной по­мощи. Специалисты понимают, что процесс сокращения численности заключенных только за счет смягчения уголовной полити­ки не может стать долговременным и устойчивым. Реально снизить уровень преступно­сти (в том числе рецидивной) в стране, а бывшим заключенным помочь адаптиро­ваться к нормальной жизни возможно толь­ко при условии эффективного решения проблемы социальной реабилитации. Прак­тические усилия Центра направлены на со­здание сети служб, которые будут способны оказывать действенную помощь осужденным к наказаниям, не связанным с лишени­ем свободы, и освобождающимся из мест лишения свободы.

ЦСРУП проводит большую просветитель­скую и пропагандистскую работу: выпуще­ны сотни книг, брошюр, буклетов, листо­вок и плакатов, подготовлено более тысячи публикаций, аудио- и видеосюжетов для средств массовой информации, с 1992 года на волнах государственной радиостанции «Радио России» под названием «Облака» выходит еженедельная радиопередача о проблемах заключенных*. Усилиями Цен­тра была подготовлена выставка «Человек и тюрьма», показанная в залах Москвы, дру­гих российских городов и вызвавшая боль­шой общественный резонанс. Дважды она экспонировалась в Государственной думе. За три года работы (1998 — 2001) выставку посетили более ста тысяч человек.

Благодаря просветительской и пропаган­дистской работе правозащитников стало меняться отношение общества к людям, оказавшимся в местах заключения. По результатам социологических исследований ФОМ в регионах России до 65 процентов населения страны считают, что улучшение условий содержания в тюрьмах является важной государственной задачей.

Сотрудники ЦСРУП ежегодно получают и обрабатывают несколько тысяч писем, осуществляют мониторинг соблюдения прав человека и текущего законодательст­ва в местах лишения свободы, проводят социологические исследования. Центр ак­тивно работает в области правового про­свещения населения, выпуская информа­ционные материалы в помощь заключен­ным, их родственникам, сотрудникам уголовно-исполнительной системы (серия «Знай свои права!»). Помимо этого оказы­вается благотворительная помощь заклю­ченным.

Иошуа Окон. Вперед и выше. 2002