Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Тема номера

Вызовы и угрозы

Верховенство права

Историческая политика

История учит

Гражданское общество

Россия и Европа

Точка Зрения

СМИ и общество

Концепция

К 85-летию М.К. Мамардашвили

Nota bene

№ 68 (2-3) 2015

О СМИ и этике журналиста

Хильде Хаугсгьерд, шеф-редактор газеты «Афтенпостен» (2004 — 2013), Норвегия

Я уже довольно давно поняла, что в мире не очень хорошо осведомлены о норвеж­ском обществе и принципах работы прессы в Норвегии. Отчасти это про­исходит оттого, что мы сами любим показывать Норвегию как детский парад в солнечный день в праздник конституции. Однако Норвегия, конечно же, как и Россия, прекрасно знает, что такое ненастье, плохая погода, тяжелый климат и океа­нические ветры и штормы. В Норвегии живут всего пять миллионов человек; по сравнению с большинством даже европейских стран уровень социального неравенства у нас весьма низок. Конституция 1940 года была во мно­гом вдохновлена идеями французской революции сво­боды, равенства и братства. У норвежских политических партий достаточно много общих ценностей и общих пунктов программы, что позволило консервативному премьер-министру как-то назвать всех норвежцев соци­ал-демократами. Конечно же, это не так, но это не слиш­ком далеко от правды. Норвежские СМИ независимы и не привязаны к конкретным политическим партиям, но между ними, разумеется, существуют политические раз­личия.

Лет десять назад в стране был принят закон, в соответ­ствии с которым редакторы несут полную ответствен­ность за содержание СМИ. В свою очередь, закон обес­печивает иммунитет редактора от давления со стороны собственника. Однако у свободы слова есть пределы, которые ограничиваются как законодательством, так и собственным этическим кодексом. У нас, например, нет обязательств печатать все, что приносят авторы, даже штатные корреспонденты. В частности, есть довольно жесткие требования к информации, относящейся к част­ной жизни, а также к материалам, проникнутым духом ненависти и разжигания ненависти и вражды по рели­гиозным, расовым или иным признакам. Некоторые про­фессионалы, в том числе врачи, юристы, безусловно, ограничены правилами конфиденциальности, однако СМИ вправе публиковать материалы в отношении лиц, которые нарушили собственную клятву.

Норвежские редакторы и журналисты высоко ценят свободу слова. Приведу три примера. Естественно, во всех случаях мы имеем дело с утеч­кой информации, которая часто происходит от сотрудников различных ком­паний, заинтересованных в донесении этой информации до общества. Несколько лет назад газета «Афтенпостен» получила доступ к информации WikiLeaks и опубликовала ее на своем сайте, как и ряд других европейских газет. Это была информация по международным делам на основе конфи­денциальных отчетов американских дипломатов. Норвежский министр иностранных дел был в отчаянии. Власти США были в бешенстве, однако я как редактор не получила никаких выговоров, отповедей, и жизнь моя от этого не осложнилась.

Это не означает, что мы опубликовали все. В частности, мы не опубликова­ли информацию, которая так или иначе могла повлиять на безопасность тех или иных людей. Публиковали мы и отчеты психологов по делу Брейвика. Это была конфиденциальная информация о психологической экспертизе. Однако моя газета наряду с несколькими другими норвежскими газетами опубликовала ее результаты. Имело ли это значение для суда, который состоялся после публикации? Утечки информации, которые привели к пуб­ликации в прессе, спровоцировали очень серьезные общественные дебаты. В результате была назначена новая психиатрическая экспертиза, согласно которой, в отличие от первой, господин Брейвик был признан здоровым. И наконец, третий пример. Существует конфиденциальная информация о коренном народе, проживающем на севере Норвегии, в частности о пого­ловье оленей, имеющих тотемное значение для этого народа. Одна из газет опубликовала информацию об этом и сделала вывод о чрезмерном пого­ловье оленей, что приводит к уничтожению лесов и наносит ущерб окру­жающей среде на севере страны. Это вопросы, которые касаются всего нор­вежского общества, и это сочли более важным соображением, чем необхо­димость защиты некоторой конфиденциальности в отношении данного народа и проблем поголовья оленей.

СМИ достаточно пристально и критично наблюдают за самыми разными аспектами жизни политиков. Мы информируем, например, когда политик замечен за употреблением наркотиков или если всплывает дело о его связи с молодым однопартийцем...

Норвежские СМИ образуют ассоциацию прессы, куда входят журналисты, редакторы и представители организаций собственников средств массовой информации. Также в соответствии с норвежской конституцией действует комиссия по рассмотрению жалоб на средства информации, которая призва­на гарантировать свободу и независимость всех средств массовой информа­ции. Представитель комиссии заседает в профессиональной ассоциации. Каждый норвежский журналист держит подробную памятку на рабочем столе. У редакторов также есть свой этический кодекс, и они состоят в негласном соглашении с коллегами. Согласно редакционному кодексу этики, редактор принимает на себя полную ответственность за содержание всех материалов, которые выпускает в свет. В правлении комиссии заседают несколько представителей в течение двух лет, но большинство из них пере­избирается на следующий срок. Я, например, состояла членом правления в течение десяти лет. Два редактора, два журналиста и три представителя общественности, которых уважают в норвежском обществе. В комиссию не выбираются представители собственников СМИ. Когда я работала в правле­нии комиссии, общественность представляли врач, философ и женщина журналист. Таким образом, комиссия это независимый профессиональный орган, который не финансируется правительством или коммерческими источниками, а существует за счет членских взносов журналистов, профес­сиональных союзов, издателей и др. В качестве профессионального органа комиссия является частью профессиональной ассоциации СМИ, а во главе ее всегда стоит либо редактор, либо журналист.

Любой гражданин страны может подать жалобу на действия журналиста, вообще на какую-то публикацию, которая задевает его или которую он считает неприемлемой почему-либо. Когда я возглавляла комиссию, было много жалоб от королевской семьи, от полиции, от крупных и малых ком­паний, от общественных институтов, от отдельных граждан в первую оче­редь. Рассматриваются жалобы бесплатно, не платится никаких пошлин, жалобы могут быть написаны от руки или напечатаны, их объем не ограничен. Генеральный секретарь ассоциации прессы может вынести на рассмотрение комиссии любой профессиональный или этический вопрос. В итоге рассмотрения жалобы комиссией она может быть отклонена, может быть признана справедливой, а редактор или редакционная колле­гия, редакция может получить выговор. Комиссия имеет право вынести порицание объекту жалобы, но не имеет юридического права налагать штрафы или подобные санкции. В случае вынесения порицания СМИ обя­зано опубликовать историю дела, материалы его исследования и постанов­ление комиссии. Редакторы и журналисты норвежских СМИ располагают достаточно широким арсеналом нормативных инструментов этических кодексов, которые комиссия постоянно разрабатывает и актуализирует. Большинство наших издательств и средств массовой информации, как я упоминала, имеют собственные разработанные ими этические стандарты. Во всех образовательных учреждениях преподают, начиная со средней школы, общие этические принципы, которые впоследствии могут иметь отношение к работе журналиста.

Действующий в Норвегии этический кодекс состоит из четырех глав. Первая посвящена роли прессы в обществе. Вторая определяет критерии профессиональной порядочности и ответственности журналистов. Третья касается работы с источниками информации. Здесь, в частности, детально рассматриваются возможности использования информации из разнообраз­ных источников и указаны принципы их защиты. Наконец, четвертый аспект кодекса  детальные указания в отношении освещения особенно чувствительных и деликатных тем. Как известно, этика это не точная наука, и журналистская этика  не исключение. Во всех случаях, когда мы имеем дело с комиссией по рассмотрению жалоб на средства печати, речь идет о конфликте. Заседания комиссии подобны врачебному консилиуму, где рас­сматриваются те или иные клинические случаи, и далеко не всегда диагноз очевиден. Вот несколько примеров.

Первая глава этического кодекса, как я уже сказала, посвящена роли прессы в обществе. В ряде случаев поднимается вопрос о том, в какой мере опуб­ликованный материал соответствует интересам общества, если он относит­ся к частной жизни индивида. Речь в данном случае о фото бывшего пре­мьер-министра Норвегии Гру Харлем Брунтланн. Фото было опубликовано в то время, когда она покидала пост лидера партии. За несколько месяцев до этого ее сын покончил с собой. Об этом знали все новостные агентства, но не писали об этом, пойдя навстречу просьбе офиса премьер-министра не публиковать такую информацию ввиду того, что она относилась к частной жизни премьера. Сделали ли мы правильный выбор? Госпожа премьер­ министр была в глубоком трауре, и могла ли она возглавлять страну эффек­тивно, если бы случился серьезный кризис? Мне кажется, что сегодня нор­вежские СМИ написали бы о самоубийстве несмотря ни на что.

Вторая глава кодекса о порядочности и ответственности работников СМИ, которые не имеют права занимать свои должности, если они всту­пают в финансовые отношения, что может оказать влияние на характер информации. Речь, например, может идти об отношениях с рекламными агентствами, продвигающими свои продукты. Однажды на картинке в нор­вежской версии журнала Elle появилась дама, которая была редактором журнала. После этого была подана жалоба, и она была удовлетворена, потому что статья рассказывала об одном спа-курорте, где использовалось оборудование компании, заплатившей редактору за скрытую рекламу.

Кстати, если журналист пишет в социальных сетях, то в его интересах заботиться о своей порядочности, честности и независимости и не давать повода усомниться в них.

Третья глава о взаимоотношениях с источниками информации. Мы должны критически относиться к выбору наших источников и проверять, чтобы информация была корректна. В кодексе очень строго регламенти­руются правила скрытого применения средств видео- и аудиозаписи. Их разрешается использовать только в случае, если дело представляет чрез­вычайную социальную значимость и скрытое применение средств фикса­ции это единственный возможный способ, например, разоблачения преступления. Запрещается оплата за предоставление информации. Если источник нуждается в защите, то полиция или суд могут потребовать от журналиста, чтобы он раскрыл свой источник.

 Четвертая глава кодекса касается, как я уже говорила, правил публикации. Первое и самое важное положение в этой главе призывает вдумчиво и взве­шенно подходить и к содержанию, и к форме информации. Мы должны уважать право на частную жизнь, этническую принадлежность и убежде­ния человека. Недопустимо привлекать внимание к личным аспектам жизни, если они не имеют отношения к сюжету. Продумывайте, как сообщать о несчастных случаях, о преступлениях, насколько это может повлиять на жертвы преступления и членов их семей. Обязательно нужно соблюдать интересы ребенка при освещении сюжетов, связанных с детьми. И конечно, нужно избегать того, что называется «презумпцией вины» при освещении судебных слушаний и обсуждении уголовных преступлений. Будьте осторожны с упоминанием имен, когда вы сообщаете, прежде всего, об уголовных делах, обязательно четко разграничивайте фактическую информацию и комментарий. Обязательно следите за тем, чтобы заголовки, врезки и прочие текстовые элементы не выходили за пределы содержания вашего репортажа. Вся информация должна быть основана на фактах. Самая частая причина, по которой мы получаем жалобы, заключена в кон­тексте четвертой главы, и мы удовлетворяем их, если у нас отсутствует

опровержение со стороны обвиняемого. Возможность опровержения долж­на быть реальной, то есть предполагаемый виновник должен иметь воз­можность ответить на выдвинутые обвинения.

 Есть ли в Норвегии какие-то инструменты, чтобы принудить средства мас­совой информации соблюдать надлежащие правила профессиональной этики? Конечно, есть, и я расскажу, что это за инструменты. Во-первых,­ этические нормы. Все редакторы, журналисты обязательно получают соответствующие инструкции, которые они обязаны соблюдать. Этим занята, в частности, норвежская ассоциация прессы, вырабатывающая соответствующие нормы и стандарты. Для этого организуются курсы обучения журналистов и редакторов, где рассматриваются примеры этических дилемм. Журналисты и редакторы могут наблюдать за тем, что про­исходит в нашей комиссии и получить информацию онлайн на нашем сайте, в том числе и о ходе разбирательства жалоб. Случалось, что комис­сия оправдывала какие-то средства массовой информации по резонансным делам и некоторые журналисты предлагали ее заменить. Однако в процес­се апелляции представители прессы оказывались в меньшинстве и их предложения не находили серьезной поддержки. Так что мы полагаем, что комиссия справляется как с защитой интересов средств массовой инфор­мации, так и интересов общественности. Мы исходим всегда из того, что слова и фотографии являются мощным оружием, которое недопустимо использовать во зло, и в наших действиях руководствуемся именно этим мотивом.

Гертруда Голдсмит. Произвольный узор 87/2. 1987Бернар Вене. Дуга под углом 124,5º. Урания-Плац, Берлин. 1987