Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

Событие

Семинар

Тема номера

ХХI век: вызовы и угрозы

Концепция

Дискуссия

Наш анонс

Свобода и культура

Новые практики и институты

Личный опыт

Идеи и понятия

Из зарубежных изданий

Наш архив

Nota bene

№ 27 (4) 2003

Габриэль Элорриага Фернандес.Эссе о призвании политика. Перевод с испанского: Александр Казачков.


Габриэль Элорриага Фернандес в настоящее время член Сената Испании, председатель сенатской Комиссии по международным делам. Работал в различ­ных органах государственной администрации. Автор книг: «Сильная демокра­тия», «Информация и политика» «Борьба за автономию регионов». В издава­емой книге рассматриваются проблемы, которые стоят сегодня и перед россий­ской политической элитой и только нарождающимся гражданским общест­вом: в чем состоит истинное призвание политика? Какова роль традиции в формировании политического климата в стране? Как сохранить соотношение между демократическими свободами и порядком? Какова роль силовых структур в политической жизни. Какие опасности несет для общества попытка подмены политика? Несмотря на то, что книга была написана в другое время и в другой стране, мысли автора поразительно актуальны для российского читателя.

ПОЛИТИКА КАК МИССИЯ И КАК АВАНТЮРА

Существует два подхода к политической реальности: либо полностью от­даться своему призванию, либо полагаться на случайное решение встающих проблем эпизодическими средствами. Оба они присущи любому виду чело­веческой деятельности. Как верно и то, что характер прилагаемых усилий зависит при этом от выбранного подхода. Плоды, пожинаемые в делах, глу­боко прочувствованных благодаря призванию, никогда не бывают похожи на результаты, достигаемые по воле непредвиденных обстоятельств. Плоды истинного призвания — наивысшие из доступных человеку. Это аксиома. Широко признанная для оценки научных, художественных или технических достижений, она теряет, однако, свою убедительность, когда идет речь об одной из самых важных для общества функций: об интегрирующей функции политика. Считается, будто любой призыв к коллективным делам — трансперсонализация политической задачи — не более чем заранее заготовлен­ный экспромт, то есть нечто случайное или временное. Что свидетельствует о явно индифферентном отношении к человеческой личности и социальной пассивности.

Обычно человек, посвящающий себя решению социальной задачи, восприни­мает ее исходя из опыта частной сферы деятельности. И это естественно, по­скольку любая публичная задача предполагает некую степень отбора. Поэтому рассчитывать на то, что, решая ее, человек уже обладает всеми необходимы­ми способностями, по меньшей мере, наивно. Несомненно другое: именно процесс реализации социального призвания на основе индивидуальной дея­тельности и представляет собой этот отбор.

Следовательно, речь в данном случае идет не о двойном призвании — призва­нии к частному делу и расположенности к публичному. А о торжестве социаль­ного призвания как такового. Пробудившееся в человеке социальное призва­ние в какой-то момент может захватить его целиком. В этом смысле, даже ес­ли пребывание на ответственном публичном посту ограничено во времени, удачно использованное, оно становится временем исполнения миссии и проявлением характера. Внутренняя же убежденность в том, что политическая за­дача случайность, заведомо ведет к ее искажению.

Публичная жизнь, если она рассматривается не как ключевая для самой лич­ности, а как результат лишь внешних обстоятельств — неважно каких, — неиз­бежно превращается в публичную забаву. А забава, в лучшем случае, когда есть понимание серьезности игры, превращается в приключение, либо — оказыва­ется авантюрой. При этом приключение тоже может привести к открытию в человеке его скрытого призвания или к удаче, озаренной доброй звездой. Но судьба коллективов, отдающих на откуп авантюре ключи от своего будущего, опасна!

Вместо забавы, способной ввергнуть нас в авантюру, я предпочитаю ответст­венную глубину подлинного призвания, способного придать публичным зада­чам возвышенность миссии.

Политика — трудная и прекрасная миссия — воплощается в действиях ко­манд, направляющих и представляющих сообщество. Миссия — вот слово, делающее естественными героизм, самопожертвование, самоотдачу. Имен­но для осуществления своей миссии человек совершенствуется, шлифует свои лучшие качества, лучшие грани своего духа и характера, неповтори­мость своей личности. И тогда исчезает дилемма между «я» и обстоятельст­вами, между эгоизмом и общим интересом. Только изменение личности бла­годаря призванию приводит к отождествлению конкретного значения славных слов «торжество», «самоотдача», «прогресс» с коллективным смыслом. Интерес общества — это глубочайший интерес самой личности. Плоды мис­сии — это и есть тот результат, когда все эгоистические и честолюбивые ин­стинкты человеческой природы освящаются, очищаются и возвышаются в служении тому, что становится хлебом для всех, справедливостью для всех, надеждой для всех. И воздаяние за это в том, что ты, обладая чем-то от всех, всем себя отдаешь.