Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

Событие

Семинар

Тема номера

ХХI век: вызовы и угрозы

Концепция

Дискуссия

Наш анонс

Свобода и культура

Новые практики и институты

Личный опыт

Идеи и понятия

Из зарубежных изданий

Наш архив

Nota bene

№ 27 (4) 2003

Глобализация

Ирина Бусыгина
Андрей Захаров

I. О ПОНЯТИИ «ГЛОБАЛИЗАЦИЯ»

С начала 1990-х годов глобализация — пресловутое «g-word» — стала ведущей темой дебатов и важнейшей составляющей международного дискурса. Исходя из сложившихся представлений, глобализацию можно определить как общеми­ровой объективный структурный процесс, ведущий к поэтапному преобразованию ми­рового пространства в нечто единое, где свободно циркулируют потоки капиталов, товаров, услуг, идей. Создается международное институциональное, правовое и культурно-информационное поле, позволяющее формировать знание о мире как о целостности. Глобализация становится неустранимым условием не толь­ко человеческой деятельности, но и человеческой жизни; она находит выра­жение во всех измерениях бытия социума. Колоссально расширяя возможно­сти людей, глобализация одновременно несет с собой новые риски и угрозы для человечества.

Глобализация аннулирует представление о том, что мы живем и действуем в закрытых, обособленных друг от друга пространствах; она означает уничто­жение границ деятельности в различных сферах экономики, техники, инфор­мации, гражданского общества. Глобализация упраздняет расстояния, созда­вая при этом мир, в котором географические и политические барьеры нико­го ни от чего не защищают и не ограждают.

Глобализация до основания потрясает гомогенные, закрытые, замкнутые наци­онально-государственные пространства. Однако, хотя политические, экономи­ческие, культурно-информационные процессы вырываются за его рамки, глоба­лизация не «отменяет» национальное государство. Оно продолжает играть важ­ную роль и сегодня — прежде всего потому, что граждане пользуются возможно­стями глобализации через государственные институты: правовую систему, государственные услуги, права собственности, систему образования. При этом глобализация не подразумевает и создания некого всемирного государства. Она порождает мировое общество без всемирного государства и правительства.

II. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПОЛИТИКА

Политические последствия глобализации многогранны; они проявляются как на уровне отдельных стран, так и мировой политической системы в целом. Прежде всего, коренным образом пересматривается само понятие националь­ного государства, сложившееся в Европе в XVI веке и окончательно оформив­шееся в XVIII — XIX веках. Основной принцип «классической» государственнос­ти — сочетание суверенитета, территории и легитимности — благодаря глобали­зационным процессам оказался девальвированным. Всё большая проницае­мость границ и потеря монопольного контроля над собственной территорией серьезно ограничивают государственную власть в распоряжении ресурсами, от­правлении правосудия, ведении внешней политики. Понятно, что в этих усло­виях основы межгосударственных отношений также подверглись ревизии. В итоге формальное равенство государств, невмешательство во внутренние дела, территориальный суверенитет более не являются политическими аксиомами.

Взаимозависимость различных сегментов современного мира привела к небыва­лому распространению всевозможных международных объединений и организаций, причем как межгосударственных, так и негосударственных. Если в 1909 году в мире насчитывалось 37 межправительственных и 176 международных не­ правительственных организаций, то в середине 1990-х годов их было уже 260 и 5500 соответственно. Современное государство, опутанное сетями региональ­ных и всемирных взаимосвязей, обеспечиваемых огромным количеством договоренностей, не в состоянии сугубо самостоятельно определять свой политиче­ский курс. Одним из наиболее поразительных новшеств глобализации стало то, что организованное насилие, обычно осуществляемое государственной властью индивидуально, сегодня также превратилось в многостороннее дело.

III. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ЭКОНОМИКА

Экономическое содержание глобализации обусловлено несколькими обстоя­тельствами. Во-первых, современный капитал, как производительный, так и финансовый, освободился от национальных и территориальных ограничите­ лей, присущих предшествующим эпохам. Во-вторых, слияние мировых рын­ков дошло до того рубежа, за которым любая национальная экономика вынуж­дена постоянно приспосабливаться к глобальной конъюнктуре. Наконец, в­ третьих, действуя в новой экономической среде, правительства вынуждены ориентироваться на неолиберальные стратегии, которые радикально пересматривают постулаты торжествовавшего в последние полвека «государства всеобщего благоденствия».

Все это в совокупности привело к тому, что современный мир функционирует как единое экономическое целое с весьма жесткими правилами игры. Как под­черкивают специалисты, нынешний этап развития экономики коренным об­разом отличается от предшествующих этапов. В то время как общемировому рынку Ьеllе йроquе 1890 — 1914 годов была присуща высокая степень протекци­онизма, а его активность ограничивалась владениями ведущих колониальных держав, глобальная экономическая система сегодняшнего дня предельно открыта и всеобъемлюща. Последнее означает, что в сферу ее функционирования втянуто все население планеты без малейших изъятий, независимо от воли и желания конкретных народов и индивидов. Транснациональные корпорации — мотор глобализации — контролируют в настоящее время 20 процентов общемирово­го производства и 70 процентов торговли. Такое положение вещей позволяет некоторым специалистам рассматривать национальное государство в качест­ве переходного способа экономического регулирования, постепенно уступающего ме­сто иным, более совершенным моделям.

Критики экономической глобализации указывают на то, что этот процесс, ин­тегрируя региональную, национальную и глобальную элиты, одновременно уг­лубляет пропасть между богатыми и бедными нациями. Согласно такому взгля­ду, глобальный мир становится все более несправедливым, поскольку он кон­ сервирует превосходство одних и отсталость других. Представители данной школы говорят также о глобализации бедности, усматривая в нынешнем вариан­те экономической интернационализации новую разновидность «западного империализма».

IV. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И КУЛЬТУРА

Глобализация экономической деятельности сопровождается трансформация­ми и в сфере культуры, поскольку разворачивается процесс так называемой «культурной глобализации». Здесь речь идет, прежде всего, об универсализа­ции в смысле нивелирования, унификации стилей жизни, норм поведения, ценностных ориентаций и реакций, конвергенции символов культуры. Ключевым понятием культурной глобализации стала «макдоналдизация». Эти про­цессы ставят под сомнение, в частности, и традиционное различение между центром и периферией.

Однако универсализация — лишь одна из сторон культурной глобализации; по­следняя предполагает как делокализацию, так и релокалuзацию культуры. Благодаря этому мы являемся свидетелями не только проникновения всеобщих символов культуры во все слои социума и на все расстояния, но и обратного процесса — но­вого подъема и расцвета традиционных, этнических, племенных культур, кото­рые изначально были строго локализованы, «закреплены» В пространстве, а те­перь свободно мигрируют по миру, не теряя своей самобытности.

Производя и сталкивая друг с другом транскультурные жизни, культурная глоба­лизация отменяет отождествление национального государства и очерченного его рамками общества. Национальное государство перестает играть роль един­ственного источника культурных норм, ценностей и представлений. Уходя из частной жизни граждан, власть фактически отказывается от выстраивания внутригосударственных кодексов и правил поведения. На смену примитивной четкости взаимоотношений власти и общества в сфере культуры приходят культурная гибкость, толерантность, уважение особенностей и различий.

V. ГЛОБАЛЬНОЕ И ЛОКАЛЬНОЕ

Глобализация — это не только процесс концентрации и централизации, она по­рождает и децентрализацию, в ходе которой региональные и локальные общ­ности укрепляют влияние в соответствующих национальных контекстах. Ло­кальное и глобальное отнюдь не исключают друг друга: с одной стороны, локальное можно рассматривать как аспект глобального, с другой — глобальное трансфор­мируется при укоренении в конкретном регионе или местности. Агенты глоба­лизации — в первую очередь транснациональные корпорации — вынуждены модифицировать свое поведение в зависимости от регионального/локального контекста («мыслить глобально — действовать локально»). В то же время регио­нальные и локальные общности оказываются частью общемирового, глобаль­ного пространства: место открывается миру. Регионы и локальности формиру­ют свои стратегии выживания в эпоху глобализации, которая не только резко усиливает конкуренцию между ними, но и создает собственную территориаль­ную структуру (например, так называемые «регионы-государства»).

Таким образом, противоречие между локальным и глобальным — это не под­линное, но мнимое, кажущееся противоречие. Данный факт нашел отраже­ние в понятии «глокализация», означающем совмещение, наложение друг на друга «глобализации» и «локализации».

В эпоху глобализации территории отличаются друг от друга не только и не столько местом расположения на шкале «развитость — отсталость», но свои­ми «нелинейными», неповторимыми региональными ситуациями, определяе­мыми характером и степенью включенности глобальных потоков в местную среду. В итоге возникает совершенно иной, непривычный для модерна образ «порядка», при котором нестандартные случаи, не укладывающиеся в при­вычные категории, становятся не исключением, а правилом.

VI. АНТИГЛОБАЛИЗМ

Становление антиглобализма (альтерглобализма) как нового массового соци­ального движения началось в тот период, когда воздействия глобализации уже невозможно было не замечать. Это движение оказалось крайне противо­речивым; оно имеет множество разнообразных форм и затрагивает интересы самых разных социальных групп и слоев. Эксперты отмечают, что по генези­су, основным принципам и даже масштабам антиглобалистское движение сходно с волной «новых левых» 1960-х годов.

Основные формы антиглобализма включают массовые акции протеста, посто­янную деятельность организаций, пытающихся противодействовать глобали­зации, про ведение форумов. Помимо собственно антиглобалистских групп (например, «Движения безземельных крестьян Бразилии»), среди противни­ков глобализации можно найти профсоюзные, экологические, женские, моло­дежные, научные, благотворительные организации. Кроме того, движение ак­тивно поддерживают левые политические силы самого широкого спектра. Как правило, создание каждой антиглобалистской организации обусловлено ка­ким-то конкретным проявлением глобализации, однако, обобщая, можно кон­статировать, что их основными задачами считаются борьба с глобальной геге­монией корпоративного капитала, универсализацией культуры, углубляющим­ся разрывом между богатством и бедностью («глобализованное богатство — ло­кализованная бедностъ»). Исходя из круга участников, целей и форм деятельности, само антиглобалистское движение также имеет ярко выражен­ный интернациональный, межклассовый и неидеологический характер.

VII. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И РОССИЯ

В наших интеллектуальных и политических дебатах нынешний этап глобаль­ных преобразований оценивается крайне противоречиво. Дело осложняется тем, что превращение мира в глобальное целое застало Россию врасплох: пере­ходное состояние, в котором мы оказались после краха коммунизма, не позво­ляет нашей стране в полной мере участвовать в строительстве нового мирово­го порядка. Иными словами, выступая мощным стимулом обновления россий­ского общества, глобальные процессы в то же время угрожают «заморозить» на­ше нынешнее отставание и навечно превратить Россию в сырьевую кладовую стран-лидеров. Выбор отечественного пути будет определяться тем, как наше общество сумеет адаптироваться к новым веяниям и какая линия, в конечном счете, возьмет верх — сопротивление глобализации или, напротив, всемерная открытость ее влияниям и воздействиям. Можно констатировать, что ради­кальной смены парадигмы пока не произошло: за годы демократических ре­форм мы пока так и не смогли стать открытым обществом, ориентированным в будущее.

Литература

1. Альтерглобализм: теория и практика антиглобалистского движения. — Под ред. А. Бузгалина. — М., 2003.

2. У. Бек. Что такое глобализация? — М., 2001.

3. Глобализация: постсоветское общество. — Под ред. А. Согомонова и С. Кухтерина. — М., 2001.

4. Круглый стол: Глобализация. Модерн. Россия.// Полис, № 2, 2003.

5. И.Б. Левин. Глобализации и демократия. // Полис, № 2, 2003.

6. T. Friedman. The Lexus and the Olive Tree. — New-York, 2000.

7. D. Held, A. McGrew (eds.). The Global Transformations Reader. An Introduction to the Globalization Debate. — Oxford, 2002.

8. R. Robertson. Globalization. — London, 1992.

Гюнтер Хезе. Без названия. 1978