Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Номер № 80 (4) 2020

Сенокосов Ю.П. В поисках утраченного универсализма: О Школе гражданского просвещения


Профессий, как и школ, много. Школа гражданского просвещения не о профессии. Ее миссия — в трансляции международным экспертным сообществом современного знания и понимания глобальных проблем для всех, кто готов обсуждать эти проблемы публично и включаться в процесс поиска их решения не только на глобальном уровне. Девиз Школы: «Все мы разные, но мы — граждане!» 

К ЧИТАТЕЛЮ

Джон Ллойд, пишущий редактор, The Financial Times

В своем предисловии к книге Лена Немировская, основатель Школы гражданского просвещения, пишет, что никто не рождается гражданином. Гражданин — результат воспитания, образования и просвещения, то есть совместных усилий человека и общества. В этом цель Школы и смысл длящихся уже три десятилетия трудов — непростых трудов — Лены и Юры, вдохновляемых идеализмом, преданностью делу, международным признанием тысяч людей, которые верят в значимость Школы для себя, общества и будущего.

Признание и восхищение, которое Школа снискала во многих странах мира, увы, не находят отражения в ее официальном статусе на родине — в России. Названная «иностранным агентом» в соответствии с законом 2012 года, Школа фактически лишена возможности работать в России. Лена и Юра, для которых чувство любви к стране многое значит, остро это переживают. Однако с присущей им энергией и оптимизмом они, как и вся команда Школы и их друзья по всему миру, сделали ее поистине международной.

А именно — ее эксперты, участники семинаров и выпускники по всему миру продолжают не только обсуждать волновавшие их изначально вопросы и проблемы, но и раскрывать их суть. Суть верховенства права, прав и обязанностей гражданина, демократического управления, конституционализма, либерализма и консерватизма, свободы слова — все это заслуживает действительно более глубокого анализа, обсуждения, критической оценки, причем повсеместно — в России, в Центральной и Восточной Европе и в мире в целом.

Подобный подход значительно расширил область компетенции и географию Школы. За три последних десятилетия в России и в странах бывшего «социалистического лагеря» появились сильные прогрессивные и реформистские течения, охватившие все поколения, весьма различные между собой, но приверженные ключевым ценностям Школы. Наблюдаются также существенные различия между проблемами, стоящими перед системой демократического управления и гражданского общества в государствах Востока и Запада. При этом следует отметить, что демократии, несмотря на все недостатки, принципиально отличаются от авторитарных и деспотических режимов, вне зависимости от экономических успехов или расширения сферы влияния последних.

Как обогатить демократическое поведение и принципы гражданского участия; как пользоваться свободами слова и печати; как воспринимать мир, в котором изменения невероятно ускорились и могут привести к потере ориентиров; как понять роль суверенитета и глобализации в отношениях гражданина и государства. В той или иной форме это и есть суть гражданских дебатов в современном мире.

Сегодня Школа — в эпицентре этих дебатов, и ее роль будет только возрастать. История основания и развития, репутация и поддержка, которой Школа пользуется в мире, сетевое сообщество и идеи, наряду с упорным трудом и усилиями всех ее участников, позволяют ей оставаться важным центром свободы слова. Юрий Сенокосов был и остается главным интеллектуальным и нравственным вдохновителем Школы — эта книга замечательный плод его размышлений.

Перевод с английского Марка Дадяна

ПОЧЕМУ МЫ ДОЛЖНЫ ГОВОРИТЬ ОБ УНИВЕРСАЛИЗМЕ

Катрин Лалюмьер, Генеральный секретарь Совета Европы (1989–1994)

В 1989 году с падением Берлинской стены Европа пережила масштабное политическое потрясение. Это историческое событие изменило не только жизнь европейцев, но и облик всего мира. А Лена Немировская и ее муж, Юрий Сенокосов, три года спустя решили открыть Школу политических исследований в Москве, которая впоследствии привела к созданию 20 подобных школ на постсоветском пространстве, в Европе и за ее пределами.

В то время я занимала пост Генерального секретаря Совета Европы и с большим энтузиазмом поддержала эту идею. Падение Берлинской стены стало следствием провала политики Восточного блока, провалом коммунизма и диктатуры пролетариата, провалом любого рода авторитарных и тоталитарных режимов. Казалось, наконец восторжествовала демократия плюрализма, основанная на уважении к правам и свободам человека.

Большинство граждан, живущих в странах Восточного блока, как и лидеры этих стран, выступали за радикальные изменения. Одним из значимых событий того времени был визит Михаила Горбачева в Совет Европы с предложением о создании «общего Европейского дома».

Наши лидеры на Западе приветствовали революционные изменения и были открыты к принятию новых членов. Ялично приложила все возможные усилия, чтобы Совет Европы следовал этому курсу. Этим и объяснялся мой энтузиазм в поддержке идеи, предложенной Леной Немировской, которую годы спустя, к моей великой радости, я могу назвать настоящим другом. Вскоре естественным стал вопрос, достижима ли в принципе радикальная смена парадигмы?

До сегодняшнего дня интеллектуалы и политики продолжают задаваться этим вопросом — насколько глубокими могут быть настоящие изменения в культурах с такой долгой историей идеологии и политической системы, несовместимыми с сегодняшними вызовами. Эти же вопросы задает и автор этой книги. Со своей стороны я хотела бы подчеркнуть один очень важный момент — роль просвещения во всех процессах трансформации, — что только подтверждает важнейшую миссию школ политических исследований (созданных по образцу Московской школы).

Я не верю, что люди рождаются демократами или гуманистами, но я совершенно уверена, что ими становятся в результате просвещения, образования, размышления, и потому школы (политических исследований) столь важны в сегодняшнем мире. Невежество — самый страшный враг демократии и ценностей гуманизма.

Невежество и незнание истории, географии, философии, теологии. Брошенные на произвол судьбы, человеческие существа без сомнения окажутся в ситуации, где «человек человеку — волк», как предупреждает нас старая пословица. Только знание и мышление способны помочь «волку» стать гражданином, уважающим права Другого.

Возражения по поводу универсальности прав человека звучат постоянно. Многие считают невозможным и ненужным насаждать систему универсальных ценностей в обществах, которые в своей истории опирались на про тивоположные идеи.

Мы же неизменно руководствовались идеей объединения стран Восточной Европы внутри «европейской семьи» под эгидой Совета Европы на прочном фундаменте разделяемых всеми универсальных ценностей.

Но сегодня мы стали свидетелями растущего числа думающих иначе в таких странах, как Венгрия, Польша, Россия. Один из расхожих аргументов при этом — идея, что ценности, о которых мы говорим, не универсальны по своей природе, что они идут вразрез с ожиданиями граждан, чья история связана с авторитарными политическими системами.

Эта проблема в центре размышлений Юрия Сенокосова, и я сама часто задавала себе вопрос и пришла к однозначному заключению: да, эти ценности важны и служат на благо обществу. Они помогают сохранить разнообразие и содействовать его развитию в тех областях, где различия самоценны — например, в искусстве и фольклоре, — а их отсутствие может сказаться пагубно и привести к уничтожению целых культурных пластов. Но когда речь заходит о фундаментальных философских или теологических ценностях, которые имеют влияние на человечество в целом и на отдельных людей, различия перестают быть уместными, и мы должны переходить на язык универсализма.

Как человеческие существа мы обладаем достоинством, и какую бы форму ни принимала политическая система, в основание базовых ценностей должно быть заложено уважение к человеческому достоинству.

Поэтому нам нужно говорить об универсализме. Люди, как и страны, могут выбирать различные политические системы, и в то время, когда различия поддаются объяснению и становятся понятными, любая из этих систем должна основываться на уважении к основным ценностям.

К сожалению, в современном мире, включая Европу, мы становимся свидетелями роста авторитаризма во многих странах. Авторитаризм всегда рискует обратиться в тоталитаризм, который принес европейцам столько страшных страданий в XX веке. Расизм, ксенофобия и радикальный национализм пускают свои ростки повсеместно. Мы должны донести до молодых людей всю опасность и вред, который эти концепции несут с собой, что неоднократно доказано нашей общей историей.

Нет ни малейшего сомнения в том, что школы политических исследований и Московская школа, которая первой встала на этот путь 30 лет назад, движутся в нужном направлении и призваны сыграть важную историческую роль.

 Перевод с английского Инны Березкиной

УНИВЕРСАЛИЗМ ОБЯЗЫВАЕТ НАС ВОСПРИНИМАТЬ ПЛАНЕТУ КАК «ОБЩИЙ ДОМ»

Марко Полити, писатель, Италия

11 января 1881 года в театре «Ла Скала» в Милане состоялась премьера балета «Эксельсиор» в постановке Луиджи Манцотти на музыку Ромуальдо Маренко. Это музыкальная аллегория в 11 картинах о триумфе Прогресса. Победа Света и Цивилизации над Мракобесием. На сцене были представлены величайшие изобретения и достижения того времени. Пароход, телеграф, электрическая лампа, Суэцкий канал... Конец XIX века совпал с наивной верой в прогресс и распространением либерально-демократической цивилизации. Тоталитаризм и мировые войны XX века разрушили эту иллюзию. И началась эпоха реконструкции.

В то же время человечество понимает, что развитие права, общества, культуры и экономики может быть прервано. Мир сотрясают глубокие кризисы. Они возникают неожиданно, как извержения вулканов, считавшихся потухшими.

Чума, поразившая нашу планету в 2020 году, знаменует собой переломный момент в истории мировой глобализации XXI века. Все мы внезапно оказались перед лицом неминуемой смерти. Десятилетиями смерть символически отдалялась от нас. Она имела отношение к «другим» людям. На экранах телевизоров мелькали войны, бойни, убийства; они происходили в далеких от наших границ или в соседних странах, но напоминали скорее кинофильм, показ которого можно прервать одним щелчком мыши.

Даже смерть родственников в течение долгого времени была событием, которому мы не сопереживали все вместе в семье. Люди на пороге смерти оказывались в больнице или доме престарелых. Смерть не должна была досаждать современной жизни. И вот чума под названием COVID-19 вывела смерть на первый план. Эпидемия, голод, нищета, безработица, растерянность — все это обрушилось на наши головы.

Восстановление общества и экономики, пострадавших от эпидемии, ставит перед нами главный вопрос: чего мы хотим? Построить инклюзивное общество, в котором у каждого человека будет возможность стать гражданином, участвующим в жизни государства, или восстановить прежнее общество, в котором живут слои обездоленных и отверженных людей, а решения принимаются ограниченным кругом сверхбогатых и влиятельных людей?

До пандемии мир был болен неравенством и страдал от деградации природы. Наряду с сохранением авторитарных режимов он был свидетелем подъема политических движений, основанных на навязчивой, ксенофобской, нелиберальной идентичности, которая вдохновлялась культурой ненависти.

Быть может, пандемия COVID-19 — это возможность построить иной мир. Глобальное сообщество, в котором действительно все люди являются гражданами. Нечто отличное от дарвинистской глобализации, при которой отдельный человек, группа, нация пребывают в состоянии безжалостной борьбы с другими.

Универсализм обязывает нас воспринимать планету как «общий дом», нуждающийся в заботе.

Обрести его означает сегодня подтвердить роль и необходимость принципа мультилатерализма.

Есть человек, который в последние годы неустанно напоминает нам, что миру нужна глобализация солидарности, а не «глобализация безразличия». Его зовут Хорхе Марио Бергольо, но известен он больше как папа Франциск. С самого начала он обратился не только к католикам, но и к мужчинам и женщинам нашего века поверх в том числе и религиозных границ. Смысл его обращения прост. Тебе плохо, если рядом страдают люди. Нужно смотреть всеобщему страданию в лицо, чтобы вместе противостоять бедам планеты. Это означает самоотверженно трудиться в своей стране ради «общего блага» других стран.

Франциск говорит простым языком. Он увещевает нас заглянуть в лицо бедняку, которому мы даем милостыню. Он будоражит наше безразличие, напоминая, что в таком городе, как Рим, мужчины и женщины умирают от голода и холода на улицах.

Чума COVID-19 страшит всех нас, так как беспощадно нависла над каждой страной. Однако столь же безжалостна и смертоносна судьба в отношении многих вынужденных мигрантов. Не менее безжалостна судьба миллионов и миллионов людей, вынужденных сегодня — не вчера, не во времена Древнего Рима и не на хлопковых плантациях в фильме «Унесенные ветром» — пребывать в самом настоящем рабстве. В том числе — сексуальном рабстве.

Безжалостной, как и эпидемия, является сегодня система финансовой грабительской экономики, которая вытесняет миллиарды людей на обочину жизни. Это в корне отличается от социальной рыночной экономики.

Неумолим ущерб, нанесенный сотням миллионов людей в результате климатических и природных изменений, вызванных ошибочными действиями человека.

Пророк не тот, кто предвидит будущее. Пророк тот, кто улавливает «знамения времени». А знамения времени, независимо от эпидемии, указывают на то, что глобальные бедствия и страдания наших современников вызваны отсутствием ответственности и солидарности.

Такой человек, как Франциск, не претендует на исключительность и ведет себя как простой ученик Христа. Он ставит вопрос, который лежит в основе каждого человека, имеющего дело с гражданским воспитанием. Хотим ли мы будущего после чумы для всех или только для победителей?

Перевод с итальянского Геннадия Киселева

Микеланджело Пистолетто. Глобус. 1966–1968