Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Берлинский форум

Тема номера

Вызовы и угрозы

К читателю

Гражданское общество

Горизонты понимания

Невыученные уроки

90 лет Михаилу Горбачеву

Наш анонс

Nota Bene

Номер № 81 (1) 2021

Мысли о народах

Алексей Гордин, председатель Совета Иркутского регионального отделения Ассамблеи народов России, председатель Комиссии по национальным отношениям и свободе совести Общественной палаты Иркутской области, выпускник МШПИ 2012 года

Читая книгу В.А. Емелина «Идентичность в информационном обществе», я задумался о кризисе в постиндустриальном обществе, которое сегодня формирует национальные идентичности, основанные на старых обидах, реваншизме и технологической мифологии. Тем самым разделяя нас на «своих» и «чужих». Однако я уверен, что есть альтернатива этому пути, и в глобальном мире можно жить по-другому.

Все мы родом из детства… Судьбе было угодно, чтобы я появился на свет в далеких 1970-х, в большом интернациональном селе Нукуты. Окна нашего дома (как и окна дома бабушки) выходили на гору Даглан, на которой в 1990-х было обнаружено большое захоронение тюркских воинов и их коней. В эти же годы в Нукутском районе начала складываться большая армянская диаспора, и одна моя родственница вышла замуж за армянина Жору Егиазаряна. В одной из вечерних поездок на кошару за бараном в кузове ЗИЛа (мне тогда было десять лет) в степи мы увидели одинокий костер, возле которого грелась пожилая женщина, но не бурятка, хотя разговаривали они с моими друзьями-бурятами на своем языке. «Кто она?» — удивленно спросил я и услышал в ответ «татарка». «А на каком языке вы общались?» Друзья рассмеялись: «немного на бурятском, немного на татарском. Мало-мало друг друга понимаем. У нас тут татары давно живут». Думаю, что именно эта встреча и пробудила во мне интерес к истории и изучению народов, проживающих тогда в единой стране. И еще нас сплачивало общее будущее и желание быстрее стать взрослыми, посмотреть мир и найти достойное дело. Повторюсь, что самым главным было ощущение себя в своей стране. Было четкое понимание своей идентичности. И мне радостно, что так, в своей основной массе, живет страна сегодня. Благодарю судьбу за принадлежность к проекту Ассамблея народов России и за общение с руководителями и членами национально-культурных объединений Иркутской области, которые при сохранении своих национальных традиций трудятся на благо межнационального мира и согласия, не допуская на территории области конфликтов.

Иркутская область является оригинальным этноконфессиональным объектом. Если зайти в Государственный исторический музей в Кремле, то сразу видишь, что древнейшая история современной территории России начинается с Мальтинской и Китойской стоянок (21–23 тысячи лет назад). Лично для меня удивительно, как, при малолюдности того периода земного шара, в Прибайкалье, рядом друг с другом, в течение тысяч лет существовали крупные населенные пункты, почти агломерации того времени. Это же относительно рядом: Мальта, Китой, УстьБелая, Буреть, Глазковский некрополь. Даже Юваль Ной Харари считает, что сибиряки заселили Америку, а японские археологи ищут тут свои корни… Смешение рас, народов, языков… Относительно коренными народами Прибайкалья считаются эвенки и тофалары (из тех, кто здесь остался до сих пор). Тюркские племена под названием курыкане покинули эту землю под натиском протобурятских племен, пришедших из монгольских степей, в конце 1 тысячелетия н.э. Именно курыкане стали основой якутского народа, что подтверждает эпос «Олонхо». А буряты на сотни лет стали хозяевами этих мест. В XVII веке на севере Прибайкалья появились русские казаки, землепашцы и охотники, которые менее чем за 50 лет заселили эти огромные просторы. А с XVIII по начало XX века Иркутскую губернию заселяли и изучали каторжники, предприниматели, ученые, военные, государственные чиновники. Большой вклад в развитие этих мест внесли декабристы, а поляки Дыбовский и Черский сделали первое описание и карту Байкала. Однако сегодняшний этноконфессиональный ландшафт сложился в Столыпинскую реформу начала XX века. Именно в те годы, кроме русских и бурятских сел, появились татарские, чувашские, белорусские, украинские, польские компактные поселения, а в городах была очень высокая доля еврейского населения (до 7% в Иркутске). После развала СССР и развития миграционных процессов и глобализации в Прибайкалье появились крупные общины азербайджанцев, армян, таджиков, узбеков, киргизов, китайцев, корейцев. Параллельно, с началом перестройки, началось формирование гражданского общества и связанный с этим всплеск национального самосознания. Большинство из 32 наиболее активных национально-культурных объединений Иркутской области появились именно в то время.

В настоящее время в Иркутской области проживают более 100 национальностей. Основное население — русские (88%), буряты (3,2%), украинцы (1,3%), татары (0,9%). Зарегистрировано 128 национально-культурных объединений. Многие из них работают в общественной сфере, сохраняя свои традиции, культуру, национальные промыслы.

Основными направлениями деятельности Комиссии по национальным отношениям и свободе совести являются: содействие сохранению и развитию самобытной культуры и духовных ценностей народов, проживающих на территории Иркутской области; анализ и предотвращение конфликтных ситуаций на межнациональной основе в городе и области, изучение влияния миграционных процессов на ситуацию в сфере национальных отношений. Также вокруг комиссии сформировано экспертное сообщество, включающее представителей религиозных организаций, председателей национально-культурных объединений и ученых-этнологов.

Одним из направлений работы Комиссии является также правозащитная деятельность. Сошлюсь на пример с общиной изидов в одном из сельских поселений Иркутского района. К нам обратилась местная жительница и рассказала, что в их селе живут, не имея практически документов, более 100 человек изидской национальности. После выезда Комиссии на место и знакомства с людьми, мы выяснили, что эти люди в начале 1990-х после землетрясения приехали из Армении, учились, рожали детей, а жили по паспортам Армении. Совместно с управлением по миграции ГУ МВД России по Иркутской области мы создали рабочую группу по получению этими людьми необходимых документов…

Нередко приходится применять для разрешения возникающих разногласий и предупреждения конфликтов медиационные технологии. В нашей области, например, в случаях ношения хиджабов в школах, обычно в сентябре, в начале учебного года. Совместно с мусульманскими имамами, лидерами национально-культурных объединений мы убеждаем родителей, что девочки не должны находиться на занятиях, согласно уставу школ, с покрытой головой. К тому же до определенного возраста, согласно адатам, девочки не обязаны носить хиджаб. А альтернативой может стать мусульманская гимназия и община — стать учредителем такого заведения.

Продолжая конфессиональную тему, могу сказать о запуске нами, совместно с вузами и средними специальными учебными заведениями города Иркутска, просветительской дискуссионной площадки «Время говорить» (прежнее название «Религиозный диалог. Этические вопросы»). На одной площадке обычно дискутируют студенты и представители традиционных конфессий. «Время говорить» — это диалог об этических ценностях, о проблемах общества и универсальных ценностях, который не имеет заранее предложенного сценария, и каждый может задать другому любой вопрос. Например: «Почему православные священники ездят на дорогих авто?» Или: «Правда ли, что в Коране написано убивать неверных?» Во время таких дискуссий стирается грань недоверия друг к другу. Участники получают информацию из первых уст, а представители конфессий могут воочию увидеть отношение к ним.

Важным блоком в работе Комиссии остается поддержка интересов коренных народов Прибайкалья эвенков (1200 человек) и тофаларов (600 человек). Эвенки и тофалары, проживая в таежных районах Прибайкалья, ведут традиционный образ жизни (охота, собирательство, рыбалка). Однако сегодня в места их проживания заходят добывающие компании, и Комиссия участвует в подготовке регионального законопроекта «Об этнологической экспертизе», а также осуществляет контроль над созданием территорий традиционного природопользования.

Мы считаем основой современного тренда в национальной политике участие национально-культурных объединений в социально-экономическом развитии территорий посредством реализации этнокультурного и этноконфессионального потенциала в различных сферах этнобизнеса, в том числе и посредством народной дипломатии. Именно экономика и свободный рынок являются одной из базовых ценностей в мире. Мы убеждены, что выгоднее путешествовать и торговать, чем воевать.

В завершение скажу коротко о нашем… наверное, больше флешмобе, чем проекте. Он называется «Своих не бросаем». Как мы выяснили, в Иркутске в результате пандемии остались 1250 иностранных студентов из 43 стран. Комиссия бросила клич среди религиозных организаций, национально-культурных объединений и бизнеса с призывом поддержать оставшихся морально и немного материально. К нашему удивлению, этот призыв вызвал большой интерес, и я уверен, что студенты, вернувшись в свои страны, будут вспоминать о России и о ее неравнодушных и гостеприимных людях.