Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

Страницы истории

Точка зрения

Концепция

Российское образование

Наше гражданское наследие

Гражданское общество

Гражданское общество

№ 1 (61) 2013

К читателю

Юрий Сенокосов, главный редактор журнала «Общая тетрадь»

Предлагаю вспомнить об этическом содержании задаваемых нами часто конкретных моральных вопросов «как жить?» и «что делать?». То есть о таком понятии, как «общественное благо», когда этика как учение о морали с ее главным вопросом «что это такое — общественное благо?» становится значимой для любой области человеческой деятельности, в любом конце мира.

А разве не так в нашем обществе, где большинство граждан продолжают давать взятки, но при этом сетуют, что все вокруг нарушают законы и лгут? Об этом пишут в Интернете, говорят по телевизору, критикуют, разоблачают. А если не только критиковать и разоблачать? Можно ли предложить что-то позитивное, некую альтернативу?

Все мы знаем — слышали от других или сами пытались заниматься, скажем, спортом или играть на какомто инструменте, рисовать и т.д. То есть знаем, что такое натренированное тело, поставленный голос, глаз художника, ухо музыканта, обоняние парфюмера… повара. Обо всех этих талантах нам известно, как известно и то, каким трудом достигается результат, когда видим, например, выступающего во время олимпийских игр спортсмена или слушаем игру известного пианиста. Чем больше разных талантов — тем интереснее жить.

И то же самое относится к области естественных и социальных наук, когда мы узнаем после вручения нобелевских и других наград об очередных выдающихся открытиях и достижениях в физике, биологии, экономике… Человек — трудолюбивое, пластичное, увлекающееся существо. Но мы редко задумываемся о том, что такое настоящий талант, в том числе и талант общения, обеспечивающий создание творческого коллектива, идет ли речь о театре, оркестре, успешной бизнескомпании, университете, школе. Не говоря уже о таланте общественного деятелягражданина.

Можно ли при этом подтолкнуть каким-то образом еще в детстве со школьной скамьи ученика к тому, чтобы он начал думать о своем таланте, помочь ему раскрыть свое дарование? Я не случайно выделил слово «образом», потому что именно с рассказа о цветовом образе, музыкальном и т.д. как раз и начинается, я уверен в этом, процесс самостоятельного думания, если педагог находит соответствующие примеры.

Приведу цитату из очерка В. Набокова о Гоголе, где говорится о цвете. «До появления его [Гоголя] и Пушкина русская литература была подслеповатой. Формы, которые она замечала, были лишь очертаниями, подсказанными рассудком; цвета как такового она не видела и лишь пользовалась истертыми комбинациями слепцовсуществительных и пособачьи преданных им эпитетов, которые Европа унаследовала от древних. Небо было голубым, заря алой, листва зеленой, глаза красавиц черными, тучи серыми и т.д. Только гений Гоголя (а за ним Лермонтов и Толстой) увидел желтый и лиловый цвета. То, что небо на восходе солнца может быть бледнозеленым, снег в безоблачный день густосиним…»*. Как и в том случае (я продолжаю мысль о раскрытии таланта), если учитель заинтересует учащихся рассказом, например, о том, чем арифметика отличается от алгебры и почему появилась алгебра. Или — о разнице между геометрией и тригонометрией, учитывая, что она тоже не с неба свалилась, ее ведь тоже изобрел в свое время думающий человек по фамилии Лобачевский.

А кто поможет учителям, у которых пробудился интерес именно к проблемам гражданского общества и общественного блага? Что может предложить им общество? Какие убедительные аргументы и положительные примеры о важности преподавания предмета современного гражданского образования? Если наши ответы на вопросы «что делать?» и «как жить?» сводятся обычно к повторению стереотипов, мифов, иллюзий, надежд.

Сегодня все говорят о культуре, но культура от лат. cultus— почитание, а почитают и культивируют, как известно, в современной России только деньги. Тогда как нужно учиться практиковать сложность общественной гражданской жизни, когда деньги хотя и имеют значение, но не являются единственной ценностью. Поэтому я и начал с общественного блага, то есть с этики, которая немыслима без обсуждения человеческих добродетелей, о которых когда-то писал еще Аристотель. А именно что добродетель, как всякое похвальное качество души, деятельное стремление к добру, надо рассматривать не просто, чтобы знать, что она такое, но и чтобы знать, каким путем она достигается, если мы хотим не только понимать ее, но и сами быть добродетельными. Без этого — похвального качества души — добродетель останется лишь механическим свойством, что фактически мы и видим сегодня.

Добродетелей много, как и наук и талантов, но у всякого настоящего таланта есть цель, и эта цель всегда некое благо. Из этого и следует исходить в поисках ответа на вопрос, что значит практиковать сложность гражданской жизни. То есть не только думать об этом, но и практиковать, учитывая, что ни одна наука и ни одно великое открытие не появляются и не существуют ради обмана, коррупции и насилия.