Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

Событие

Семинар

Тема номера

ХХI век: вызовы и угрозы

Концепция

Дискуссия

Наш анонс

Свобода и культура

Новые практики и институты

Личный опыт

Идеи и понятия

Из зарубежных изданий

Наш архив

Nota bene

№ 27 (4) 2003

Клас Эклунд. Наша экономика. Перевод со шведского: Алексей Волков.


Московская школа политических исследований издает три серии книг, посвященных самым разным проблемам политического, культурного и социально-экономического развития современного мира.

Начиная с этого номера; МЫ будем регулярно знакомить читателя с нашими новыми изданиями; публикуя короткие аннотации и наиболее характерные отрывки из каждой книги; дающие представление о ней, а также сведения об ее авторе

Клас Эклунд известный шведский экономист, работал в частных компаниях, в настоящее время преподаватель политической экономии. Книга представляет собой продуманное и проверенное практикой учебное пособие для преподавателей экономики, особенно тех, кто читает вводные курсы по макроэкономике, а так­же для студентов, изучающих этот предмет. И, что, может быть, особенно ценно для людей, стремящихся самостоятельно овладеть знаниями  в этой об­ласти. Поскольку в книге представлен богатейший и уникальный материал по экономике Швеции; привлекающий особое внимание в России, книга интересна для широкого круга людей, причастных к бизнесу; решениям государственных или региональных экономических проблем, неравнодушных к дискуссиям на эти темы. Они смогут значительно повысить уровень знаний относительно прин­ципов экономической политики и управления в этой сфере. Автор предоставля­ет большие возможности  для сравнений экономик различных стран, их экономической политики и сопоставления ее с российскими проблемами и способами их решения.

ДЛЯ ЧЕГО НУЖНА МАКРОЭКОНОМИКА?

Какой, собственно говоря, смысл читать книгу по макроэкономике? Ответ за­ключается в том, что явления макроэкономики затрагивают нас всех. Зара­ботная плата и цены, квартирная плата и налоги, прибыли и инвестиции, безработица и инфляция — все это наша каждодневная жизнь, хотим мы это­го или нет.

Макроэкономика, таким образом, — это наше собственное существование. Для того, чтобы понять это и суметь изменить условия нашей жизни, добить­ся ее улучшений, мы должны понимать экономические взаимосвязи. Если мы этого не достигнем, то принимать решения будет лишь небольшая группа так называемых экспертов.

Однако многие думают, что изучать экономику трудно. На радио и телевиде­нии, в газетах постоянно сталкиваешься со специальными терминами: «ва­лютный курс», «бюджетный дефицит», «финансовый кризис», «внешний долг», «государственный долг», «рыночная экономика» — и так далее, и так да­лее. Что, собственно говоря, означают все эти слова? Насколько на самом де­ле опасен дефицит государственного бюджета? Способствуют ли компьютеры безработице? Что вызывает инфляцию? И почему правительство проводит именно ту экономическую политику, которую оно проводит?

Цель этой книги — описать и разъяснить термины и взаимосвязи в макроэко­номике, а также дать картину развития шведской экономики и формирования экономической политики в современной Швеции. Надеюсь, что эта книга по­может читателю лучше понять экономические дискуссии и, возможно, даже позволит принять в них участие.

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ

В течение последних десятилетий национальные экономики переплетались во все большей степени. Росла доля внешней торговли в совокупном произ­водстве; в Швеции доля экспорта в ВНПувеличилась примерно с 20 проц. в начале 1960-х годов почти до 50-ти в настоящее время. Прямые зарубежные инвестиции во многих странах увеличивались еще быстрее; в настоящее вре­мя крупные шведские предприятия производят большую часть своей продук­ции и имеют большую часть своей рабочей силы за границей, а не в Швеции. Произошла также интернационализация собственности; одна третья часть акций компаний, зарегистрированных на Стокгольмской фондовой бирже, принадлежит сегодня иностранцам. Произошло дерегулирование движения капитала, которое увеличивалось очень быстрыми темпами; дерегулирование и новая информационная техника создают возможность трансграничного пе­ремещения огромной массы капитала и заключать сделки в течение пары се­кунд путем телефонного разговора и нажатия пары кнопок.

Эти процессы шли долго. В 1990-х годах они были названы обобщающим термином глобализация. Это вовсе не научное понятие и не существует ника­ких особых экономических теорий относительно именно глобализации. Ве­роятно, можно сказать, что новым относительно начавшейся раньше интер­национализации было то, что быстрый технический прогресс привел к то­му, что теперь даже небольшие предприятия могут действовать на глобаль­ном уровне, и сейчас легче, чем раньше, перемещать современную технику через границу.

Под этим я понимаю, что новая информационная технология изменила мето­ды деятельности предприятий. Электронная связь по всему миру приводит к тому, что предприятия управляются и работают иначе, чем раньше. Теперь при помощи современных коммуникационных технологий можно соединить ряд функций и предприятий независимо от места их расположения в мире. В то время как еще пару десятилетий назад крупные предприятия зачастую бы­ли организованы в виде пирамид с жесткой приказной системой, сегодня они заметно «более плоские» и часто организуются в виде группы небольших предприятий, которые включены в единую «матричную» организационную структуру с некоторыми общими функциями.

Национальные границы имеют все меньшее значение для этих типов пред­приятий. В качестве хорошо известного примера можно привести шведскую компанию АББ, которая состоит примерно из 5000 небольших «центров при­были» и которая называет себя «многонациональной» именно для демонстра­ции того, что чувствует себя дома везде. В подобной международной матрице производство, распределение, научно-исследовательские работы, руководст­во и т.п. могут быть разделены и каждый вид деятельности размещен именно в той клетке, которая в данный момент лучше всего подходит именно для дан­ного вида деятельности — независимо от того, в какой стране располагается эта клетка. Каждое предприятие становится сетью из различных частей в раз­ных странах. Целостность поддерживается при помощи электронной почты, общих баз данных, спутников связи, видеоконференций, мобильных телефо­нов и других современных вспомогательных средств связи. И это может отно­ситься даже к малым предприятиям, которые могут получать поставки с дру­гого конца земного шара, покупать услуги консультантов по всему миру, разде­лять свою деятельность на различные части и достигать находящихся далеко клиентов при помощи Интернета.

В этом новом, глобализированном мире, в котором все большее число стран вовлекается в быстро меняющуюся рыночную экономику, часть старых взаимо­связей меняет свой характер. Может становиться все труднее выявить нацио­нальные особенности в области сравнительных преимуществ. Если раньше — в упрощенном виде — существовал выбор между производством товаров высоко­го качества с высокими издержками в промышленно развитых странах, с од­ной стороны, и низкого качества с низкими издержками в развивающихся странах, с другой, то сейчас это отношение взаимозаменяемости выражено на­много менее очевидно. В настоящее время путем перемещения современной техники в развивающуюся страну и использования современной коммуникаци­онной технологии зачастую можно производить товары одновременно с низ­кими издержками и хорошего качества. Это сопровождается резким повыше­нием жизненного уровня в этих странах, в которых в настоящее время быстро проходит процесс индустриализации, а также усиливающимся вызовом про­дукции старых промышленно развитых стран. Они должны развивать свою технику и повышать свою производительность труда для того, чтобы сохра­нить привлекательность и не терять большего количества рабочих мест, уступая их рынкам в быстро развивающихся странах.

Таким образом, суть состоит как во все большем переплетении экономик, так и в радикальном обострении конкуренции. Это приводит к ряду последствий. В частности, платежный баланс во все меньшей степени остается термомет­ром экономики страны, валютные системы сталкиваются с новыми проблема­ми вследствие свободного движения капитала, еще сложнее, чем раньше, про­водить национальную политику стабилизации, и с теми же самыми затрудне­ниями сталкивается теперь и структурная политика; когда налоговые основы приобретают большую подвижность, становится все труднее собирать нало­ги, уровень которых намного выше, чем в окружающем мире. В результате действия этих сил в настоящее время мы становимся свидетелями расшире­ния дискуссий о будущем национальных государств и возможной необходимо­сти для экономической политики поиска иных — наднациональных — арен для своего действия. Европейский валютный союз (ЕВС) отчасти является следст­вием именно этого процесса.