Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

ХХI век: вызовы и угрозы

Концепция

Дискуссия

Свобода и культура

Новые практики и институты

Личный опыт

Идеи и понятия

Из зарубежных изданий

Европа

Наш архив

Nota bene

№ 25 (2) 2003

Демократия и налогообложение

Гровер Норквист, президент коалиции «Американцы за налоговую реформу» (США)

Гражданин демократической страны обязан платить налоги, чтобы у государства были средства для выполнения своих обязаннос­тей. Сегодня существует фундаментальное различие в подходе к налогообложению между США и Европой. В Европе налоги рассматривают, как средство справедливого выравнивания благосостояния граждан. Американцы считают, что нало­ги — это средство поддержания правительства, и стремятся к тому, чтобы оно не было слишком большим и расточи­тельным.

Коалиция «Американцы за налоговую реформу» добивает­ся, чтобы налоги не повышались. Мы хотим, чтобы прави­тельство собирало деньги на свои нужды наименее разру­шительным — или, по крайней мере, наименее навязчивым — способом. И предлагаем всем кандидатам, баллотирую­щимся на различные выборные должности, подписать обя­зательство никогда не повышать налоги. На сегодня такое обязательство подписали 42 из 100 сенаторов США, 216 из 435 членов палаты представителей и 1200 из 7420 законо­дателей штатов. Сдерживая рост налогов, мы также ищем пути реформирования налоговой системы.

Общее налоговое бремя в Соединенных Штатах составля­ет в настоящее время 30 процентов национального дохо­да. Тогда как перед второй мировой войной все правительственные расходы составляли около 10 процентов. И я ча­сто спрашиваю себя: не лучше ли было бы, если многое из того, что делает государство, ушло из его ведения? Пенсионные программы, например, гораздо лучше осуществля­ют частные фонды. Я уверен, что 30 процентов — это вдвое больше того, что нам нужно. Наша стратегическая цель — сократить вдвое налоговую нагрузку в течение ближайших 25 лет, чтобы цена правительства была не более 15 процентов.

Первый урок экономики — спрос и предложение взаимо­связаны. Если цена какого-либо товара растет — например, цена на бензин или нефть — то предложение возрастает, поскольку большее количество людей хочет заработать, продавая бензин и нефть по более высоким ценам. Но в то же время для большинства товаров рост предложения сопровождается обычно падением спроса, так как люди стараются сократить их потребление. Одно из последствий налогообложения — измене­ние цен. Для нас в Америке налоги — это деньги отданные государству. Если правительство повышает налоги, оно получает больше денег, а у людей, покупающих, ска­жем, тот же бензин, их остается меньше. И,следовательно, государство становится бо­гаче, а граждане — беднее из-за того, что они платят налоги.

Повторяю, любое повышение налогов ве­дет к изменению цен на товары, но люди часто забывают об этом. Например, если производство одного галлона бензина сто­ит два доллара, и налог составляет два дол­лара, то потребители платят по четыре дол­лара за галлон, а производители получают те же два доллара. То есть, у производителей нет стимула, производить больше, так как потребители начинают покупать меньше.

И это относится не только к бензину, но и к стоимости всех товаров, услуг и рабочей силы. Если вы устанавливаете налог на что-либо, то у вас этого «что-либо» становится меньше. Политики и налогоплательщики упускают это из виду. Но на свободном рынке цены говорят кое-что о стоимости труда, услуг, бриллиантов, песка, бензина и прочего. Короче говоря, налоги ведут к удорожанию товаров и услуг, сокращают спрос, не стимулируя рост предложения, и тем самым оказывают разрушительное дей­ствие на экономику. Именно поэтому необ­ходимо удерживать налоги на столь низком уровне, насколько это возможно. Конечно, у государства должны быть какие-то день­ги, но как много денег ему нужно — это от­дельный вопрос. Учитывая, что правитель­ство всегда стремится иметь побольше, а налогоплательщики хотят (во всяком слу­чае, должны хотеть), чтобы оно обходи­лось минимумом средств. Благодаря демо­кратическому процессу дискуссии об этом идут на всех уровнях государственного уп­равления.

Посмотрим, что произошло в США за по­следние сорок лет. В 1950 году в Соединен­ных Штатах уровень налогообложения достигал 90 процентов. Если вы получали, на­пример, доход в 100 тысяч долларов, а за­тем дополнительный доход в 100 долларов, то правительство из этого сверхдохода за­бирало себе 90 долларов. Такая политика была ужасным препятствием для людей, стремившихся заработать. Ведь если я по­лучаю сто долларов за сверхурочную рабо­ту, и правительство оставляет мне из них только десять, то зачем стараться? Лучше иметь больше времени для отдыха. Таким образом, экономика в целом теряла сотни долларов, так как люди не производили до­полнительные товары и услуги.

И то же самое происходит с инвестициями. Предположим, вы вкладываете в свой биз­нес тысячу долларов под десять процентов годовых и рассчитываете заработать сто долларов в год. Но при налоговой ставке в 90 процентов вы не получите свою при­быль — государство заберет у вас 90 долла­ров, оставив только десять. Именно по этой причине в таких странах, как Брита­ния, в 1960 годы покупали много «Мерседе­сов»: потреблять тогда было выгоднее, чем инвестировать. Купив машину за 20 тысяч долларов, вы должны были платить каж­дый год только 200 долларов — один про­цент налога на имущество. Следовательно, высокий налог на заработную плату и инвестиции, заведомо делают более выгодным отдых, а не работу, и потребление более привлекательным, чем инвестиции.

В США мы начали понимать это лишь не­сколько десятилетий назад, когда в 1963 го­ду, при Джоне Кеннеди, было произведено первое сокращение налогов, их верхняя граница была снижена с 90 до 70 процентов (то есть из заработанных ста долларов вы могли теперь сохранить 30 — стоимость сверхурочной работы и инвестиций утроилась!). В результате в 60-е годы США пере­живают экономический бум. Следующее снижение налогов произошло примерно через двадцать лет, после избрания в 1980 году президентом Рональда Рейгана. Верх­няя граница налоговых ставок на этот раз была снижена с 70 до 50 процентов. То есть при Рейгане государство стало забирать только половину заработанных денег, стои­мость сверхурочной работы и инвестиций почти удвоилась. Появилось гораздо боль­ше людей, работающих сверхурочно; резко возрос уровень накоплений и объем инвестиций.

Специалисты говорят, что рабочий день американцев длиннее, чем у французов, поскольку в США работать в субботу гораздо выгоднее, чем во Франции. Хотя при этом можно, разумеется, отдыхать и в субботу и брать отпуск в августе, как делают францу­зы, это ваше право. Но цена труда и отдыха изменилась — отдыхать стало дороже, так­ же как инвестировать — выгоднее, чем по­треблять.

В 1986 году Рейган сделал следующий шаг: верхняя граница налогов была вновь сни­жена с 50 процентов до 28. И таким образом, за восемь лет президентства Рейгана уровень накоплений увеличился с 30 до 72 — больше, чем вдвое. Затем президентом был избран Джордж Буш Старший, который поднял налоги с 28 до 31 про­цента, и в 1990 году началась рецессия. Он поднял налоги на заработки и инвестиции, и американцы стали меньше работать и вкладывать, что привело к замедлению эко­номического роста. При Клинтоне налоги также продолжали расти, их максимальная ставка достигла уже 38,6 процента.

Налоги бывают постоянными и временны­ми, и один из способов ограничения роста налогов — временное налогообложение на период кризиса. Как это происходило в некоторых американских штатах, когда в 90-е годы в них стал расти уровень правительст­венных расходов. И вместо того, чтобы сокращать их, губернаторы решили ввести новые налоги. Если имеет место временная проблема, то можно прибегнуть к такой ме­ре — на два-три года. Так поступили, в частности, власти Калифорнии во время рецес­сии 1991 года.

Важный способ ограничения роста налогов в США — голосование квалифицированно­го большинства (как правило, в две трети) для принятия решения о повышении нало­говых ставок. В Калифорнии для принятия такого решения требуется большинство в две трети в обеих палатах легислатуры шта­та. На местном уровне для повышения на­логов также требуется большинство в две трети в местных советах или от всего насе­ления города. Либо — это решение прини­мается на референдуме, поскольку основной местный налог в Калифорнии на не­движимость, и власти должны быть уверены, что большинство домовладельцев со­гласны платить повышенный налог.

В других штатах (например,в Колорадо) решение о повышении налогов может быть принято только рефе­рендумом. Ни губернатор, ни легислатура, ни мэр, ни местный совет не имеют права повышать налоги. Но они могут обратиться к на­роду с предложением о вве­дении какого-либо налога, и тогда решение принимается (либо отверга­ется) на избирательных участках.

В 24 (преимущественно западных) штатах существует также право гражданской инициативы. Оно означает, что граждане могут собирать подписи под проектом закона или конституционной поправки, которые за­тем принимаются референдумом в обход законодательного органа. В 1978 году, когда легислатура Колорадо расходовала слиш­ком много денег, именно таким путем был принят закон о сокращении налога на собственность. Было собрано пять тысяч под­писей, направленных затем в правительст­во штата, которое должно было провести референдум. Референдум состоялся, и из­биратели сказали закону «да». Таким обра­зом, почти в половине американских шта­тов граждане могут принимать решения о повышении или сокращении налогов.

Еще один способ ограничения налогов — конкуренция. Главное различие между Ев­ропой и Соединенными Штатами в вопро­сах налогообложения заключается в том, что европейцы пытаются сдерживать нало­говую конкуренцию внутри ЕС. Для нас же конкуренция — это существенный инстру­мент ограничения роста налогов и разрас­тания правительства. На мой взгляд, когда в Европе, например, в Ирландии, запреща­ют устанавливать низкие налоговые став­ки, которые могли бы способствовать ее экономическому росту, то такая политика самоубийственна. Это снижает в целом конкурентоспособность Европы в глобали­зирующемся мире, поскольку она пытается выстроить стены вокруг своей экономики, а не соревноваться с другими странами.

Америка нацелена на конкуренцию — как в мире, так и внутри страны. Поэтому мы приветствуем конкуренцию штатных и ме­стных правительств в создании на своей территории наиболее благоприятного налогового режима. Если рядом находятся два города, в одном из которых, например, выше налоги на спиртное, то люди, естест­венно, поедут покупать его в соседний го­род. В некоторых штатах есть налог с про­даж, и люди отправляются за крупными по­купками в тот штат, где такого налога нет. Вот эта способность людей перемещаться по стране и ставит предел попыткам прави­тельств поднимать налоги. Так города и штаты конкурируют между собой, предла­гая товары по более низкой цене. За по­следние десять лет в США свыше двух мил­лионов человек переехали из десяти шта­тов с самыми высокими налогами в десять штатов с самыми низкими налогами.

Например, в штате Массачусетс, где я живу, были самые высокие налоги, и многие люди покинули его. Тогда правительство штата начало сокращение налогов. Штат и город Нью-Йорк также потеряли значительную часть населения из-за высоких налогов, и губернатор штата тоже был вынужден сни­жать налоги.

Именно конкуренция помогает нам бо­роться за то, чтобы основные полномочия были не у федерального правительства, а у правительств штатов и местных органов. Ведь федеральное правительство одно, а штатов 50. И,если, например, образовани­ем занимаются штаты, то между ними воз­никает конкуренция. А если правительство в Вашингтоне — с одним шаблоном для всей страны, то это монополия, которая не мо­жет быть полезной.

Заняв пост президента, Джордж Буш (мл.) начал налоговую реформу. На наш взгляд, главная цель этой реформы — изменение подоходного налога. Подоходный налог — основной источник доходов государства, и он должен платиться один раз по единой ставке. Сейчас ставка подоходного налога колеблется по стране от 10 до 35 процентов, и его платят при получении жалова­ния, вложении денег в какой-либо бизнес, получении дивидендов по акциям и так да­лее. Поэтому мы добиваемся устранения двойного налогообложения и выравнива­ния налоговой ставки для всех граждан. Президент Буш провозгласил задачу ликви­дации двойного обложения дивидендов по акциям (когда налог платит и корпорация, и каждый акционер). Он предложил оста­вить один корпоративный налог, то есть отменить обложение дивидендов на инди­видуальном уровне. Это шаг по направле­нию к установлению единого налога, кото­рый платится один раз по одинаковой для всех ставке, поскольку это проще, справед­ливее и прозрачнее. Есть две принципи­ально важные вещи, касающиеся налогооб­ложения. Во-первых, налоговая система должна быть прозрачной, и, во-вторых, она должна быть как можно менее обреме­нительной.

Стоит также сказать, что в США есть нало­ги, для сбора которых правительству нуж­на полная информация о гражданине. На­пример, чтобы собирать налог на наследст­во, правительство хочет знать все об умер­шем: сколько у него было автомашин, сколько денег на банковских счетах, сколь­ко и каких акций, и даже, сколько у него зо­лотых зубов. Но правительство не должно иметь права на сбор такой информации, это не его дело, какие акции принадлежат частным лицам.

Налоги влияют на изменение цен и меняют экономическое поведение людей. И наша коалиция последовательно выступает за на­логовую реформу, чтобы налоги не мешали людям работать, копить и инвестировать.

Перевел с английского Всеволод Югов

Эдвард Берн2Джонс. Мартовские цветы. Около 1870