Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

XXI век: вызовы и угрозы

Концепция

Дискуссия

Наш анонс

Свобода и культура

Личный опыт

Идеи и понятия

Горизонты понимания

Nota bene

№ 35 (4) 2005

Свобода и ответственность дилетанта

Максим Трудолюбов, редактор отдела «Комментарии» газеты «Ведомости»

Сначала мысль воплощена

В поэму сжатую поэта,

Как дева юная, темна

Для невнимательного света;

Потом, осмелившись, она

Уже увертлива, речиста

Со всех сторон своих видна,

Как искушенная жена

В свободной прозе романиста;

Болтунья старая, затем

Она, подъемля крик нахальный,

Плодит в полемике журнальной

Давно уж ведомое всем.

(1838)

Продукцией журналистов всегда кто-ни­будь недоволен. Автор приведенного стихотворения поэт Евгений Баратын­ский поместил журналистику на ниж­нюю ступень в литературной иерархии. Конечно, это стихотворение было реп­ликой в полемике о роли поэзии, а не журналистики. Тогда спорили о том, что «лучше» — проза, поэзия или публицис­тика. Модно становилось отказывать поэзии в серьезнос­ти, говорить, что стихи — безделица, а проза и публицисти­ка — это серьезно и важно. Баратынский коротко и ясно объяснил, что к чему.

Ведомое всем

С тех пор эта ситуация изменилась не качественно, а количественно. «Давно уж ведомого всем» стало так много, что необходимость в услугах по сбору и обработке информа­ции выросла и будет расти. Журналисты являются и будут оставаться посредниками между узким кругом осведомлен­ных и гораздо более широким кругом «неосведомленных». Между немногими носителями информации и «массой». Спрос на новости и популяризацию будет существовать, поскольку большую часть наших знаний о мире мы, к сожа­лению, получаем не от специалистов, а от популяризато­ров, от посредников.

«Журналистика — это способ мышления, — пишет профессор Кеннет Миноуг в статье о журналистике «Власть безответственности» (TheNewCriterion. — 2005, vol. 23, 6). — Это мышление доминирует на телевиде­нии и в индустрии популяризации знаний. Специалист может избежать прессы в сво­ей области, но как только он выходит за ее пределы, он попадает в поток популяризо­ванной мысли». Информации настолько много, что мы можем получить ее только с помощью журналистики, ведь никому не под силу освоить университетские курсы по всем предметам. А значит, наши представления об окружающей действительно­сти настолько же надежны, насколько надежны журналисты.

Помимо понятного и неизбежного упрека в поверхностности, в списке претензий к журналистам еще очень много пунктов. «Пресса непропорционально негативна, — говорил на Давосском мероприятии, посвященном свободе прессы, американский конгрессмен-демократ Барни Фрэнк, которому, казалось бы, полагается защищать четвертую власть. — Журналисты заняты созданием новостей на пустом месте, при­чем негативных, поскольку бред продается лучше, чем качественное освещение собы­тий. Обсуждение, кстати, называлось «Пе­реживет ли демократия свободу СМИ». Еще претензии: безответственность, недоб­росовестность, ангажированность либо политическая, либо корпоративная, либо и та и другая вместе.

Есть известные и давно работающие спосо­бы лечения этих недугов. Некоторой страховкой от безответственности служит опасность судебного преследования. Проблемы, связанные с недобросовестной ре­портерской работой, можно минимизиро­вать, строго спрашивая исполнения внут­ренних этических правил. Это, впрочем, не всегда работает даже в таком развитом медийном пространстве, как американ­ское. Последний громкий пример — история репортера газеты New-YorkTimesДжей­сона Блэра, который в течение четырех лет занимался плагиатом, выдавая чужие материалы за свои. Против ангажирован­ности, как известно, до определенной степени помогает честное ведение издатель­ского бизнеса, именно издательского, а не какого-либо другого. Это когда журналис­ты конкурируют между собой за своевре­менность подачи новостей и качество ком­ментария, а не за кошельки лоббистов и политиков. Деньги при этом, в идеале, зара­батываются на честной рекламе и продаже редакционного продукта.

Системные проблемы

Даже идеальное средство массовой инфор­мации — принадлежащее издательской ком­пании, имеющее строгий кодекс, соблюда­ющее высокие журналистские стандарты и ответственно относящееся к законодатель­ству, — не изживет до конца всех упомяну­тых недостатков. Это проблемы систем­ные. Создать средство массовой информа­ции, которым все будут довольны, невоз­можно. Оно тогда перестанет быть либо средством, либо массовым, либо информа­цией.

Причина простая: от прессы (как, к слову, и от бизнеса в целом, если речь идет о так называемой социальной ответственности) все хотят разного.

Владельцам издательского бизнеса нужна, возможно, б6льшая доля рынка, дешевая рабочая сила, прибыль; редактору — с од­ной стороны, эксклюзивные новости, луч­шая, а значит, и дорогая рабочая сила; с дру­гой — влияние; журналист, с одной сторо­ны, стремится к конкурентному первенству в своей области и высокой зарплате, с дру­гой (иногда) — к получению высокооплачи­ваемой работы в бизнесе, часто в области связей с общественностью.

Игроки рынков, политики, все те, о ком пи­шет пресса, с одной стороны, желают позитивных новостей о себе, с другой — макси­мальной объективности о других. Аудито­рия в целом, с одной стороны, хочет пла­тить за объективную информацию, с другой — любит читать плохо проверенную информацию, слухи и разоблачения.

А есть еще интересы общества в целом, ко­торое хотело бы контроля над чиновника­ми и бизнесом со стороны прессы, честной конкурентной среды, которая порождает качественную прессу.

Нетрудно увидеть множество конфликтов интересов внутри каждой из групп, а так­же и между ними. Интересы акционеров могут противоречить интересам редакто­ра, стремление к влиянию может противо­речить стремлению к объективности. Объективности могут противоречить пла­ны журналиста получить работу в бизнесе или политике. Желание получать пози­тивную информацию о себе несовместимо со спросом на негатив по поводу всех ос­тальных.

Осознанный конфликт

Конфликты интересов, составляющие суть профессии, должны быть осознанными, чтобы работа строилась не на самообмане, а на осознанном выборе. Руководитель средства массовой информации лучше вы­явит миссию своего проекта, найдет ему ме­сто на рынке и обозначит для себя поля, в которых конкурировать стоит, и те, в которых не стоит, если четко определит свои координаты по отношению к следующим крайностям.

Легко представить себе график, одна ось которого представляет собой шкалу свобо­ды, а другая — степень ответственности за сказанное. При 10 баллах свободы и «нуле» ответственности мы получим площадную ругань перед максимально большой аудиторией, например по центральному телекана­лу. И наоборот, при низкой свободе и высо­кой ответственности за сказанное получим пресс-релиз. Где-то посередине и нужно ис­кать оптимальное для каждого СМИ — в за­висимости от жанра, качества и количества аудитории — соотношение свободы и ответ­ственности.

При этом уровень свободы всегда будет сдерживаться рисками, связанными с ответственностью — перед законом, перед читателем, перед рынком, перед источни­ками информации. В зависимости от того, на какой объем рисков издание готово ид­ти, определится и уровень самоограничений. Причем в определенной правовой среде и при определенных задачах СМИ эта внутренняя «цензура» может оказаться более жесткой, чем внешняя. В каких-то случаях журналист вынужден делать выбор между стремлением к объективности и же­ланием помочь политику или не навредить какому-нибудь общественному делу. Во мно­гих случаях еще одним аспектом выбора в системе координат свобода / ответствен­ность, является выбор альтернативы меж­ду независимостью и ангажированностью. Так что вопрос внешней цензуры, с точки зрения профессиональных проблем, наи­менее интересен.

Похожее упражнение можно проделать и с другими осями координат — например, най­ти нужную точку между глубиной и широ­той охвата темы. То есть между уходом в суть проблемы и необходимостью коротко и интересно подать историю для опреде­ленной аудитории. Есть еще множество ди­лемм, с которыми журналист и редактор сталкиваются каждый день — выбор между стремлением к объективности и красотой подачи; между честностью и обязательства­ми перед источниками информации; между точностью в деталях и обобщением; между фактом и мнением.

Более четкое самоопределение СМИ на рынке поможет не только издательскому бизнесу, но и обществу. Поскольку прессу как профессиональную корпорацию могут объединить в институт лишь общие меры и стандарты, например общее представление о важности различения между фактом и мнением, отказ от заказных публикаций, честная конкуренция на рекламном рынке. Место, выбранное изданием в упоминав­шейся системе координат, будет вполне ин­дивидуальным, важно, чтобы шкалы были общими. Дело не в воспроизведении стереотипных общих мест, а в осознании об­щих ценностей. Это не противоречит идее конкуренции, а лишь устанавливает понят­ные правила игры, как раз и необходимые для добросовестной конкуренции. Без об­щих правил пресса, при всех упомянутых системных противоречиях, не будет ни профессией, ни институтом общества.