Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Тема номера

Вызовы и угрозы

Дискуссия

Экономика и общество

Гражданское общество

Точка зрения

Горизонты понимания

Наш анонс

Nota bene

Номер № 77 (3-4) 2019

Погружение во французскую общественную жизнь

Алексей Гусев, депутат Совета депутатов муниципального округа Черемушки, Москва

В начале октября я принял участие в семинаре, организованном Министерством иностранных дел Франции и Ассоциацией школ политических исследований при Совете Европы. Встреча в Париже была посвящена роли гражданского общества и партисипативной демократии во Франции.

Эта поездка позволила мне понять, как устроено взаимодействие общества и власти во Франции, как работает местное самоуправление и как добиваются своих целей общественники и НКО.

Это был очень важный для меня опыт, так как я являюсь муниципальным депутатом одного из районов Москвы уже в течение семи лет. К сожалению, в моем родном городе одна из самых малополномочных систем органов местного самоуправления. Тем интереснее было увидеть иную систему в одной из самых развитых стран Европы.

В первый день была лекция преподавателя Католического института Парижа Софи Энос-Аттали, посвященная институтам и обществу Франции. В этой стране высокая вовлеченность населения в общественную жизнь. Причем влияние на принятие решений французы оказывают не только за счет участия в политических партиях, но также через профсоюзы и иные гражданские организации. Чуть позже была презентация «Движения Ассоциаций» от Фредерики Пфрундер и Марион Буано. Во Франции свыше полутора миллионов ассоциаций на 67 миллионов жителей. Ассоциации создают все — от защитников животных до спортсменов. Для их регистрации достаточно хотя бы двух граждан и официального заявления. Надо признать, что многие из ассоциаций существуют только на бумаге. Тем не менее подобный подход стимулирует развитие гражданского общества. Также упрощена регистрация политических партий. Чуть позже мы также побывали в Высшем совете ассоциаций.

Во второй день мы посетили Йенский дворец, пообщавшись с представителями экономического, социального и экологического советов, а также французского форума молодежи. Там удалось ознакомиться с системой работы касс взаимопомощи, а также с устройством социальной помощи во Франции. Здесь традиционно сильны левые позиции, поэтому приоритет отдается защите трудовых интересов граждан.

Профессор политических наук Доминик Андольфатто рассказал о движении профсоюзов. Во Франции есть семь основных ассоциаций профсоюзов, конкурирующих друг с другом. На сегодняшний день это одни из самых влиятельных организаций в стране. Им удалось добиться улучшения условий труда, намного более комфортных для работника, чем где бы то ни было. Во Франции работодателю почти невозможно добиться увольнения члена профсоюза (хотя не уверен, что это положительно сказывается на экономике).

Настоящим открытием в третий день семинара для меня была поездка в небольшой город Баньё, расположенный в пригороде Парижа, где мы посетили местный муниципалитет. Здесь есть настоящее местное самоуправление с полноценным бюджетом, сложенным из местных налогов без государственных субсидий. Все 800 работников бюджетной сферы города являются сотрудниками муниципалитета — от дворника до секретаря. Местный совет имеет полномочия не только (и не столько) в сфере благоустройства, но также и заведует вопросами транспорта, застройки. Баньё недавно добился проведения в город ветки парижского метро. Значительную часть деятельности занимает социальная помощь. Сам муниципалитет даже предоставляет жилье малоимущим гражданам.

На 40 000 жителей города приходится 39 депутатов, из которых 32 — коммунисты и социалисты. Город считается одним из самых бедных в департаменте Иль-де-Франс, поэтому левая направленность избирателей неудивительна. Стоит взять на заметку избирательную систему французов в местные органы власти. Мэр города (аналог нашего главы муниципального округа) избирается из числа депутатов, однако ситуация, когда депутаты не могут найти консенсус по вопросу его выбора, исключена. 20 из 39 мандатов определяются по пропорциональной системе: победившая партия автоматически получает 20 мест, а мэром становится первый кандидат в этом списке. Остальные девятнадцать мест определяются по мажоритарной системе, то есть выборы проходят также в округах. Таким образом, в любом созыве обязательно складывается правящая коалиция. Эта система выборов очень интересна, но, боюсь, что в российских реалиях она только упростит победу «Единой России» в условиях отсутствия иных развитых политических структур, фальсификаций и административного ресурса.

Тема вовлечения общества в политику была продолжена на четвертый день в рамках выступлений профессора Бенедикт Мадлен и Карин Клеман, рассказавшей о движении «желтых жилетов». Вопрос топливного налога вывел на улицу самые незащищенные слои французских граждан, желавших заявить о необходимости с собой считаться. Это движение поражает хотя бы тем, что не утихает уже год. Также в тот день мы были приняты в МИД Франции, где ознакомились с принципами взаимодействия наших двух стран. Было очень приятно увидеть живой интерес французов к России.

Вице-президент ассоциации «Альтернативы для городских проектов» подробно рассказал о такой насущной проблеме, как реновация, во Франции. В 1960–1970-е годы в Париже начался резкий приток мигрантов из бывших колоний и бедных регионов страны. Правительство приняло решение о переселении их из бараков в социальное многоэтажное жилье, в котором предполагалось селить мигрантов и местное население вперемешку — для ускорения их социализации. Эти многоэтажки строились практически без инфраструктуры — школ, больниц и поликлиник.

Очень быстро районы типовой высокоэтажной застройки превратились в гетто, куда не всегда решалась приезжать даже полиция. Коренные парижане покидали эти дома, а дети мигрантов никак не адаптировались, не посещая школы и вырастая в криминогенной обстановке. С начала XXI века было принято принципиальное решение начать снос высокоэтажных кварталов, обеспечивающих высокую скученность людей в одном месте. Как показывает практика, подобные кварталы быстро становятся гетто. Этих людей теперь переселяют в небольшие дома в 3–5 этажей.

В пятый день мы ознакомились с работой одной из французских «режи» (аналог российского ТОС — территориального общественного самоуправления). В отличие от России такой вид самоуправления довольно распространен во Франции: жители берут в свои руки управление своей территорией, администрируя всю хозяйственную деятельность. Причем, что любопытно, «режи» создаются в том числе и в неблагополучных районах города.

Под конец мы посетили экологов из организации Zero Waste (любопытно, что это первое англоязычное название организации во Франции, которое я встретил, — французы очень трепетно относятся ко всему, что связано с их языком). Организация пропагандирует переработку отходов и экономию ресурсов. Движение экологов является одним из самых авторитетных и многочисленных в Париже. Это было погружение во французскую общественную жизнь, я сумел почерпнуть много нового в области МСУ и работы общественных организаций. Конечно, Франция — далеко не идеал в моих глазах. Невозможно не заметить крайне сомнительную миграционную политику властей (в ряде районов Парижа бывшие жители колоний давно стали большинством, не желающим адаптироваться к местным традициям), ужасное экологическое положение города (на Марсовом поле бегают крысы, а общественные места удивляют разнообразием «непарфюмерных» запахов). В Париже очень много бездомных, государство не занимается лечением душевнобольных людей. Но все же это страна иной политической реальности — свободы, где жители могут почувствовать себя гражданами.