Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

Берлинский форум

Тема номера

Дискуссия

Точка зрения

Гражданское общество

In Memoriam

In Memoriam

Номер № 78 (1) 2020

О папе Франциске, католической церкви и мировой политике*

Марко Полити, писатель (Италия)

Просвещение, позитивизм, а вслед за ними возникновение марксистской и либеральной идеологий закономерно снизили значение религии в жизни общества. Но в конце XX века религиозное сознание вновь стало возрождаться, в том числе в форме агрессивного фундаментализма. «Невозможно было представить, что через десять лет после смерти папы Иоанна Павла II, который уделял столько внимания межрелигиозному диалогу, тысячи поляков встанут в цепочку вдоль границы страны и будут молиться о защите от мусульманского вторжения. Или кто бы мог себе представить, что появятся экстремистские фундаменталистские буддисты? Это же вообще парадокс! Ведь буддизм сам по себе подразумевает отсутствие какой-либо страсти»,— рассуждает автор нескольких книг о папстве Марко Полити. Он рассказал, какую роль играет католическая церковь в современном мире, как меняется религия и ее взаимоотношения с обществом и властью и какую позицию по ключевым вопросам занимает папа Франциск.

1. «Одна нация не может решать, как останавливать агрессора»: о терроризме, ксенофобии и популизме. Католицизм принципиально отличается от других религий. Если остальные конфессии так или иначе находились в подчинении у власти, например англиканская церковь, которую возглавляет британский монарх, то католическая церковь — это структура с собственным государственным устройством. Этому есть исторические причины: католическая церковь как бы продолжает традицию Римской империи, она позаимствовала у нее очень многое, прежде всего из терминологии. Например, курия — это избирательная группа в Древнем Риме, а теперь — верховный орган папской власти; диоцез — это провинция в восточной части Римской империи, а теперь — церковно-административная территориальная единица; энциклика — письма, которые император отправлял губернаторам различных провинций, а теперь — основной папский документ.

Католическая церковь, возглавляемая папой Франциском, хочет быть не догматической автократической организацией, а организацией, которая поддерживает братство, солидарность и милосердие. При этом недостаточно просто посещать церковь, нужно участвовать в достижении общих целей, заботиться об общем благе.

Ватикан имеет статус наблюдателя в ООН и в целом является глобальным игроком. Когда шла дискуссия вокруг решения президента США Джорджа Буша о вторжении в Ирак, Иоанн Павел II считал, что для него не было легального основания и в любом случае это не то решение, которое должна принимать одна страна. Его позиция привела к тому, что Чили и Мексика не поддержали ввод войск в Совбезе ООН, и администрация Буша и правительство премьер-министра Великобритании Тони Блэра лишились абсолютного большинства. Папа Франциск, в свою очередь, активно участвовал в предотвращении ввода войск в Сирию. Президент Обама в итоге отказался от этой идеи, а в конце своего срока признал, что это было правильным решением, иначе все обернулось бы катастрофой.

Папа Франциск регулярно поднимает тему борьбы с терроризмом: кто поддерживает эти террористические организации на мировом уровне, кто продает им оружие, кто покупает у них нефть? При этом он подчеркивает, что одна нация не может решать, как останавливать агрессора, борьба с терроризмом должна быть совместным действием. Папа постоянно говорит о том, что жертвами атак становятся не только христиане, но и езиды, и иудеи, и многие мусульмане: не стоит забывать, что теракты происходят и в исламских странах. И когда во Франции, недалеко от Руана, был убит священник, он не обвинял исламистов, он использовал религиозную метафору, сказав, что это «работа дьявола». Что он хотел сказать? Это личный выбор отдельного человека, который совершил убийство, но это не выбор и не действие религии. Претендовать на убийство от имени Бога — кощунство.

Еще одна проблема — ксенофобия. Сегодня нет «коричневых рубашек», нет полувоенных организаций, громящих города, нет нацистского приветствия, но если не быть бдительными, ксенофобия и крайний национализм могут ввести нас в сумрачные пределы, привести к бедствиям и войне. Папа говорит о том, что массовая миграция — величайшая гуманитарная катастрофа после Второй мировой войны. По его словам, отослать судно с мигрантами обратно в море, когда оно уже подошло к суше, — это не что иное, как акт войны: многие из тех, кто сейчас прибывает в Европу, ищут не лучшей жизни, а просто жизни. Итальянская католическая церковь приняла за последние несколько лет до 20 тысяч мигрантов. Это очень тяжелая борьба: мы знаем, в частности, о партии «Лига Севера» господина Сальвини, чья идеология основана исключительно на ксенофобии; до 30% воцерковленных католиков проголосовали за Сальвини.

Европа должна быть не крепостью, а открытым обществом для многостороннего сотрудничества, говорит папа Франциск, но при этом уточняет: наша миссия состоит в том, чтобы заботиться о хрупкости каждого человека и каждого народа. То есть благополучие и благоденствие, безусловно, должно быть внутри границ ЕС, но мы должны вносить вклад и в мировую гуманитарную ситуацию.

2. «Мудрость может происходить и из других традиций»: о межконфессиональных отношениях и совместных декларациях. Второй Ватиканский собор (1962–1965) произвел революцию в отношении восприятия других конфессий и подчеркнул мысль о едином боге для всех авраамических религий — христиан, иудеев и мусульман. Если еще у Мартина Лютера Кинга можно увидеть антисемитские нотки, то этот собор положил конец антииудейским настроениям. Иоанн Павел II говорил, что иудеи — это старшие братья христиан, а папа Бенедикт высказался более тонко, сказав, что иудеи — наши отцы в вере. Папа Франциск подчеркивает, что мудрость может происходить и из других церквей, и из других конфессий, и из других традиций. Плюрализм стал плодом, результатом многовековой истории.

Папа Франциск подписал два экуменических документа, важных для установления межконфессионального мира. Первый документ — совместное заявление с патриархом всея Руси Кириллом. Со времен Иоанна Павла II папа римский стремился встретиться с главой Русской православной церкви, но этой встречи не происходило. Наконец, после того как папа Франциск сказал, что готов приехать в любое место для встречи, она состоялась: 12 февраля 2016 года, на очень нейтральной территории — в Гаванском аэропорту. Ее результатом стал совместный документ, в котором говорится не только о необходимости поддерживать добрые отношения, но и о важности защиты христианства на Ближнем Востоке, где живут конфессии и группы, подвергающиеся гонениям и вынужденно покидающие свои места жительства в Ливане, Сирии и других странах. Почему лидеры русской православной и католической церквей озаботились состоянием христианских конфессий и паствы на Ближнем Востоке? Разумеется, не только потому, что Ближний Восток — родина христианства, а потому, что существование христианского сообщества в мусульманских странах важно в контексте секуляризации государства. Христианские сообщества — это проводник либерализации государства на Ближнем Востоке. Интересно и то, что в этом документе папа Франциск не оставил в стороне вопрос об униатах. Униатская церковь была попыткой католической церкви привлечь в свое лоно священников и паству, которые признавали власть папы, сохраняя при этом византийские обряды. Униатская церковь была и остается достаточно сильной в Украине, Польше и иных частях Восточной Европы. Униатские сообщества должны сохраняться, это часть нашей исторической традиции, говорится в заявлении, но речь не идет о необходимости распространении униатства.

Второй важный документ — совместная декларация с великим шейхом университета аль-Азхар в Каире, подписанная в Абу-Даби в феврале 2019 года. Она еще важнее по глобальному звучанию, поскольку является первым документом, подписанным главой католической церкви и представителем исламского духовенства после столетий конфликта и взаимного неприятия. Мы знаем, что мир ислама не имеет единой религиозной власти, это мир, разделенный между суннитами и шиитами, причем сунниты представляют собой большинство. Однако Каирский университет аль-Азхар воспринимается как центр теологии в суннитском мире. И великий шейх этого университета Ахмад ат-Тайиб обладает нравственной властью, которая распространяется далеко за пределы Египта и Ближнего Востока. Это в первую очередь документ, направленный против фундаментализма и террористических организаций. В нем сказано, что верующие в Бога видят в других ближних своих братьев и сестер, достойных любви и поддержки. Впервые две стороны согласились о необходимости развивать культуру диалога, противостоять воинствующему экстремизму и никогда не прибегать к языку ненависти и кровопролитию. В соответствии с документом, все конфессии и все религиозные группы обладают одинаковым достоинством, а все граждане — одинаковыми правами. Отдельно говорится и о правах женщин — на образование, на работу и на участие в политической жизни; о защите женщин от эксплуатации и восприятия их как товара, объекта удовольствия и предметного вульгарного восприятия женщин, которые ведут к унижению их достоинства.

Если бы эти слова сегодня были политической реальностью во всем мире, мы бы жили на другой планете. Но очень важно, что этот шаг был сделан в рамках межрелигиозного диалога.

3. «Любопытным образом стакан все время становится все выше и выше»: о проблеме неравенства и «новом рабстве». К сожалению, рабство — это не артефакт, присущий американским плантаторам двухвековой давности. Зачастую его обходят вниманием, о нем не пишут СМИ, но рабство присутствует в современном мире и об этом нам напоминает папа Франциск. «Новому рабству» он посвятил свое выступление на Генеральной Ассамблее ООН 25 сентября 2015 года. Это незаконная транспортировка людей, сексуальная эксплуатация детей, проституция, торговля органами, рабский труд и наркотрафик. Рабским трудом заняты 30 млн человек, и значительная часть из них — дети и женщины. Папа Франциск сказал, что нам необходимы институты, учреждения, которые непосредственным образом займутся решением этой проблемы.

Выйдя на балкон собора Святого Петра после своего избрания, папа Франциск стал говорить очень простым языком: мои братья кардиналы избрали папой меня, человека с края света. Это, конечно, ироничные слова: Буэнос-Айрес — это не край света, а метрополия с населением около 12 млн человек. Но в Буэнос-Айресе можно увидеть все контрасты современного мегаполиса — от самых богатых кварталов до трущоб люмпенов. Папа Франциск, будучи архиепископом Бергольо, довольно часто лично посещал кварталы бедноты Буэнос-Айреса, не пользуясь служебным автомобилем. Невероятно, что такие места в мире вообще существуют. Вспомнить одни эти металлические прутья на всех окнах или, например, аборты, когда неродившегося, выскобленного из чрева матери ребенка бросают в канаву и его пожирают псы — это реальность, которую видел архиепископ Бергольо. Один из главных предметов его озабоченности — растущее социальное неравенство.

Дети послевоенной эпохи ожидали, что будут жить лучше, чем их родители. Но, скорее всего, и жизнь наших детей не будет лучше: неравенство продолжает расти. На ежегодном Давосском форуме, который, в частности, посвящен этим вопросам, каждый год выступает неправительственная организация Oxfam с довольно печальными отчетами. В 2014 году богатством, равным состоянию половины населения Земли, обладали 85 человек, в 2016 году — 62 человека, а в 2018 году — уже только 8 человек. При этом 1% населения владеет примерно таким же состоянием, какое распределено между 98%. Есть теория о «просачивании богатства сверху вниз», которую любят ультралибералы, в особенности менеджеры в крупных банках и корпорациях. Она заключается в том, что если все идет хорошо и богатство накапливается, то оно просачивается через толщу земли, как вода, и всем будет хорошо. Кто-то получит больше, кто-то меньше, но в целом все будет неплохо. Но, как мы видим на примере отчетов, этого не происходит. И папа Франциск говорит: вы наливаете водичку в стакан и вода стекает по стенкам, но любопытным образом стакан все время становится все выше и выше.

Папа говорит, что важно слышать голос бедных и необходимо избегать разделения между экономикой и общим благом. Кто-то может сказать: у экономики есть свои правила, нужно заботиться только о выгоде, о доходах. Нет, нужно устранять разрыв между экономикой, ориентированной на прибыль, и экономическими спекуляциями, при этом понимая, что это не противостояние между капитализмом и антикапитализмом. Сейчас, учитывая феномен «желтых жилетов», мы снова слышим разговоры об ответственном капитализме, который противостоит хищному капитализму. И такие мысли высказывают не только религиозные лидеры, включая папу Франциска, но и, например, глава Федеральной резервной системы США Джанет Йеллен, занимавшая эту должность в 2014–2018 годах. Она открыто говорила о растущей пропасти между теми, кто стоит на вершине социальной пирамиды, и стагнирующим большинством; в этом, по ее словам, заключается опасность для американского общества, краеугольным камнем которого являются равные возможности.

Ситуацию нужно менять, полагает папа Франциск: если вы хотите сбалансированную экономическую систему, следует позаботиться в том числе о том, что в XX веке называлось помощью развивающимся странам. В то же самое время необходимо бороться и с огромной проблемой коррупции в этих странах. Это проблема, с которой мы очень хорошо знакомы — и в Италии, и в России, и в странах третьего мира.

4. «Папа Франциск связывает деградацию окружающей среды с деградацией социальной»: об экологии и развитии технологий. Папа Франциск стал первым римским папой, который издал энциклику, посвященную проблемам окружающей среды. Название энциклики — «Хвала тебе, Господи Боже мой, о всех твореньях Твоих» — вдохновлено строками из замечательного стихотворения святого Франциска Ассизского «Похвала творениям». Оно исполнено восхищения, в нем мы видим мостик между человеческим существом и творением природы: «Хвала Тебе, Господи Боже мой, о всех твореньях Твоих, и прежде всех — о господине брате солнце, Им день озаряется, им и мы просвещаемся»*.

Энциклика направлена всем людям планеты, которые думают о нашем общем доме: в ней говорится о нехватке чистой воды, влиянии промышленности на воду, изменении климата, парниковом эффекте. В ней интересно не только то, что папа говорит об экологии, но и то, что он пытается затронуть вопросы окружающей среды несколько необычным образом. В документе постулируются этические, моральные принципы и догмы, а потом они сопоставляются с реальностью. То есть папа Франциск говорит: таково наше наследие, а теперь давайте посмотрим, как оно соотносится с ситуацией на Земле. Он начинает с цитирования научных статей и, анализируя их, рассуждает о том, какой должна быть жизнь и поведение христианина в отношении окружающей среды.

При этом папа Франциск связывает деградацию окружающей среды с деградацией социальной. Поэтому эту энциклику нельзя называть сугубо экологической, она непосредственно связывает эрозию окружающей среды с социальными бедами. Например, пишет папа, в Африке мы видим новую тенденцию захвата земель: большие корпорации крупных государств, в частности Китая, арендуют сотни тысяч гектаров земли на длительный срок. Что это означает? Селения в этих местах, по сути, умрут. Может, кто-то станет рабочими этих предприятий, но гуманитарная ситуация изменится кардинально. Местные жители больше не хозяева своей земли, они покидают и будут покидать Африку. Когда большое число людей приезжают в урбанистические центры, это также ведет к снижению качества жизни: огромные города на планете зачастую неэффективны, они не самым экономным образом потребляют энергию и водные ресурсы. Таким образом, социальные изменения также подразумевают воздействие технологических инноваций на неравенство распределения ресурсов и социальное неравенство: растет насилие и новые формы социальной агрессии, растет преступность. За последнее столетие с развитием науки и технологий в жизни человечества произошли колоссальные изменения, но при этом мы должны признавать, что эти знания и достижения дали огромную власть тем, кто имеет экономические ресурсы.

Конечно же, наиболее уязвимыми здесь выступают неимущие слои населения, миллиарды людей, которые фактически исключаются из мирового прогресса. И мы видим подлинное стремление папы противостоять этому.

Записала Наталья Корченкова

Лоренцо Космати. Христос освобождает рабов , мозаика в церкви Сан Томмазо-ин-Формис (Рим). XII век