Общая тетрадь

вестник школы гражданского просвещения

 
 

Оглавление:

К читателю

Семинар

Тема номера

Вызовы и угрозы XXI века

Гражданское общество

Россия и Европейский союз

Ценности и интересы

Политэкономия российского капитализма

Региональная и муниципальная жизнь

Новые практики и институты

Интервью

Наш анонс

Nota bene

№ 2 (52) 2010

Тысячелетие несбывшихся надежд

Анастасия Корникова, выпускница Школы (Ярославль)

Тысячелетие Ярославля, которое будет отмечаться в сентябре, уже называют праздником несбывшихся надежд. Несмотря на то, что несколько лет назад Оргкомитет по празднованию юбилея возглавил президент, а год назад Ярославль стал «российским Давосом», приняв у себя международную конференцию по глобальной безопасности, чуда не произошло. Ничего в городе принципиально не изменилось, кроме набережной и нескольких проспектов (которые, кстати, недоделаны до сих пор). Новые «объекты», которые должны были сделать Ярославль центром туризма, готовы лишь наполовину, новый больничный корпус и перинатальный центр будут достроены и оснащены не раньше, чем через несколько лет. И виной тому не только кризис…

О том, почему Ярославлю так и не удалось использовать Тысячелетие «по назначению», я решила побеседовать с ярославским политтехнологом, а также бывшим чиновником, депутатом и выпускником Московской школы политических исследований Павлом Исаевым, знающим изнутри «кухню» многих процессов и способным дать адекватную оценку происходящему.

 

Анастасия Корникова, выпускница Школы (Ярославль):

Когда пять лет назад о Тысячелетии начали говорить громко и широко, оно казалось мощным фактором объединения власти и горожан…

 

Павел Исаев:

Не скажите. Для политической элиты была интересна в первую очередь экономическая составляющая вопроса. В первую очередь в этом видели повод для «подтягивания» в регион больших ресурсов, строительства новых объектов, которые воспринимались бы как личный вклад отдельных руководителей в развитие города и области, но никак не символ единения. Тем более что именно Тысячелетие в свое время стало разобщать областную и городскую власти: очень сложно было договориться о том, кто будет лицом Тысячелетия, а главное — его финансовым оператором.

Поворотным моментом для региональной элиты стало Тысячелетие Казани. Увидев татарский размах и оценив объемы инвестиций, наши власти тоже решили проявить инициативу и на этом заработать определенные очки. Кроме того, Тысячелетие позволило легко обосновать продление полномочий городской власти, став одной из главных тем на муниципальных выборах. Тогда появился слоган «Древний город, устремленный в будущее». Основной посыл городской избирательной компании заключался в том, что людям, которые начали этот масштабный проект, и в первую очередь мэру, надо дать возможность реализовать задуманное.

 

Анастасия Корникова:

Были ли привлечены какие-то специалисты в области регионального маркетинга для разработки стратегии под грядущее Тысячелетие?

 

Павел Исаев:

Конечно, нет. Дело в том, что у нас в регионе слишком мало специалистов в этой области. А что касается стратегии развития территорий, то наши чиновники в большинстве своем выходцы из советской элиты, поэтому в них до сих пор жива привычка «привязывать» все к каким-то датам. То есть построить к празднику какие-то объекты, провести мероприятие и получить под это деньги.

Тысячелетие могло бы стать поводом для создания и продвижения всероссийского бренда Ярославля, определения уникальной идентичности города в России и в мире, что в свою очередь положительно сказалось бы на привлечении новых инвесторов, увеличении количества рабочих мест, росте рождаемости и уровне доходов. Однако у нас, по сути, все свелось к строительству неких объектов, которые в теории могли бы привлечь туристов и заинтересовать горожан. Самое комичное в этой ситуации то, что в силу различных обстоятельств из всех запланированных проектов у нас реально успели построить только первую очередь зоопарка, воздвигнуть храм в центре города и провести реконструкцию набережной в историческом центре (причем все эти объекты строились на частные пожертвования без участия бюджета). Все остальные так называемые объекты Тысячелетия находятся в стадии пожарного строительства, сроки сдачи их неочевидны, в городе гарантированно будут стоять только макеты этих объектов — «начинку» не успеют сделать ни при каких обстоятельствах.

 

Анастасия Корникова:

Когда у федеральных властей появилось понимание того, что юбилей Ярославля должен стать событием общероссийского масштаба?

 

Павел Исаев:

Думаю, года четыре назад, причем тему эту пришлось долго «пробивать» — ездить в Москву и убеждать руководство страны в необходимости поддержки. При этом опросы общественного мнения показывали, что население воспринимает свой миллениум со скепсисом и отнюдь не считает, что он может как-то повлиять на жизнь простых горожан.

Тогда начали предпринимать попытки вовлечь население в подготовку к празднику. Были даже инициированы общественные слушания, к которым привлекались эксперты местного масштаба: представители общественных организаций, бизнеса и СМИ. На повестке дня стоял вопрос: чего же хотят горожане от Тысячелетия? Однако эксперты к мозговому штурму были не готовы и потому никаких конструктивных решений не предлагали, а их главный тезис сводился к тому, что мы, мол, хотим жить хорошо, а уж что для этого сделать — придумывайте сами.

Вскоре в городе началась настоящая вакханалия проектов: самые разные люди присылали в мэрию гимны, эмблемы, слоганы Тысячелетия. Что называется, «дешево и сердито» — своего рода связи с общественностью без всяких затрат. Потом из всего многообразия предложений были отобраны наиболее адекватные проекты, которые мог бы поддержать городской фонд Тысячелетия: строительство храма в одном из спальных районов города, строительство зоопарка, реконструкция волжской набережной и строительство планетария, поскольку Ярославль является родиной Валентины Терешковой. В итоге выбрали все, на что хватило фантазии.

 

Анастасия Корникова:

Насколько мне известно, этот полет фантазии долго не находил поддержки в правительстве. Почему?

 

Павел Исаев:

Эти планы оформились в перечень проектов на сумму около 40 млрд рублей, которые полностью или частично предлагалось покрыть за счет средств Федерации. Оргкомитет по подготовке к Тысячелетию возглавлял тогда Герман Греф; соответственно, ему и представителям профильных министерств, также входивших в эту структуру, наш мэр и губернатор отвозили проекты на согласование. Потом по соответствующим министерствам ходил губернатор, «выбивая» финансирование.

В 2007 году большой радостью стало согласование областной администрацией проекта культурно-зрелищного центра. В городе пока нет ни одного зала на две тысячи мест, но теперь нам пообещали выделить два млрд рублей на строительство такого центра. Это было преподнесено как личный подарок президента Владимира Путина. Правда, Греф предложил «переформатировать» его из конгресс-центра в культурно-зрелищный центр, чтобы расширить возможности функционального использования нового объекта. Вообще Герман Оскарович большой эстет, и с его подачи региональные власти вынуждены были многократно переделывать проектную документацию объектов Тысячелетия. Все эти проекты он подвергал жесточайшей критике. Например, первый проект планетария, который в первоначальном варианте, по мнению Грефа, больше походил на конюшню, пришлось пересматривать несколько раз. Соответственно, деньги на реализацию долго не выделялись.

В итоге процесс согласования завершился поздно, а само строительство объектов началось только в 2008 году. И тут грянул кризис. Если Федерация еще хоть как-то продолжала выполнять свои финансовые обязательства, то частные инвесторы практически полностью свернули деятельность. Все проекты отелей были «заморожены», и в итоге из десяти обещанных гостиниц к Тысячелетию будут введены в эксплуатацию только две (бронирование уже открыто, но строители даже не приступили к внутренней отделке помещений). Не менее удручающе выглядит реконструкция дорог: власти долго решали, какие подрядчики будут ими заниматься и через кого пойдут деньги. Конфликт интересов вызвал судебные разбирательства; соответственно, сроки конкурса перенесли с мая на август, а к самой реконструкции приступили лишь в сентябре — октябре прошлого года. В итоге сейчас так до конца и не ясно, успеют ли наши доблестные строители закончить ремонт к прибытию президентского кортежа.

Что касается культурно-зрелищного центра, то, видимо, достроить к сроку успеют только коробку. Хотя изначально предполагалось, что международная конференция или, как ее называют, «мировой политический форум», в этом году будет проводиться уже в нем.

 

Анастасия Корникова:

По всей видимости, конференция станет главным событием в ходе торжественных мероприятий Тысячелетия. Однако есть ли уверенность, что и впоследствии она будет ежегодно проводиться именно на ярославской площадке?

 

Павел Исаев:

Думаю, ее судьба будет решаться как раз по итогам сентября, поскольку однозначного понимания того, что подобное мероприятие необходимо проводить каждый год в одном и том же режиме, у администрации президента пока нет. Хотя эта конференция обещает быть гораздо более серьезной и с точки зрения организации, и по числу статусных гостей. Ведь в прошлом году организаторы планировали пригласить более десяти глав иностранных государств, а было лишь два премьер-министра.

 

Анастасия Корникова:

По сути, Тысячелетие для ярославской власти будет настоящим апокалипсисом. Ведь главой оргкомитета на сегодняшний день является сам Дмитрий Медведев, и очевидный провал нашего глобального празднования будет соответственно и его провалом…

 

Павел Исаев:

То, что Тысячелетие провалено, а заявленные планы и амбиции не реализованы, думаю, скоро будет очевидно для всех. Вопрос, который сейчас волнует региональные элиты, заключается в том, кому предстоит за это отвечать. Думаю, все-таки не Медведеву. Варианта три: мэр, губернатор или мировой экономический кризис. Естественно, губернатор может «перевести стрелки» на бывшее руководство области, которое вставляло палки в колеса. Или на мэрию, которая не умеет работать. Или на кризис, который унес частные инвестиции.

Но велики шансы и на то, что мэру дадут орден и выпроводят на заслуженный отдых. Публичной порки не будет: сечь «своих» у нас пока не принято. Тем более какой смысл заявлять, что мы не справились с подготовкой к празднику, да еще под началом президента? Возможно, мэр вообще тихо уйдет в результате выборов весной 2012 года. А горожане вряд ли будут подавать голос. Ведь у них нет нереализованных ожиданий, они изначально не относилось к Тысячелетию серьезно.

Павел Исаев, политтехнолог, а также бывший чиновник, депутат и выпускник Московской школы политических исследованийПавел Исаев: ...реально успели построить первую очередь зоопарка, храм в центре города