Общая тетрадь

вестник московской школы гражданского просвещения

 
 

Книги

Richard Pipes. Alexander Yakovlev: The Мап Whose Ideas Delivered Rиssiа from Communism. DeKalb, IL: Northern Illinois University Press, 2015. — X, 152 p.

Раскаявшийся коммунист

Андрей Захаров

Александр Николаевич Яковлев, зна­менитый «прораб перестройки», писал ужасные тексты. Так, в одной из своих брошюр он, в качестве посла Советского Союза не понаслышке знавший о канадской жизни, заявлял, что Канада давно превратилась в полицейское государство, ужасно терзающее своих граждан. В других работах он бичевал американский империализм, агрессивный блок НАТО, циничный мир чистогана и прочие реликты прошлого, мешав­шие мирному процветанию СССР. Одновременно тот же человек разрабатывал планы коренной реконструк­ции советской системы, предполагав­шие ее либерализацию в классиче­ском смысле слова и включавшие переход к рыночной экономике, внед­рение конкурентных выборов и прочее. К этим проектам оказался восприимчив Михаил Горбачев, только-только собиравшийся затеять свою перестройку. Более того, многие считают, что все основные идеи, озвученные новым генеральным секретарем ЦК КПСС в бурные пере­строечные годы, были сформулированы именно Яковлевым. Книга написана в жанре исторической биографии: автор проходит по всем эта­пам жизненного пути Яковлева, первостепенное внимание, уделяя, есте­ственно, его деятельности в годы перестройки. Он особо останавлива­ется на сложных взаимоотношениях своего героя с Горбачевым, не оце­нившим, как полагает Пайпс, своего сподвижника в полной мере. В приложении даются два яковлевских текста: первый из них написан в 1972-м, в годы самого дремучего застоя, а второй — в 1985-м, в разгар перестройки.

Объясняя свой интерес к столь противоречивой фигуре, какой, судя по авторскому описанию, был Яковлев, американский историк пишет, что его герой «не разделял убеждения большинства русских в том, что государство обязано во всем опекать своих граждан, защищая их от внутрен­них и внешних угроз; [отстаиваемая им] трактовка роли государства в духе "не лезьте не в свое дело" не имеет прецедентов в русской полити­ческой культуре» (р. IX). Это, в свою очередь, превращало члена ЦК в самого настоящего либерала. Увлекаясь в последние годы малыми лите­ратурными формами, Ричард Пайпс уже предложил читателям несколько ярких исторических портретов: народовольца и сотрудника охранки Сергея Дегаева, еще одного народовольца, а потом и монархиста Льва Тихомирова, министра народного просвещения графа Сергея Уварова. Но, насколько мне известно, советские персоналии среди героев амери­канского историка прежде отсутствовали. Теперь же галерею пополнил один из самых видных и неоднозначных деятелей перестройки. Разумеется, главным вопросом, интересовавшим автора, стал вопрос о том, откуда в недрах коммунистической системы появлялись подобные люди, в конечном итоге ее ниспровергшие.

Прочитав новую книгу, четкого ответа на это лично я не получил. Исходя из авторского описания, появление Яковлева было абсолютно случай­ным. В партийном аппаратчике, преданно служившим коммунистическо­му режиму, ни на каком этапе его жизненного пути нельзя было разгля­деть реформатора. И все же он таковым стал, что нельзя не признать бес­спорным фактом. Отсюда, собственно, и гипотеза, к которой подводит чтение нового сочинения американского историка. Системы, выпячи­вающие на первый план личность и пренебрегающие институтами, — а в России при всех режимах политическая система оставалась именно такой — реформируются не закономерным, а случайным образом. Их судьбы зависят от воли конкретных людей, непредсказуемо трансформи­рующейся. Такое открытие и разочаровывает, и воодушевляет одновре­менно. Как и любая хроническая диктатура, российская политическая система обваливается и расползается всякий раз, когда верхушку пира­миды покидает очередной вождь. Это нехорошо, потому что подобный процесс всегда отягощен немалыми издержками, как для государства, так и для его граждан. Но с этим же обстоятельством связана и определенная надежда. Реформатор в России может появиться буквально в любой момент — даже тогда, когда его совсем не ждут. Откуда появились Яковлев и Горбачев? Да ниоткуда. Трудно было вообразить себе, что ком­мунистическая система произведет таких новаторов. Прилагая ту же мысль к современности, уместно спросить себя: а может ли атмосфера современной России родить преобразователей, способных очистить боло­то нынешнего царствования? На первый взгляд, это почти невероятно; но на второй взгляд, как свидетельствует изучение советской истории, — очень даже возможно. Надеждой на это, собственно, и живем. И тексты Пайпса поддерживают эту надежду.

comments powered by Disqus

Из последнего